Особенности некоторых показателей физического развития и частота встречаемости отдельных соматических типов женщин старших возрастных групп

РезюмеВ статье представлены антропометрические показатели 251 женщины старческого возраста (75-90 лет) и 125 долгожительниц (в возрасте 90-98 лет) славянского этноса, проживающих в Москве и Московской области. Установлены достоверные различия основных антропометрических показателей между двумя возрастными группами. Средние значения массы тела, длины тела стоя (роста), обхватных размеров и величин кожно-жировых складок были достоверно ниже у долгожительниц по сравнению с представительницами старческого возраста, тогда как линейные размеры (диаметры) не имели статистически значимых отличий. Соматотипологический анализ выявил разную частоту встречаемости соматотипов и преобладание 3 основных типов среди женщин старческого возраста и долгожительниц: астенический (32,2-34,0%), пикнический (29,3-30%) и эурипластический (20,0-21,2%). Также выявлены особенности компонентного состава тела женщин старческого возраста и долгожительниц. Расчетный показатель абсолютного количества костной ткани у женщин не различался, а относительное количество костной ткани в старческом возрасте (15,30±0,21%) было в 1,11 раза меньше (р<0,05), чем у долгожительниц (17,05±0,17%). Содержание жирового и мышечного компонентов тела было достоверно (р<0,05) ниже у долгожительниц по сравнению

Ключевые слова:тип телосложения, физическое развитие, антропометрия, биоимпедансометрия, женщины старческого возраста, женщины-долгожительницы

Вопр. питания. 2016. № 5. С. 22-27.

Внастоящее время наблюдается тенденция к старе­нию населения Земли, которая отражена в кратко-и долгосрочных прогнозах увеличения продолжитель­ности активной жизни людей как в возрасте 60 лет и старше, так и в возрастной группе старше 80 лет. По прогнозам специалистов, преобладающее боль­шинство среди пожилых людей будут составлять женщины [1, 2].

Старением населения демографы называют увели­чение относительной доли лиц пожилого возраста. На­селение страны считается постаревшим или стареющим, когда эта доля превышает 7-8% общей его численности. В России 1/5 часть населения (по данным 1999 г.) - пожилые люди [3, 4].

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), принята следующая возрастная периодизация и характеристика индивидуального развития человека: возраст от 60 до 74 лет рассматривается как по­жилой, 75 лет и старше - старческий, возраст 90 лет и старше - долгожители [5, 6]. Однако такое разграничение на периоды является условным, поскольку календар­ный и биологический, а также психологический возраст не всегда совпадают. Старение - это наследственно запрограммированный процесс, сопровождающийся закономерно возникающими в организме возрастными изменениями. Физиологическая старость является ста­ростью практически здоровых людей, она не осложнена какими-либо патологическими процессами [7]. Однако изменения, происходящие в организме в процессе ста­рения, при определенном стечении обстоятельств могут стать основой развития болезней [8]. Процессы старе­ния характеризуются постепенными инволютивными изменениями в большинстве тканей, органов и систем, что влечет за собой изменение их функциональных возможностей и, как следствие, функциональных воз­можностей всего организма [9]. Снижается общая фи­зическая активность, ухудшается состояние здоровья, происходит рост числа хронических заболеваний. На­рушаются процессы иммунного ответа, вследствие чего повышается восприимчивость к инфекциям и росту злокачественных новообразований [10]. Возрастные сдвиги могут суммироваться с патологическими и перерастать в болезни. Полиморбидность возникает, как правило, за счет хронических заболеваний; одновременно могут развиваться 3-5 заболеваний и больше.

Общими изменениями в организме, которые про­исходят в процессе старения, являются уменьшение содержания общей и внутриклеточной жидкости, незначительное увеличение внеклеточной жидкости, ре­дукция мышечной массы (саркопения) и снижение мышечной силы, нарушение структуры и количест­ва костной массы, снижение показателей основного обмена организма, увеличение количества жировой массы тела, повышение уровня глюкозы в крови [11].

Уровень заболеваемости у пожилых (60-74 года) почти в 2 раза выше, а у лиц старческого возраста (75 лет и старше) - в 6 раз выше, чем у лиц молодого возраста. Отмечено, что население старших возрастов страдает множественными тяжелыми хроническими заболева­ниями, протекающими на фоне сниженных компенса­торных возможностей [12].

Принимая во внимание особенности возрастных изменений организма, которые определяют актуаль­ность проведения медико-социальных мероприятий, основными задачами гериатрии являются сохранение физического и психического здоровья и социально­го благополучия пожилых и старых людей. Основой сохранения здоровья старших возрастных групп яв­ляется не только квалифицированное лечение, но и грамотная профилактика, которая подразумевает под собой прочный фундамент знаний и возможностей медицины.

В современной литературе превалируют исследо­вания, посвященные изучению физического развития и конституциональных особенностей детского, юношеского и зрелого возрастов, и практически не уде­ляется внимания проблемам старческого возраста и долгожительства, которые напрямую связаны с увеличением срока активной жизнедеятельности. Между тем в связи с увеличением средней продолжительности жизни населения, знания в области гериатрии должны постоянно пополняться и совершенствоваться. Немало­важной является та сфера знаний, которая составляет основу здоровья - это физическое развитие. В пожилом и старческом возрасте физическое развитие претер­певает ряд закономерных изменений и имеет свои особенности.

Конституциональная диагностика является важным этапом в решении задач медицинской антропологии. В настоящее время сложно прогнозировать возможность развития и особенности протекания патологичес­ких процессов у конкретного человека без учета типа его телосложения [13]. Конституция является базовой характеристикой целостного организма, которая дает всецелое представление о количественном единстве его биологической организации [14]. Изучение инди­видуально типологических особенностей популяции является одной из первостепенных задач профилак­тического направления медицины [15]. Данный под­ход открывает новые перспективы ранней диагностики и профилактики заболеваний [16].

Расширение знаний в этих фундаментальных об­ластях науки поможет осуществлять своевременную профилактику, а также лечение болезней старших воз­растных групп на индивидуальном уровне, что является приоритетной задачей современной медицины.

Цель исследования - выявить закономерности воз­растной изменчивости основных антропометрических показателей и компонентного состава тела, определяющих соматотип, у женщин при переходе от старческого возраста к долгожительству в условиях относительной нормы.

Материал и методы

В рамках данного исследования были изучены осо­бенности физического развития, компонентного со­става тела и телосложения у 376 представительниц двух старших возрастных групп - женщин старческого возраста (75-90 лет, n=251) и долгожительниц (старше 90 лет, n=125) - жительниц Москвы и Московской области, славянского этноса. Средний возраст обследо­ванных составил 88,3±2,5 года, возрастной интервал обследованных - 75-98 лет.

Проведено комплексное антропометрическое обследо­вание по унифицированной методике [6] с использовани­ем антропометрического и медицинского оборудования: медицинский ростомер, стандартные медицинские весы, скользящий металлический циркуль, прорезиненная сан­тиметровая лента и калипер. Измеряли 25 антропомет­рических показателей: массу тела, рост, 8 обхватных (окружности) и 7 линейных размеров (диаметры), толщи­ну 8 кожно-жировых складок (КЖС) путем калиперометрии [6, 17]. Методом биоимпедансометрии с помощью прибора АВС-01 ("Медасс", РФ) [18, 19] определяли компонентный состав тела, в частности абсолютные и от­носительные показатели мышечного и жирового компо­нентов. Содержание костного компонента рассчитывали по формуле J. Majeika (1921 г.) [20].

Соматотипирование женщин проводили по схеме Галанта-Чтецова-Никитюка (1978, 1979 гг.) [21, 22], ос­нованной на объективных диагностических признаках, по величинам определенных размеров тела. Эта схема позволяет переводить абсолютные значения измерен­ных признаков в баллы согласно разработанной норма­тивной таблице. Соматотип у женщин определяется с помощью набора признаков, характеризующих разви­тие костного и жирового (масса общего жира) компонен­тов массы тела. Для костного компонента измеряются 2 диаметра (запястья и лодыжки - в миллиметрах) и 2 обхвата (запястья и над лодыжками в миллиметрах). Для жирового компонента - 4 КЖС (спины, плеча спе­реди, живота и бедра - в миллиметрах) с последующим вычислением среднего показателя КЖС.

Статистическая обработка данных включала вычис­ление среднего арифметического, ошибки среднего; достоверность различий определяли методом доверительных интервалов.

Результаты и обсуждение

Антропометрические показатели, характеризующие физическое развитие женщин старческого возраста и долгожительниц, представлены в таблице.

Установлены различия основных антропометричес­ких показателей между двумя возрастными группами. Долгожительницы отличаются от женщин старческо­го возраста меньшими значениями всех измеренных антропометрических показателей. Средние значения массы тела у долгожительниц меньше на 12,6% (р<0,05), что можно объяснить снижением общего количества жировой, мышечной и костной тканей с возрастом. По­казатели роста меньше на 3,8% (р<0,05), что связано с общими инволютивными изменениями опорно-дви­гательного аппарата (в первую очередь позвоночника) с возрастом. Обхватные размеры плеча меньше на 13,8%, предплечья - на 10,3%, запястья - на 20,6%, бедра - на 7,7%, голени - на 17,1%, над лодыжкой - на 15,2%, груди - на 7,3% и ягодиц - на 5,9%, что обусловлено общими морфологическими изменениями мяг­ких тканей - жировой ткани и скелетной мускулатуры (различие всех 8 показателей статистически значимы, p<0,05). Все измеренные линейные размеры статисти­чески значимо не различались, что объясняется тем, что костные структуры менее всего претерпевают изменения с возрастом и показатели поперечных диа­метров менее всего склонны к изменениям в процессе инволюции по сравнению с мягкими тканями. Величины всех 8 измеренных КЖС статистически значимо разли­чались (p<0,05). КЖС на передней поверхности плеча у долгожительниц была меньше в 1,5 раза, КЖС на задней поверхности плеча меньше в 1,16 раза, КЖС на внутренней поверхности предплечья - в 1,6 раза, КЖС на спине, груди и животе меньше в 1,5 раза, КЖС на бедре и голени - в 1,3 раза по сравнению с размерами КЖС у женщин старческого возраста.

Анализ данных состава тела выявил, что расчетный показатель абсолютного количества костной ткани (костная масса тела - КМТ) у женщин старческого возраста составил 11,14±0,22 кг и практически не отли­чался от такового у долгожительниц (10,85±0,29 кг), что согласуется с данными литературы. Однако относитель­ное количество костной ткани в старческом возрасте (15,30±0,21%) в 1,11 раза меньше (р<0,05), чем у долго­жительниц (17,05±0,17%).

Содержание жирового и мышечного компонентов тела достоверно ниже у долгожительниц по сравнению с показателями лиц старческого возраста. Абсолютное количество жировой массы тела (ЖМТ) у долгожи­тельниц составило 9,15±1,22 кг, что меньше в 1,43 раза (р<0,05) по сравнению с параметром у женщин старческого возраста (13,13±0,49 кг). Относительное коли­чество жировой массы тела у долгожительниц соста­вило 14,39±0,26%, что меньше в 1,25 раза (р<0,05) по сравнению с таковым у лиц старческого возраста (18,04± 0,05%). Абсолютное количество мышечной массы тела (ММТ) у долгожительниц составило 23,04±0,26 кг, что меньше в 1,22 раза (p<0,05) по сравнению со старческим возрастом (28,06±0,47 кг). Относительное количество мышечной массы тела у долгожительниц (36,22±0,15%) было в 1,06 раза (р<0,05) меньше по сравнению с показателем лиц старческого возраста (38,54±0,16%).

Полученные нами данные показывают, что нарастаю­щая с возрастом редукция жировой и мышечной ткани в старших возрастных группах влияет как на показатели общей массы тела, так и на его компонентный состав (рис. 1).

На рис. 2 представлено распределение женщин стар­ческого возраста и долгожительниц по типам конститу­ции в обследованной популяционной выборке.

Соматотипирование показало, что у женщин старчес­кого возраста и долгожительниц не наблюдалось сущес­твенных различий в соотношении соматических типов в популяции. Это полностью соответствует мнению многих исследователей о том, что на протяжении постнатального онтогенеза соматотип не претерпевает значительных из­менений, может переходить только в соседние смежные типы, но не может изменяться радикально [6, 10]. Среди женщин старших возрастных групп было выявлено преобладание астенического, пикнического и эурипластического соматотипов; минимально были представлены атлетический и субатлетический типы телосложения. Жен­щины стенопластического типа определялись в 6,9-7,4%, а мезопластического типа - 4,8-6,5% случаев. Такие дан­ные были прогнозируемы нами в связи с характерными особенностями физического статуса женщин старших возрастных групп, среди которых крайне редки случаи выявления атлетического и субатлетического соматотипов, которые характеризуются высоким содержанием мышечного и костного компонентов тела. Ведь чаще всего индивидуальные особенности старения проявляются про­цессами астенизации и уменьшением содержания мягких тканей, что соответствует характеристикам астенического соматотипа, либо увеличением содержанием жирового компонента тела, что является признаком пикнического и эурипластического соматотипов.

Таким образом, проведенный нами комплекс исследо­ваний позволил получить нормативные характеристики физического развития женщин старших возрастных групп (старческий возраст и период долгожительства) и опреде­лить особенности состава тела и соматотипологические особенности этих возрастных групп. Полученные в ходе исследования результаты дополняют имеющиеся в лите­ратуре данные и имеют прогностическое и диагностичес­кое значение для общей и частной медицины.

Литература

1. Владимиров Д.Г. Старшее поколение как фактор экономическо­го развития России // Социол. исслед. 2004. № 4. С. 57-60.

2. Осколкова О. Старение населения в странах ЕС // Мировая эко­номика и международные отношения. 1999. № 10. С. 74-88.

3. Писарев А.В. Демографическое старение в России: жизнеде­ятельность пожилого населения. М. : ЦСП, 2005. 254 с.

4. Садалиева Э.М., Балабанов С.С. Пожилой человек в центральной России // Социс. 1999. № 12. С. 54-64.

5. Здоровье пожилых // Доклад Комитета экспертов ВОЗ. Женева, 1992.

6. Петухов А.Б., Никитюк Д.Б., Сергеев В.Н. Медицинская антропо­логия: анализ и перспективы развития в клинической практике / под общ. ред. Д.Б. Никитюка. М. : Медпрактика-М, 2015. 525 с.

7. Кучма В.Р., Донцов В.И., Крутько В.Н. и др. Этапы жизнедеятель­ности человека и медицинские услуги в разные возрастные периоды. М. : Академия, 2002. 396 с.

8. Хрисанфова Е.Н. Основы геронтологии. М. : Владос, 1999. 151 с.

9. Михайленко А.А. Возрастная гистология : учебное пособие. М. : Феникс, 2006. 176 с.

10. Плакуев А.Н., Юрьева М.Ю., Юрьев Ю.Ю. Современные концеп­ции старения и оценка биологического возраста человека // Экология человека. 2004. № 11. С. 17-26.

11. Ундрицов В.М., Ундрицова И.М., Серова Л.Д. Саркопения - новая медицинская нозология // Физкультура в профилактике, лече­нии и реабилитации. 2009. 4 (31). С. 7-16.

12. Бахметова Г.Ш. Современные проблемы старения населения в мире: тенденции, перспективы, взаимоотношения между поколениями / под ред. Г.Ш. Бахметовой, Л.В. Иванковой. М. : МАКС Пресс, 2004. 229 с.

13. Никитюк Б.А. Конституция человека // Новости спортивной и медицинской антропологии : ежеквартальный научно-инфор­мационный сборник. М. : ГЦОЛИФК, 1991. № 4. 149 с.

14. Зуева Е.Г. Соматотипологические особенности мужчин зрелого возраста с дегенеративно-дистрофическими заболеваниями позвоночника : автореф. дис. ... канд. мед. наук. Тюмень, 2009.

15. Николаев В.Г., Николаева Н.Н., Синдеева Л.В. и др. Антрополо­гическое обследование в клинической практике. Красноярск : Версо, 2007. 173 с.

16. Puder J.J., Schindler C., Zahner L., Kriemler S. Adiposity, fitness and metabolic risk in children: A cross-sectional and longitudinal study // Int. J. Pediatr. Obes. 2011. Vol. 6, N 2-2. P. e297-e306.

17. Тутельян В.А., М.М.Г. Гаппаров, Батурин А.К. и др. Исполь­зование метода комплексной антропометрии в клинической практике для оценки физического развития и пищевого статуса здорового и больного человека. М. : Арес, 2008. 47 с.

18. Николаев Д.В., Смирнов А.В., Бобринская И.Г. и др. Биоимпедан-сный анализ состава тела человека. М. : Наука, 2009. 392 c.

19. Тутельян В.А., Никитюк Д.Б., Николенко В.Н., Чава С.В. и др. Реализация антропометрического подхода в клинической меди­цине // Вестн. антропологии. 2013. № 3 (25). С. 37-43.

20. Matiegka J. The testing of physical efficiency // Am. J. Phys. Anthrop. 1921. Vol. 4, N 3. P. 45-59.

21. Никитюк Б.А., Чтецов В.П. Морфология человека. М. : МГУ, 1990. 344 с.

22. Никитюк Д.Б., Николенко В.Н., Хайруллин Р.М., Миннибаев Т.Ш. и др. Антропометрический метод и клиническая медицина // Журн. анатомии и гистопатологии. 2013. Т. 2, № 2. С. 10-14.