Эффективность использования в профилактическом питании пищевых продуктов с сочетанным содержанием пектина и витаминов

РезюмеЕжедневное в течение 6 мес включение в рацион работников Псковской ГРЭС напитков или киселей с 2 г пектина в суточной порции (стакане) сопровождалось статистически достоверным ухудшением их обеспеченности витаминами С, В2, А и β-каротином. В результате снижалась средняя по группе концентрация соответствующего витамина в сыворотке крови, а также увеличивалось количество лиц с недостатком сразу нескольких витаминов. Дополнительное включение в эти напитки и кисели 13 витаминов в дозе, составляющей около 80% от рекомендуемой суточной нормы их потребления, предотвращало ухудшение витаминного статуса обследованных.

Ключевые слова:пектин, витамины, витаминный напиток, витаминный кисель

Ценным свойством пектина и ряда других пищевых волокон является их способность снижать уровень холестерина крови, уменьшая тем самым риск развития атеросклероза [3-5, 10, 13, 17, 18, 39, 43, 44], а также связывать и выводить из организма через кишечник токсичные элементы [6, 9, 12, 20, 29, 35]. С учетом этих свойств пектина работники вредных профессий, контактирующие с соединениями токсичных металлов (в частности со свинцом), в Российской Федерации дополнительно к рациону получают по 2 г пектина в день в составе обогащенных им пищевых продуктов (молока, напитков, желе, джемов и др.) [21]. Такие же пищевые продукты включают и в рацион населения регионов, пострадавших во время Чернобыльской и Челябинской атомных катастроф [15, 22, 28, 30, 40].

В то же время в ряде экспериментальных и клинических работ установлена способность пектина и других пищевых волокон связывать и нарушать усвоение организмом витаминов и минеральных элементов [2-4]. Так, в эксперименте обнаружено, что введение в рацион песчанок цитрусового пектина в дозе 7% сопровождается снижением уровня витамина А в печени, тогда как уровень β-каротина, наоборот, повышается [32]. В эксперименте на крысах такая же доза пектина приводит к снижению уровня витамина А и β-каротина как в печени, так и в плазме крови [47].

Прием в течение 1 мес взрослыми людьми по 15 г пектина в день обусловливал достоверное снижение концентрации ретинола в плазме крови, что, по мнению авторов, могло быть вызвано способностью пектина связывать желчные кислоты, необходимые для всасывания жирорастворимого витамина А [36, 46].

Пребывание молодых растущих белых крыс Вистар в течение 3 мес на рационе, содержащем 15% пектина (к массе всего рациона по сухим веществам), приводило к снижению на 20% концентрации 25-гидроксивитамина D в плазме крови (по сравнению с животными, получавшими рацион с содержанием пектина 3%) [16]. Эти данные согласуются с работами, в которых установлена отрицательная корреляция между уровнем 25-гидроксивитамина D в плазме крови и потреблением пищевых волокон с рационом у иммигрантов из Пенджаба, проживающих в Канаде [33].

Добавление 10% цитрусового пектина к рациону молодых крыс приводило к задержке их роста, резкому снижению концентрации α-токоферола в плазме крови и внутренних органах, а также увеличению чувствительности эритроцитов этих крыс к перекисному гемолизу, что является одним из классических проявлений Е-авитаминоза [31]. Добавление к рациону растущих крыс цитрусового пектина в количестве 10 или 15% от общей массы рациона приводило к достоверному снижению концентрации α-токоферола в сыворотке крови соответственно на 15 и 18% по сравнению с таковой у животных, получавших рационы с содержанием пектина 0 или 3% [16].

В то же время дополнительное включение в рацион молодых женщин, который был дефицитен по витамину Е и каротиноидам, больших доз каротиноидов и токоферола (24 мг β-каротина, 84 мг α-токоферола) приводило на фоне ежедневного потребления по 8-10 г пектина к снижению усвоения каротиноидов на 33% (без изменения концентрации токоферолов в сыворотке крови) [42]. Одновременно наблюдалось снижение антиоксидантной активности липопротеидов низкой плотности [34]. При этом, как и в случае с витамином А, предположили, что отрицательные эффекты пектина на обеспеченность организма витаминами D и Е могут быть обусловлены его способностью связывать желчные кислоты, нарушая тем самым образование липидных мицелл, необходимых для всасывания жирорастворимых витаминов [31].

Имеются также сообщения о способности пищевых волокон снижать у человека биодоступность аскорбиновой кислоты [38]. В то же время данные о влиянии пектина и других пищевых волокон на усвоение и обеспеченность человека и экспериментальных животных водорастворимыми витаминами группы В не столь многочисленны и однозначны [19]. Так, в модельных опытах на крысах показано, что пектин не влияет in situ на степень всасывания витамина В6 в подвздошной кишке [41] и величину утилизации добавленной фолиевой кислоты [37]. Введение в рацион крыс 10% пектина сопровождалось повышением уровня фолиевой кислоты в плазме крови, эритроцитах и слизистой оболочке толстой кишки [45].

Возможное отрицательное влияние пищевых волокон, и в частности пектина, на обеспеченность витаминами организма не может не привлекать внимания как в связи с исключительной ролью этих микронутриентов в обмене веществ, так и в связи с массовым распространением сочетанных полигиповитаминозных состояний у значительной части детского и взрослого населения нашей страны [1, 9, 23, 24, 26, 27].

В этой ситуации целесообразно создавать специализированные продукты диетического (лечебного и профилактического) питания, обогащенные пищевыми волокнами, в частности пектином, и витаминами. Этот подход позволил бы восполнить недостаток пищевых волокон и витаминов в рационе современного человека и компенсировать возможные дополнительные потери витаминов, а также других жизненно важных микронутриентов (Ca, Fe и др.), если такие потери действительно возникают под влиянием пищевых волокон.

Решению этих задач и посвящена данная работа, в которой были изучены обеспеченность β-каротином, витаминами А, Е, С, В2 и В6 работников производственного предприятия и влияние на эти показатели длительного (6 мес) дополнительного приема напитков, содержащих пектин или пектин в сочетании с витаминами.

Материал и методы

На первом этапе исследований, в октябре 2007 г., была изучена обеспеченность витаминами А, Е, С, В2, В6 и β-каротином 174 практически здоровых мужчин и женщин 22-58 лет (средний возраст - 42 года), проживающих в Псковской области и работающих в филиале ОАО "ОГК-2 Псковская ГРЭС". Среди обследованных не было людей, регулярно принимавших содержащие витамины и каротиноиды биологически активные добавки к пище, а также лиц, страдавших заболеваниями желудочно-кишечного тракта и имевших в связи с этим какие-либо специальные ограничения в рационе.

Об обеспеченности витаминами судили по их концентрации в сыворотке крови обследуемых. Пробы крови брали натощак из локтевой вены в период плановой диспансеризации. Образцы крови центрифугировали при 500 об. в течение 15 мин при комнатной температуре. Полученную сыворотку хранили при -20 °С до момента проведения анализа (не более 1 мес). Концентрацию коферментной формы витамина В6 - пиридоксаль-5’-фосфата (ПАЛФ), витаминов А (ретинол), Е (сумма α- и γ-токоферолов) и β-каротина определяли с помощью высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ), витамина В2 (рибофлавин) - флюоресцентным методом титрования рибофлавинсвязывающим апобелком, витамина С (аскорбиновой кислоты) в свежеполученной сыворотке - методом визуального титрования реактивом Тильманса [25]. В качестве критериев обеспеченности обследуемых изученными витаминами использовали общепринятые величины [9, 25]. Лиц с показателями, не достигающими нижней границы нормы, считали недостаточно обеспеченными соответствующими витаминами.

В дальнейшем все обследованные были разделены методом случайной выборки на 2 группы. В 1-ю группу вошли 46 человек (26 мужчин и 20 женщин) в возрасте от 22 до 59 лет (средний возраст - 42,0±1,4 года). Они ежедневно получали по 1 стакану (200 г) напитка или киселя (по выбору) с 2 г пектина взамен третьего блюда на рабочем месте или в домашних условиях (в выходные дни). В качестве источника пектина был использован пектин цитрусовый инстантный CJ204 (Herbstreith and Fox KG, ФРГ, свидетельство о государственной регистрации № 77.99.26.9.4.У.5977.7.08 от 16.07.2008). Содержание пектина в 1 стакане напитка или киселя (2,0 г) соответствовало рекомендациям Постановления Минтруда РФ от 31.03.2003 № 13 и Приказа Минздравсоцразвития России от 16.02.2009 [21] и обеспечивало поступление 100% от адекватного уровня потребления растворимых пищевых волокон [11].

2-ю группу составили 88 человек (39 мужчин и 49 женщин) в возрасте 22-58 лет (средний возраст - 42,3±1,4 года), получавших аналогичные по составу напитки и кисели с 2 г пектина, но с добавлением 13 витаминов (С, А, Е, D, К, В1, В2, В6, В12, фолиевая кислота, никотинамид, пантотеновая кислота и биотин) в количествах, соответствующих 50-110% от рекомендуемой нормы [14] их среднесуточного потребления взрослыми мужчинами и женщинами (табл. 1). В состав напитков (смесь сухая для напитков с витаминами "Золотой шар Форте", Сертификат соответствия № РОСС RU.АЮ85.Н07477. Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.24.919.Д.008347.09.06 от 15.09.2006) помимо пектина входили фруктоза, лимонная кислота, концентрат свекольного сока (со вкусом черной смородины и малины, вишни, клюквы) или β-каротин (со вкусом грейпфрута, апельсина, персика, яблока), подсластители (сахарин, цикламат, аспартам) и ароматизаторы, идентичные натуральным. Кисели (концентрат киселя с витаминами "Золотой шар Форте", Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.03.919.Б.000056.07.05 от 08.07.2005) содержали сахарпесок, крахмал картофельный, лимонную кислоту, концентрат свекольного сока (со вкусом яблока, малины, вишни, клюквы, черной смородины) или β-каротин (со вкусом персика), ароматизаторы, идентичные натуральным, и подсластители (цикламат, сахарин). Напитки и кисели готовили, растворяя содержимое 1 пакетика концентрата (10 г напитка или 20 г киселя) в 200 мл кипяченой воды: холодной - для напитка и горячей - для киселя.

В табл. 1 приведено содержание витаминов в 1 порции (стакане) обогащенного витаминами напитка или киселя, выдаваемых участникам 2-й группы. Употребление этого напитка или киселя обеспечивало дополнительное к обычному рациону поступление витаминов в количествах от 50-65% (биотин, витамин K) до 75-95% (витамины А, Е, С и группа В) и 110% фолиевой кислоты от их рекомендуемого среднего суточного потребления [14].

Аллергических реакций на прием напитков и киселей не отмечалось, не было также отказов от приема указанных напитков и киселей.

Через 6 мес регулярного приема напитков или киселей, обогащенных пектином (1-я группа) или пектином и витаминами (2-я группа), у обследуемых было повторно исследовано на содержание витаминов С, А, Е, В2, В6 и β-каротина.

Полученные данные обработаны с помощью статистических пакетов SPSS для Windows (версия 14.0). Для выяснения статистической значимости различий непрерывных величин использовали непараметрический U-критерий Манна-Уитни для независимых переменных и критерий Вилкоксона для зависимых переменных. Достоверность разности выборочных долей определяли по критерию Мак-Немара для связанных групп и по критерию χ2 Пирсона для независимых групп. Различия между анализируемыми показателями считали достоверными при двустороннем уровне значимости р<0,05. В статистическую обработку по каждому из витаминов были включены показатели только тех обследуемых, для которых по данному витамину имелись и исходные, и конечные значения.

Таблица 1. Содержание витаминов в 1 стакане напитка или киселя с пектином и витаминами, которые получала 2-я группа

Таблица 2. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином С обследуемых (оптимум ≥0,7 мг/дл, норма ≥0,4 мг/дл)

Результаты и обсуждение

При изучении обеспеченности витаминами работников Псковской ГРЭС у многих из них был выявлен значительный витаминный дефицит (рис. 1, 2).

Несмотря на богатое овощами и фруктами осеннее время, неоптимальная обеспеченность витамином С (уровень в плазме крови <0,7 мг/дл) обнаружена у 44,3% обследованных (рис. 1); выраженный его дефицит (уровень в крови < 0,4 мг/дл) - у 25 (14,4%) человек; на уровне глубокого дефицита (ниже 0,2 мг/дл) - у 6 человек, в том числе у 2 человек - следы (0,13 мг/дл), что соответствует уровню у больных цингой. Еще хуже обстояло дело с обеспеченностью обследуемых витаминами группы В, основным источником которых являются не овощи и фрукты, а мясные продукты и большие количества хлеба из муки грубого помола. Так, недостаточная обеспеченность витамином В2 выявлена у 57,0%, а витамином В6 - у 85,6% обследованных (см. рис. 1). Полностью обеспеченными 5 исследованными витаминами и β-каротином оказались только 3 из 152 человек (см. рис. 2). Одновременный недостаток 2 или 3 витаминов установлен почти у 2/3 обследованных (100 человек). 19 (12,5%) человек страдали от недостатка сразу 4-5 витаминов (чаще витаминов С, В2, В6 и β-каротина).

Рис. 1. Обеспеченность витаминами 174 обследованных Рис. 2. Частота сочетанного дефицита нескольких витаминов (n=152)

В табл. 2-7 представлены данные об обеспеченности витаминами обследуемых до начала и после завершения регулярного приема соответствующих напитков и киселей.

Как следует из данных, приведенных в табл. 2, регулярное потребление в течение 6 мес (с ноября по апрель следующего года) напитков и киселей с 2 г цитрусового пектина сопровождалось существенным ухудшением обеспеченности организма витамином С. Это нашло свое отражение как в статистически достоверном (р<0,001) снижении на 30% концентрации аскорбиновой кислоты в сыворотке крови, так и в уменьшении в 2,2 раза количества лиц, оптимально обеспеченных этим витамином и увеличении более чем в 10 раз числа людей с дефицитом витамина С. В отличие от этого прием напитков и киселей с пектином и витаминами не только предотвратил ухудшение обеспеченности обследуемых витамином С, но и обеспечил кардинальное улучшение их С-витаминного статуса. У всех обследованных (кроме 3) уровень витамина С в сыворотке крови находился в оптимальных пределах (≥0,70 мг/дл). Недостатка этого витамина (уровень в сыворотке крови <0,40 мг/дл) ни у кого не обнаружили. Сравнение относительного количества лиц, обеспеченных витамином С, в обеих группах показало, что в группе получавших напитки с пектином и витаминами концентрация аскорбиновой кислоты в сыворотке крови была оптимальной, а в группе потреблявших напитки с пектином - ниже оптимальной (табл. 2).

Сходная закономерность наблюдались и для витамина В2 (табл. 3). Регулярный прием напитков и киселей с пектином сопровождался достоверным (р<0,001), почти двукратным, снижением концентрации рибофлавина в сыворотке крови обследуемых. При этом количество людей, обеспеченных этим витамином (уровень в сыворотке крови ≥6 нг/мл), снижалось почти в 3 раза (р<0,05). Одновременно резко возрастало количество людей с выраженным недостатком этого витамина (концентрация в сыворотке крови <3 нг/мл, р<0,01). Включение в напитки и кисели витамина В2 в дозе, соответствующей 80% от суточной потребности взрослого человека, предотвращало ухудшение обеспеченности этим витамином, наблюдавшееся у людей, при потреблении указанных продуктов только с пектином. Средняя концентрация рибофлавина сохранялась на неизменном уровне, при этом доля лиц, обеспеченных этим витамином, снижалась в меньшей степени (в 2 раза).

Изменения концентрации коферментной формы витамина В6 в сыворотке крови обследованных обеих групп не произошло (табл. 4). Доля лиц, обеспеченных этим витамином, достоверно увеличилась в 3,6 раза в 1-й группе и в 2,5 раза во 2-й. Одновременно в группах уменьшилось, соответственно на 30 и 43%, число обследованных с недостатком этого витамина (уровень в сыворотке крови ≥8 нг/мл).

В отличие от ряда данных литературы [31] и результатов собственных наблюдений, проведенных ранее на лабораторных животных [16], в настоящем исследовании мы не выявили достаточно выраженного влияния на уровень витамина Е в крови дополнительного его включения в рацион (табл. 5). Это может быть обусловлено как хорошей исходной обеспеченностью им, так и относительно низкой дозой пектина (2 г/сут) в наших исследованиях. В большинстве работ, в которых сообщается об отрицательном влиянии пектина на обеспеченность витаминами экспериментальных животных и человека, он использовался в значительно более высоких дозах [31, 36, 42].

Что касается витамина А, хотя уровень ретинола в сыворотке крови людей, регулярно получавших напитки с пектином, несколько снижался (в среднем на 17%), тем не менее ни у кого это не приводило к существенному ухудшению обеспеченности организма указанным витамином (табл. 6). Аналогичная картина отмечена и у получавших напитки с пектином и витаминами. Эти результаты отличаются от приводимых в литературе [36, 46] - о значительном снижении уровня ретинола в сыворотке крови людей, получавших в течение 1 мес по 15 г пектина ежедневно (что намного превышает дозировку в наших исследованиях). Однако эти данные согласуются с результатами, полученными нами ранее в опытах на растущих крысах и подтверждавшими, что включение в рацион цитрусового пектина в количестве 10-15% от массы корма не приводило к достоверному изменению концентрации ретинола в сыворотке крови [16].

Таблица 3. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином В2 обследуемых (норма 6-20 нг/мл)

Таблица 4. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином В6 обследуемых (норма 8-25 нг/мл)

Данные о влиянии напитков, использованных в настоящей работе, на обеспеченность обследованных витамином А целесообразно рассматривать в совокупности с соответствующими данными по β-каротину. В отличие от ретинола, концентрация β-каротина в сыворотке крови мужчин и женщин, получавших напитки и кисели с 2 г пектина, достоверно (р<0,001) снизилась в 1,7 раза. При этом количество обследованных, обеспеченных β-каротином, достоверно уменьшилось в 3,2 раза, а людей с уровнем этого каротиноида <10 мкг/дл - достоверно (р<0,05) возросло в 2,7 раза (табл. 7). В то же время у лиц, получавших пектин вместе с витаминами и β-каротином, концентрация последнего сохранялась на нижней границе нормы.

Поскольку одной из важнейших функций β-каротина в организме является его способность служить эффективным предшественником для эндогенного синтеза ретинола, представленные выше данные о динамике этих 2 соединений могут свидетельствовать о том, что действие напитков с пектином может быть связано с предшественником β-каротина. В условиях возникающего недостатка ретинола стимулируется его эндогенный синтез из β-каротина, что, с одной стороны, обеспечивает поддержание нормальной концентрации в плазме крови ретинола, а с другой - ведет к еще более глубокому снижению в ней концентрации β-каротина. По-видимому, именно это и наблюдалось в группе обследуемых, получавших напитки с пектином на обычном, не обогащенном витаминами рационе. В этой ситуации включение в напитки различных витаминов, в том числе витамина А и β-каротина, восполняет их дефицит и обеспечивает поддержание нормального уровня этих ретиноидов в сыворотке крови обследуемых.

Таблица 5. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином Е обследуемых (норма 0,8-1,5 мг/дл)

Таблица 6. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином А обследуемых (норма 30-80 нг/мл)

Полученные данные нашли подтверждение в наших дополнительных исследованиях, посвященных влиянию дополнительного приема напитков и киселей с пектином или пектином и витаминами на витаминный статус обследованных с дефицитом одного или несколько витаминов. Для анализа были использованы показатели 110 лиц, у которых оценивали обеспеченность 5 витаминами и β-каротином. Как видно из данных, представленных в табл. 8, обеспеченность витаминами у обследуемых 1-й и 2-й групп до начала приема напитков была практически одинаковой. Примерно 1/4 этих лиц были полностью обеспечены 5 определяемыми витаминами или имели недостаток одного из них (как правило, β-каротина). Число лиц с дефицитом 2 или 3-4 витаминов приближалось к 40%.

Динамика этих показателей в зависимости от приема напитков с пектином или с пектином и витаминами имела разный характер. Так, в 1-й группе, получавшей напитки с пектином, количество испытавших дефицит 2 витаминов достоверно уменьшилось в 2 раза за счет соответствующего достоверного увеличения в 1,9 раза числа лиц с недостатком 3 или 4 витаминов. У обследуемых из 2-й группы, получавших в течение 6 мес напитки с пектином и витаминами, достоверного изменения числа лиц с дефицитомизученных витаминов не произошло. Обследуемые этой группы оказались в целом обеспечены витаминами лучше, чем в 1-й группе: число адекватно обеспеченных всеми витаминами или с недостатком 1-2 витаминов, было в этой группе достоверно выше (в 2,3 раза), чем в 1-й группе. Тем самым у получавших пектин в сочетании с витаминами ухудшения витаминного статуса не наблюдалось, чего нельзя сказать о получавших только пектин.

В заключение отметим, что при планировании исследований по моральным соображениям мы не могли организовать группу полного плацебо, т.е. тех, кто получали бы напиток, лишенный не только витаминов, но и пектина. Кроме того, регулярный прием напитка, содержащего витамины и пектин для данной категории работников обязателен (Приказ Миниздравсоцразвития России от 16.02.2009 № 45 [21]). В связи с этим мы не можем с абсолютной уверенностью отнести ухудшение обеспеченности витаминами С, В2, А и β-каротином работников, получавших напиток с пектином (без витаминов), только за счет способности последнего нарушать всасывание и усвоение этих витаминов в организме, установленное ранее в ряде работ [2-4, 7,8, 16, 22,31, 33, 42, 46]. Для предотвращения дефицита витаминов, особенно при использовании в питании больших доз пектина, одновременно необходимо обеспечить прием достаточных количеств витаминов.

Таблица 7. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность β-каротином обследуемых (норма ≥20 мкг/дл)

Таблица 8. Влияние напитков и киселей с пектином или с пектином и витаминами на частоту сочетанного недостатка нескольких Витаминов

Авторы настоящей работы выражают искреннюю и глубокую благодарность коллективу здравпункта (заведующая Л.А. Тельцова), службе психофизиологического обеспечения (начальник службы Е.Е. Сулима) и ведущему психологу ППФО ОАО "ОГК-2 Псковская ГРЭС" А.А. Пучниной за высокопрофессиональную помощь, без которой настоящая работа не могла бы быть выполнена.

Литература

1. Бекетова Н.А., Спиричева Т.В., Переверзева О.Г. и др. // Вопр. питания. - 2009. - Т. 78, № 6. - С. 53-59.

2. Богданов Н.Г., Пятницкая И.Н., Смирнова А.И. и др. Тез. Всесоюз. конф. "Пищевые волокна в рациональном питании человека". - М., 1987. - С. 34-35.

3. Вайнштейн С.Г., Масик А.М. // Вопр. питания. - 1984. - № 3. - С. 6-12.

4. Вайнштейн С.Г., Масик А.М. Пищевые волокна в профилактической и лечебной медицине. - М.: ВНИМИ, 1985. - Вып. 3. Сердечно-сосудистая терапия. - С. 1-81.

5. Георгиева Н.В. // Вопр. питания. - 1992. - № 2. - С. 47-54.

6. Доценко В.А., Бондарев Г.И., Мартинчик А.Н. Организация лечебно-профилактического питания. - Л.: Медицина, 1987. - 214 с.

7. Кайшева Н.Ш., Компанцев В.А., Щербак С.Н. и др. // Фармация. - 1992. - № 2. - С. 45-49.

8. Качалий Д.П., Берикетов А.С. Методические указания по использованию в лечебно-профилактических целях пектинов и пектинсодержащих продуктов. № 5049 89. МЗ СССР, Госагропром УССР. - Киев: Урожай, 1990. - 16 с.

9. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Спиричев В.Б. // Вопр. питания. - 2010. - Т. 79, № 3. - С. 68-72.

10. Лазарева Е.Б., Меньшиков Д.Д. // Антибиотики и химиотер. - 1999. - № 2. - С. 37-40.

11. Методические рекомендации МР 2.3.1.1915-04. Рекомендуемые уровни потребления пищевых и биологически активных веществ. - М.: ФЦ МЗ Российской Федерации, 2004. - 36 с.

12. Морозов И.А. // Вопр. питания. - 1993. - № 4. - С. 33-36.

13. Нестерин М.Ф., Конышев В.А. // Физиология человека. - 1980. - Т. 6. - С. 531-542.

14. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения РФ. Методические рекомендации МР 2.3.1.2432-08.

15. Остапенко В.А., Тепляков А.И., Прокопович А.С., Чечерова Т.И. // Медицина труда и пром. экол. - 2001. - № 5. - С. 44-47.

16. Отчет "Медико-биологическая оценка неусвояемых углеводов (пищевых волокон) и изучение их влияния на метаболизм нутриентов, структуру и функцию желудочнокишечного тракта. Институт питания РАМН, № госрегистрации 01850068538. - М., 1987.

17. Пискун П., Пентюк А.А., Серкова В.К. и др. // Экспер. и клин. фармакол. - 1998. - 61 (2). - С. 69-74.

18. Погожева А.В. // Вопр. питания. - 1998. - № 1. - С. 39-42.

19. Погожева А.В., Коденцова В.М., Вржесинская О.А. и др. // Вопр. питания. - 2010. - Т. 79, № 1. - С. 34-39.

20. Покровский А.А. Метаболические аспекты фармакологии и токсикологии пищи. - М.: Медицина, 1979. - С. 184.

21. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 16.02.2009, № 45н "Об утверждении норм и условий бесплатной выдачи работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, молока и других равноценных пищевых продуктов".

22. Романенко А.Е., Деревяго И.Б., Литенко В.А. и др. // Гиг. труда. - 1991. - № 12. - С. 8-10.

23. Спиричев В.Б., Блажеевич Н.В., Коденцова В.М. и др. // Вопр. питания. - 1995. - № 4. - С. 5-12.

24. Спиричев В.Б., Блажеевич Н.В., Коденцова В.М. и др. // Вопр. питания. - 1995. - № 6. - С. 3-8.

25. Спиричев В.Б., Коденцова В.М., Вржесинская О.А. и др. Методы оценки витаминной обеспеченности населения: Учебно-методическое пособие. - М: ПКЦ Альтекс, 2001. - 68 с.

26. Спиричев В.Б., Комисаренко С.В., Донченко Г.В. и др. // Вопр. питания. - 2006. - № 1. - С. 19-29.

27. Спиричев В.Б., Шатнюк Л.Н., Позняковский В.М. Обогащение пищевых продуктов витаминами и минеральными веществами. Наука и технология. - Новосибирск: Сибир. университет. изд-во, 2004. - 547 с.

28. Трахтенберг И., Краснюк Е., Лубянова И. и др. // Токсикол. вестн. - 1998. - № 4. - С. 32-36.

29. Тутельян В.А.. Бондарев Г.Н., Мартинчик А.Н. Питание и процессы биотрансформации чужеродных веществ // Итоги науки и техники. Сер. "Токсикология". Т. 15. - М., 1987. - 211 с.

30. Хотимченко Ю.С., Одинцова М.Н., Ковалев В.В. Полисорбовит. - Томск: НТЛ, 2001. - 132 с.

31. De Lumen B.O., Lubin B., Chiu D. et al. // Nutr. Res. - 1982. - Vol. 2. - P. 73-83.

32. Deming D.M., Boileau A.C., Lee C.M. et al. // J. Nutr. - 2000. - Vol. 130, N 11. - Р. 2789-2796.

33. Gibson R.S., Bindra G.S. et al. // Br. J. Nutr. - 1987. - Vol. 58, N 1. - Р. 23-29.

34. Hoffmann J., Linseisen J., Riedl J. et al. // Eur. J. Nutr. - 1999. - Vol. 38, N 6. - P. 278-285.

35. Howe G.R., Benito E., Castelleto R. // J. Natl Cancer Inst. - 1992. - Vol. 84, N 24. - P. 1887-1896.

36. Kasper H. // Bull. Roy. Soc. N.Z. - 1982. - N 2. - P. 195-200.

37. Keagy P.M., Oace S.M. // J. Nutr. - 1984. - Vol. 114, N 7. - Р. 12 5 2 -12 5 9 .

38. Keltz F.P., Kies C., Fox H.M. // Am. J. Nutr. - 1978. - Vol. 31. - P. 116 7.

39. Knopp R.H., Superko H.R., Davidson M. et al. // Am. J. Prev. Med. - 1999. - Vol. 17, N 1. - P. 18-23.

40. McDonalc N.S., Nusbaum R.E. et al. // J. Pharmacol. E xp. Ther. - 1952. - Vol. 104. - P. 348.

41. Nguyen L.B., Gregory J.F. 3rd, Cerda J.J. // Proc. Soc. Exp. Biol. Med. - 1983. - Vol. 173, N 4. - P. 568-573.

42. Rield J., Linseisen J., Hoffmann J. et al. // J. Nutr. - 1999. - Vol. 129, N 12. - P. 2170-2176.

43. Story J.A. Dietary fiber and lipid metabolism: an update // Medical Aspects of Dietary Fiber / Eds G.A. Spiller, R.M. Kay. - N.Y.: Plenum Medical, 1980. - P. 137-152.

44. Theuwissen E., Mensink R.P. // Physiol. Behav. - 2008. - Vol. 94, N 2. - P. 285-292.

45. Thoma C., Green T.J., Ferguson L.R. // Int. J. Vitam. Nutr. Res. - 2003. - Vol. 73, N 6. - P. 403-409.

46. Truswell A.S, Kasper H., Miettinan T. // Bull. Roy. Soc. N.Z. - 1982. - 1982, N 2. - P. 210-211.

47. Zanutto M.E., Jordаo Junior A.A., Meirelles M.S. et al. // Int. J. Vitam. Nutr. Res. - 2002. - Vol. 72, N 4. - P. 19 9 - 2 0 3 .