Витаминный статус жителей Московского региона

РезюмеПроведена оценка витаминного статуса практически здоровыхлиц (68мужчин и 70 женщин) в возрасте от 18 до 60лет (медиана - 37лет), жителей Москвы и Московской области, по концентрации витаминов С, А, Е, В2, В12 и фолиевой кислоты в сыворотке крови. При анализе фактического питания частотным методом как у мужчин, так и у женщин отмечалось избыточное содержание в рационе жира (41,7 и 42,7% от общей калорийности), насыщенных жирных кислот (14,1 и 13,6%), добавленного сахара (11,1 и 11,0%), натрия и недостаточное - пищевых волокон (сниженное относительно рекомендуемого уровня в 2,5 раза). Ежедневное потребление витамина В1 составляло 1,37±0,04 мг для мужчин и 1,06±0,07 мг для женщин, витамина В2 - соответственно 1,72±0,06 и 1,62±0,07 мг, ниацина - 18,5±0,72 и 14,8±0,88 мг и не достигало оптимального уровня. Все обследованные были хорошо обеспечены витаминами А, С, Е и В12: среднее содержание и медиана концентрации в сыворотке крови ретинола, токоферолов, аскорбиновой кислоты и кобаламинов находились в диапазоне оптимальных величин. Недостаток витаминов А и В12 не выявлен ни у одного из обследованных. Частота обнаружения сниженной обеспеченности витаминами С и Е была незначительна и составила 2 и 8% соответственно. Наиболее выраженным был недостаток витамина В2 и β-каротина - примерно у половины лиц. Всеми изученными витаминами были обеспечены только 34% практически здоровых лиц трудоспособного возраста; сочетанный недостаток 2 витаминов выявлен у 26%, 3 витаминов -у 8%. Женщины были лучше обеспечены рибофлавином и β-каротином. У лиц старше 30 лет уровень β-каротина и витамина Е был статистически значимо выше, чем у обследованных более младшего возраста. Лица с избыточной массой тела или ожирением были обеспечены β-каротином и фолатом хуже. Между уровнем в сыворотке крови фолиевой кислоты и гомоцистеина была выявлена отрицательная корреляционная зависимость (r=-0,262, р<0,05), между концентрацией фолиевой кислоты и уровнем холестерина липопро-теинов высокой плотности (r=0,356, р<0,01) и железа (r=0,378, р<0,05) -положительная.

Ключевые слова:витамины, концентрация в сыворотке крови, дефицит витаминов, фактическое питание, практически здоровые лица трудоспособного возраста

Вопр. питания. 2016. № 4. С. 61-68.

Нарушение структуры питания, которое отмечается у населения России, неизбежно приводит к изменениям пищевого статуса, что способствует развитию неинфекционных алиментарно-зависимых заболеваний (атеросклероза, ишемической болезни сердца, гипертонической болезни, сахарного диабета 2 типа, ожирения, желчнокаменной болезни, остеопороза и др.), которые составляют более половины причин общей смертности населения нашей страны [1-3].

По данным мониторинга витаминной обеспеченности различных групп населения, проводимого НИИ питания с 1987 г., дефицит витаминов характерен для всех регионов РФ и носит всесезонный характер [4-7]. Выборочные исследования показали, что недостаток витаминов группы В обнаруживается у 10-47% обследованных взрослых, каротиноидов - у 24-48%, витамина D - у 21%, витаминов Е и С - у 3-20%; всеми витаминами обеспечены 10-30% населения [5-7]. Выявляемые дефициты имеют характер сочетанной недостаточности витаминов. Полигиповитаминоз - недостаток трех витаминов и более - обнаруживается у 30-70% взрослых и детей [4, 5].

Целью работы явилось изучение витаминного статуса практически здоровых лиц трудоспособного возраста, проживающих в мегаполисе.

Материал и методы

Проведена оценка витаминного статуса практически здоровых лиц (68 мужчин и 70 женщин) в возрасте от 18 до 60 лет (медиана - 37 лет), жителей Москвы и Московской области, на базе отделения здорового питания Амбулаторно-диагностического центра "Здоровое и лечебное питание" ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии".

Оценку фактического питания частотным методом проводили с помощью компьютерной программы, разработанной в НИИ питания ("Анализ состояния питания человека", версия 1.2 ГУ НИИ питания РАМН, 20032005 гг.).

Антропометрические измерения включали определение у наблюдаемых лиц роста, массы тела, индекса массы тела (ИМТ) как отношения массы тела в килограммах к росту в метрах в квадрате. Биохимические показатели крови определяли c использованием анализатора ABX PENTRA 400 (HORIBA ABX SAS, Франция) в автоматическом режиме.

Определение содержания в сыворотке крови уровня гомоцистеина, витамина В12 и фолиевой кислоты проводили с использованием иммунохемилюми-несцентного автоматического анализатора Immulite 2000 XPi (Siemens Healthcare Diagnostics Inc, США). Концентрацию витаминов А (ретинола) и Е (сумма α-и γ-токоферолов), β-каротина в сыворотке крови определяли с помощью обращенно-фазовой высокоэффективной жидкостной хроматографии [8], витамина В2 (рибофлавина) - флуориметрически с использованием рибофлавинсвязывающего апобелка [9], витамина С (аскорбиновой кислоты) - визуальным титрованием реактивом Тильманса [10]. В качестве критериев обеспеченности витаминами С, А, Е и В2 использовали величины, обоснованные в предыдущих исследованиях [4, 11, 12]. Лиц с показателями, не достигающими нижней границы нормы, считали недостаточно обеспеченными витамином.

Результаты обрабатывали с помощью программ IBM SPSS Statistics для Windows (версия 20.0). Для характеристики вариационного ряда рассчитывали среднее арифметическое (M), медиану (Me), стандартную ошибку среднего (m), минимум (min), максимум (max), про-центили. Для выявления статистической значимости различий непрерывных величин использовали непараметрический (J-критерий Манна-Уитни для независимых переменных. Различия между анализируемыми показателями считали достоверными при уровне значимости р<0,05. Значимость различий между процентными долями двух выборок оценивали по критерию Фишера.

Результаты и обсуждение

При анализе фактического питания как у мужчин, так и у женщин отмечалось избыточное содержание в рационе жира (41,7 и 42,7% от общей калорийности), насыщенных жирных кислот (14,1 и 13,6%), добавленного сахара (11,1 и 11,0%), натрия и недостаточное - пищевых волокон (сниженное относительно рекомендуемого уровня в 2,5 раза).

Ежедневное потребление витамина В1 составляло 1,37±0,04 мг для мужчин и 1,06±0,07 мг для женщин, витамина В2 - соответственно 1,72±0,06 и 1,62±0,07 мг, ниацина - 18,5±0,72 и 14,8±0,88 мг и не достигало оптимального уровня.

Как видно из табл. 1, все обследованные были хорошо обеспечены витамином А, среднее содержание и медиана концентрации в сыворотке крови ретинола находились в диапазоне оптимальных величин. Недостаток витамина А (<30 мкг/дл [4]) не выявлен ни у одного из обследованных, а у 1/4 обследованных концентрация ретинола находилась вблизи верхней границы нормы или превышала ее. Уровень ретинола в сыворотке крови мужчин и женщин достоверно не различался (см. табл. 1), тогда как по результатам эпидемиологических исследований мужчины, как правило, обеспечены этим витамином лучше, чем женщины [7, 8, 13-15].

Ранее высокая концентрации ретинола была выявлена у спортсменов [12], принимавших дополнительно к рациону витамин А в дозе, превышающей рекомендуемый уровень суточного потребления, что косвенно может свидетельствовать о высоком уровне потребления этого микронутриента у обследованных в данной работе практически здоровых лиц. Хотя обеспеченность витамином А обследованных из различных возрастных групп достоверно не различалась (табл. 2), с увеличением возраста концентрация ретинола плавно повышалась: коэффициент корреляции Пирсона (r) составил 0,185 (р=0,04). Полученные результаты согласуются с данными аналогичных обследований 174 жителей России (от 22 до 60 лет) и 208 жителей Швейцарии (от 0,4 до 40 лет) [7, 16].

Концентрация в сыворотке крови β-каротина варьировала в широком диапазоне (от 1,1 до 175,3 мкг/дл), медиана находилась ниже нижней границы нормы (см. табл. 1). Примерно у половины всех обследованных концентрация была сниженной, что может отражать недостаток этих микронутриентов в питании на фоне адекватного или даже повышенного потребления витамина А в виде ретинола. Между уровнем в крови ретинола и β-каротина корреляция не выявлялась =0,135). Сниженный уровень каротиноидов был более характерен для мужчин: медиана концентрации была меньше нижней границы нормы в 2,3 раза, а недостаток микронутриента отмечался примерно у 77% лиц мужского пола. У женщин медиана концентрации β-каротина в сыворотке крови была в 2,6 раза выше <0,001), чем у мужчин, а его сниженный уровень обнаруживался у женщин в 2,5 раза <0,05) реже (см. табл. 1).

Концентрация токоферолов в сыворотке крови практически здоровых лиц в среднем по группе находилась в границах нормы (см. табл. 1). При этом у 8% обследованных содержание витамина в крови не достигало нижней границе нормы. Частота обнаружения сниженной обеспеченности витамином Е у женщин и мужчин достоверно не различалась. У обследованных в возрасте от 30 до 60 лет уровень токоферолов в сыворотке крови был статистически значимо выше на 12%, чем у более молодых лиц, что можно объяснить увеличением с возрастом содержания в крови транспортных липопротеидов (см. табл. 2). Аналогично витамину А с увеличением возраста концентрация витамина Е в крови повышалась: коэффициент корреляции Пирсона (r) составил 0,327 <0,001), что согласуется с данными литературы [7, 16]. Между ИМТ и обеспеченностью витамином Е связи не выявлялось (табл. 3).

За исключением 2 женщин, все обследованные были адекватно обеспечены витамином С, из них оптимально (уровень в крови >0,7 мг/дл [4]) - более 50%. Это согласуется с данными последних лет об улучшении обеспеченности населения этим витамином во все сезоны года [4].

Как следует из табл. 1, почти у половины обследованных уровень рибофлавина в сыворотке крови не достигал физиологической нормы, что отражает недостаточное потребление молочных и мясных продуктов -основных источников витамина В2. В целом мужчины были обеспечены рибофлавином хуже: среди них в 1,6 раза чаще <0,05) обнаруживался недостаток этого нутриента, а средний уровень в сыворотке крови был статистически значимо меньше на 34%, чем у женщин. Обеспеченность витамином В2 двух возрастных групп достоверно не различалась (см. табл. 2), при этом существовала прямая достоверная связь между возрастом и концентрацией в крови этого микронутри-ента: коэффициент корреляции Пирсона составил 0,268 =0,007). Взаимосвязь между ИМТ и обеспеченностью витамином В2 не выявлена (см. табл. 3).

Практически здоровые обследуемые были удовлетворительно обеспечены фолатами: величины среднего значения и медианы концентрации в сыворотке крови этого витамина располагались в области оптимальных значений. Недостаток этого витамина был выявлен у каждого пятого обследуемого (см. табл. 1). Содержание фолатов, а также частота обнаружения их сниженного уровня в сыворотке крови лиц моложе 30 лет достоверно не отличались от соответствующих показателей у лиц старшего возраста (см. табл. 2). Хотя уровень фолатов в сыворотке крови лиц с нормальной, избыточной массой тела и ожирением достоверно не различался, доля лиц с недостатком среди обследованных с нормальной массой тела была в 1,9-2,2 раза ниже (см. табл. 3).

Была выявлена отрицательная корреляционная зависимость между уровнем в сыворотке крови фола-тов и концентрацией гомоцистеина (r=-0,262, р<0,05) и положительная - с концентрацией холестерина ЛПВП (r=0,356, р<0,01), железа (r=0,378, р<0,05).

Содержание в сыворотке крови витамина В12 находилось в пределах нормы у всех обследованных (см. табл. 1). В отношении витамина В12 известно, что его дефицит встречается редко и обычно обусловлен не недостаточным поступлением с пищей, а нарушением его всасывания в кишечнике. Среднее содержание фолатов и кобаламинов в сыворотке крови женщин было выше в 1,4 раза, чем у мужчин. В группе лиц в возрасте от 30 до 60 лет уровень витамина В12 был достоверно выше в 1,3 раза, чем у более молодых (см табл. 2), при этом существовала положительная корреляция между возрастом и уровнем в крови микронутриента (r=0,272, р=0,025). Обеспеченность витамином В12 обследованных с нормальной, избыточной массой тела и ожирением достоверно не различалась (см. табл. 3).

Таким образом, все обследованные были хорошо обеспечены витаминами А, С, Е и В12: среднее содержание и медиана концентрации в сыворотке крови ретинола, токоферолов, аскорбиновой кислоты и коба-ламинов находились в диапазоне оптимальных величин. Недостаток витаминов А и В12 не выявлен ни у одного из обследованных. Частота обнаружения сниженной обеспеченности витаминами С и Е была незначительна и составила 2 и 8% соответственно. Наиболее выраженным был недостаток витамина В2 и β-каротина -примерно у половины лиц. Всеми изученными витаминами были обеспечены только 34% практически здоровых лиц трудоспособного возраста; сочетанный недостаток 2 витаминов был выявлен у 26%, 3 витаминов - у 8%. Проблема витаминной недостаточности имеет место во многих странах, в том числе экономически развитых. Учитывая достаточно редкое использование в питании населения витаминно-минеральных комплексов и опыт других стран, наиболее эффективным и экономически выгодным способом ее решения следует признать регламентированное обогащение микронутриентами пищевых продуктов массового потребления [17, 18].

Литература

1. Тутельян В.А., Батурин А.К. Влияние питания на здоровье и активное долголетие человека: современный взгляд. Будущее продовольственной системы России (в оценках экспертного сообщества) / под ред. В.Ф. Лишенко. М. : Экономика, 2014. 309 с.

2. Тутельян В.А., Погожева А.В., Егоренкова Н.П., Левин Л.Г. и др. Диагностика риска неинфекционных заболеваний // Якут. мед. журн. 2015. № 3 (51). С. 74-76.

3. Погожева А.В., Сорокина Е.Ю., Батурин А.К., Пескова Е.В. и др. Разработка системы диагностики и алиментарной профилактики неинфекционных заболеваний // Альманах клин. мед. 2015. № 1. С. 67-74.

4. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Спиричев В.Б. Изменение обеспеченности витаминами взрослого населения Российской Федерации за период 1987-2009 гг. (к 40-летию лаборатории витаминов и минеральных веществ НИИ питания РАМН) // Вопр. питания. 2010. Т. 79, № 3. С. 68-72.

5. Коденцова В.М. Обеспеченность витаминами населения России // Переработка молока. 2015. № 5. С. 47-51.

6. Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Кошелева О.В. и др. Оценка витаминного статуса студентов Московского вуза по данным о поступлении витаминов с пищей и их уровню в крови // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 5. С. 66-77.

7. Бекетова Н.А., Спиричева Т.В., Переверзева О.Г., Кошелева О.В. и др. Изучение обеспеченности водо- и жирорастворимыми витаминами взрослого трудоспособного населения в зависимости от возраста и пола // Вопр. питания. 2009. Т. 78, № 6. С. 53-59.

8. Якушина Л.М., Бекетова Н.А., Бендер Е.Д., Харитончик Л.А. Использование методов ВЭЖХ для определения витаминов в биологических жидкостях и пищевых продуктах // Вопр. питания. 1993. № 1. С. 43-48.

9. Kodentsova V.M., Vrzhesinskaya O.A., Spirichev V.B. Fluorimetric riboflavin titration in plasma by riboflavin-binding apoprotein as a method for vitamin B2 status assessment // Ann. Nutr. Metab. 1995. Vol. 39. P. 355-360.

10. Коденцова В.М., Харитончик Л.А., Вржесинская О.А., Перевер-зева О.Г. и др. Уточнение критериев обеспеченности организма витамином С // Вопр. мед. химии. 1995. Т. 41, № 1. С. 53-57.

11. Вржесинская О.А., Коденцова В.М., Спиричев В.Б., Алексеева И.А. и др. Сравнительная оценка рибофлавинового статуса организма с помощью различных биохимических методов // Вопр. питания. 1994. Т. 63, № 6. С. 9-12.

12. Бекетова Н.А., Кошелева О.В., Переверзева О.Г., Вржесинс-кая О.А. и др. Обеспеченность витаминами-антиоксидантами спортсменов, занимающихся зимними видами спорта // Вопр. питания. 2013. Т. 82, № 6. С. 49-57.

13. Спиричев В.Б., Блажеевич Н.В., Исаева В.А. Обеспеченность витамином А и каротиноидами взрослого и детского населения различных регионов СНГ // Вопр. питания. 1995. № 5. С. 3-8.

14. Спиричев В.Б., Блажеевич Н.В., Коденцова В.М., Исаева В.А. и др. Обеспеченность витаминами взрослого населения Российской Федерации и ее изменения в 1983-1993 гг. Сообщение I. Витамины С, Е, А и каротин // Вопр. питания. 1995. № 4. С. 5-12.

15. Ballew C., Bowman B.A., Sowell A.L., Gillespie C. Serum retinol distributions in residents of the United States: third National Health and Nutrition Examination Survey, 1988-1994 // Am. J. Clin. Nutr. 2001. Vol. 73, N 3. P. 586-593.

16. Winklhofer-Roob B.M., van't Hof M.A., Shmerling D.H. Reference values for plasma concentrations of vitamin E and A and carotenoids in a Swiss population from infancy to adulthood, adjusted for seasonal influences // Clin. Chem. 1997. Vol. 43, N 1. P. 146153.

17. Коденцова В.М., Погожева А.В., Громова О.А., Ших Е.В. Вита-минно-минеральные комплексы в питании взрослого населения // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 6. С. 24-33.

18. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Рисник Д.В. Анализ отечественного и международного опыта использования обогащенных микроэлементами пищевых продуктов и йодирования соли // Микроэлементы в медицине. 2016. Т. 16, № 4. С. 3-20.