Новые международные инициативы в создании систем эффективного прогнозирования рисков и обеспечения безопасности пищевых продуктов

Резюме

Обеспечение безопасности пищевых продуктов является одной из важнейших задач, решение которой непосредственно направлено на охрану здоровья населения. Во всем мире эта проблема приобретает особую актуальность в связи с увеличением числа заболеваний, передающихся через пищевые продукты, и необходимостью раннего выявления негативных воздействий на организм человека. В соответствии с позицией Комиссии Кодекс Алиментариус понятие безопасности пищевых продуктов включает также понятие их качества. В этом плане большое значение приобретает создание национальных, наднациональных и международных систем раннего оповещения об опасностях, связанных с пищей, с целью предотвращения или минимизации рисков, возникающих на тех или иных участках пищевой цепи в различных странах, регионах и природно-климатических зонах, с учетом национальных особенностей питания и условий жизни тех или иных групп населения. В статье описываются принципы и приводятся примеры работы международных, надгосударственных и государственных систем раннего оповещения о возможности возникновения опасностей, связанных с пищевой продукцией. Большое значение уделяется опасностям микробиологической природы - эмерджентным патогенам. Приведен пример быстрого реагирования при появлении случаев заболеваний, связанных с присутствием в пищевых продуктах для детского питания меламина. Анализ существующей системы контроля качества и безопасности пищевой продукции в Российской Федерации показал, что совершенствование ее работы связано прежде всего с разработкой эффективных методов мониторинга, диагностики и быстрого оповещения об опасностях, связанных с пищевой продукцией, на межрегиональном и межгосударственном уровнях, что позволит оценить реальную контаминацию пищевой продукции наиболее опасными возбудителями, загрязнителями химической и биологической природы, а также с созданием электронной базы данных и научным обоснованием алгоритмов управления безопасностью и качеством пищевой продукции для проведения целенаправленных мероприятий по профилактике существующих и вновь возникающих рисков микробной и немикробной этиологии, а также обеспечения здоровья населения.

Ключевые слова:пищевая продукция, установление рисков, оценка рисков, управление рисками, безопасность, качество

Вопр. питания. 2016. № 2. С. 92-103.

Обеспечение безопасности пищевых продуктов является одной из важнейших задач, решение которой непосредственно направлено на охрану здоровья населения. Во всем мире эта проблема приобретает особую актуальность в связи с увеличением числа заболеваний, передающихся через пищевые продукты, и необходимостью раннего выявления негативных воздействий на организм человека. По последним оценкам ВОЗ, около 600 млн человек в мире, или почти каждый 10-й, заболевает после употребления зараженной пищи. Из них 420 тыс. человек умирают, в том числе 125 тыс. детей в возрасте до 5 лет. В Европе и Центральной Азии от болезней пищевого происхождения ежегодно заболевает 23 млн человек, из них около 5000 умирают. Безопасность пищевых продуктов является ключевой составляющей более широкого понятия их качества. Однако, в соответствии с позицией Комиссии Кодекс Алиментариус, в последнее время принято рассматривать раздельно понятия безопасности и качества пищевых продуктов ввиду ключевого значения безопасности (http://www.codexalimentarius.org/codexhome/ru).

В этом плане большое значение приобретает создание национальных и международных систем раннего оповещения, основанных на интегрировании важнейших законодательных и контрольных государственных структур, органов надзора и всех заинтересованных сторон в сфере производства и потребления пищи. Основной задачей этих систем является предотвращение или минимизация особо опасных рисков, возникающих на тех или иных участках пищевой цепи в различных странах, регионах и природно-климатических зонах, с учетом национальных особенностей питания и условий жизни тех или иных групп населения. Выявляемые сигналы о потенциальных угрозах и наиболее значимых происшествиях должны подвергаться своевременному анализу, ранней идентификации рисков и оповещению всех участников системы пищевой безопасности на региональном и глобальном уровнях. Раннее предупреждение и прогнозирование опасностей обеспечивают выбор наиболее эффективных стратегических путей управления событиями и снижение до минимума распространения и тяжести заболеваний.

На международном уровне этой проблемой занимается целый ряд организаций, среди которых наиболее авторитетной считается созданная на базе Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO - ФАО) программа по разработке и внедрению систем предупреждения чрезвычайных ситуаций в сфере пищевой безопасности (Emergency Prevention System for Food Safety, FAO EMPRES Food Safety). В качестве ключевой международной системы для оказания помощи в предупреждении и управлении глобальными чрезвычайными ситуациями по безопасности пищевых продуктов EMPRES Food Safety поддерживает страны посредством: 1) раннего предупреждения; 2) предотвращения чрезвычайных ситуаций; 3) оперативного реагирования. Эта программа является фундаментальным компонентом более широкой рамочной стратегии ФАО по управлению кризисными ситуациями в пищевой цепи (FCC - FAOs Food Chain Crisis Management Framework), которая применяет комплексный интегрированный подход, учитывающий все угрозы в пищевой цепи от производства до потребления, включая рассмотрение проблем здоровья животных, защиты растений и безопасности пищевых продуктов. Этой организацией разработан стратегический план, направленный на оказание эффективной помощи странам в построении и улучшении систем быстрого реагирования в сфере пищевой безопасности и разработку программ сотрудничества и партнерских взаимодействий на региональном и международном уровнях, поддержку инициатив и пилотных проектов.

Базовая схема формирования национальных систем быстрого реагирования, разработанная EMPRES Food Safety [1], приведена на рис. 1. Она включает процессы и функции различных локальных структур, среди которых обозначены мониторинг и сигналы первичной детекции, программы надзора, инспекций, производственного контроля, нетрадиционные подходы к прогнозу и моделированию событий. Эти системы предусматривают верификацию идентифицированных сигналов, расследование событий, в том числе вспышек, и быстрое оповещение всех задействованных сторон, общественности на местном и региональном уровнях. Вышеназванные системы не должны быть изолированными, их необходимо включать в действующие инфраструктуры национальных агропромышленных комплексов и надзорных органов в сфере здравоохранения, ветеринарного и фитосанитарного контроля.

Анализ международного опыта создания и функционирования систем раннего оповещения является необходимым этапом для дальнейшего совершенствования систем контроля качества и безопасности пищевой продукции в Российской Федерации. Краткое описание наиболее известных действующих систем быстрого оповещения и характеристика цели их создания приведены в таблице.

Подробное описание основных принципов системного обеспечения пищевой безопасности, ключевых элементов и методологии создания национальных, наднациональных и международных программ раннего оповещения изложено в проекте Руководства "Enhancing early warning capabilities and capacities for food safety" ("Совершенствование возможностей и эффективности работы систем раннего предупреждения, связанных с пищевой безопасностью"), разработанного рабочей группой экспертов EMPRES Food Safety совместно с Канадским центром по контролю за здоровьем (ССН) [1]. Первая версия документа была рассмотрена на научно-практическом семинаре ФАО с участием специалистов из стран региона Европы и Центральной Азии, проходившем в Будапеште (Венгрия, 1-4 июня 2015 г.). 36 участников из 13 стран региона, включая экспертов из Российской Федерации, Aлбании, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Грузии, Венгрии, Республики Македония, Молдовы, Черногории, Румынии, Сербии, Турции и Украины оценили проект и дали рекомендации для подготовки окончательной редакции Руководства, выпуск которого планируется в 2016 г.

Придавая большое значение раннему выявлению предполагаемых неблагоприятных воздействий, в качестве инструмента координации различ-ных структур предлагается универсальная модель матрицы быстрого оповещения (Early Warning Matrix), основанная на картировании целевых функций и распределении взаимодействий в сфере пищевой безопасности на всех этапах производства и потребления пищевых продуктов. Поскольку основной целью построения матрицы является максимально быстрая детекция сигналов, она рекомендуется к использованию на международном уровне под названием ≪Detection of Initial EW Signals≫ (≪Детекция первичных сигналов внезапно возникающих рисков≫). Использование этой матрицы предусматривает наличие национальных особенностей производства пищевых продуктов и работы надзорных органов, обеспечивающих их качество и безопасность (рис. 2).

Приведенные в таблице примеры национальных и международных систем могут располагаться в соответствующих квадрантах матрицы в зависимости от чувствительности сигналов, которые может выявлять программа, объектов мониторинга и характера потенциальной опасности в тех или иных звеньях пищевой цепи. Сигналы неустановленной этиологии располагаются в первом и третьем квадрантах, тогда как идентифицированные воздействия - во втором и четвертом. Вертикальная ось матрицы включает все этапы агропромышленного производства от фермы до потребителя, а также характер происшествия (≪case-cluster-outbreak≫), от единичных случаев до вспышек пищевых заболеваний.

Особого внимания заслуживает изучение опыта работы используемой в Европейском cоюзе Системы быстрого реагирования при появлении опасностей, связанных с пищевыми продуктами и кормами (RASFF). В задачи RASFF входят идентификация рисков заболеваний, связанных с использованием кормов, пищевых продуктов и материалов, контактирующих с пищевыми продуктами, и обеспечение оперативной трансграничной передачи информации органам контроля. Входящие в систему RASFF страны должны как можно быстрее предоставлять информацию об опасностях в соответствии со следующими категориями [2, 3]:

- информация, требующая быстрого реагирования: представляется в случае, если пищевые продукты, корма или материалы, предназначенные для контакта с пищей, представляют серьезную угрозу для здоровья или жизни населения и требует быстрого принятия соответствующих мер. В данном случае продукция должна быть быстро удалена с рынка.

- информация, предупреждающая о возможности развития заболеваний, связанных с опасностями, обусловленными использованием определенных видов продуктов, кормов или материалов, контактирующих с пищевыми продуктами. Такая информация не требует быстрого реагирования. Для предупреждения развития заболеваний должна быть проведена оценка рисков и предложены мероприятия по управлению этими рисками. В зависимости от полученных данных принимается решение о размещении или об отказе на размещение такой продукции на рынке, о разработке мер, ограничивающих ее поступление на рынок. При этом оценивается также возможное воздействие этих продуктов на окружающую среду.

Разделение видов опасности на данные категории осуществляется в соответствии с постанов-лениями ЕС № 178/2002 и № 16/2011 [4, 5]. При регистрации различных сигналов учитываются следующие виды опасностей: случаи пищевых отравлений микробной и немикробной этиологии, наличие аллергенов в пищевых продуктах, композиционный состав пищевых продуктов, опасности, связанные с генно-инженерно-модифицированными организмами, в том числе с генно-инженерномодифицированными микроорганизмами, наличие в кормах и пищевых продуктах микотоксинов, случаи заболеваний, связанных с патогенными микроорганизмами, передающимися через пищевые продукты, в том числе зоонозные инфекции, наличие в пищевой продукции остаточных количеств пестицидов, наличие в продукции остаточных количеств ветеринарных препаратов, качество кормов.

Следует отметить многоплановость научных и практических подходов к созданию сетевых систем мониторинга и ранней диагностики заболеваний, передающихся через пищевые продукты, среди которых наиболее значимыми в настоящее время являются инфекции и токсикоинфекции бактериальной и вирусной этиологии [6]. Постоянное расширение сферы проявления эмерджентных инфекций, включая появление нового типа высокодиспергированных пищевых вспышек, обусловленных централизацией производств и транспортировкой на дальние расстояния в разные регионы, требует принципиально новых алгоритмов расследования таких вспышек и создания сетевых систем контроля, мониторинга и информации.

Использование сетевой программы PulseNet в США было начато в 1997-98 гг. Это позволило провести расследование ряда диспергированных вспышек, протекавших по новому сценарию, т.е. одновременно в нескольких штатах c единым источником инфицирования. Так, в 1997 г. в Колорадо и соседнем штате было зарегистрировано 16 случаев заболеваний, вызванных E. coli O157:H7 при употреблении продуктов из мяса, выработанных на одном мясокомбинате, все изоляты имели одинаковый необычный профиль при тестировании их методом пульс-гель-электрофореза [7].

В 1998 г. было отмечено увеличение числа спорадических заболеваний листериозом одновременно в нескольких штатах. Расследование с использованием системы PulseNet позволило установить идентичность профилей возбудителя L. monocytogenes в 101 случае в 22 штатах. Вспышка была вызвана употреблением готовых хот-догов от одного и того же изготовителя [8].

В 2000 г. ряд случаев сальмонеллезной инфекции в западных штатах был идентифицирован как вспышка, вызванная одним штаммом S. Enteritidis с характерным PFGE-профилем; в результате расследования было выявлено 88 пострадавших в 8 штатах; все заболевшие употребляли непастеризованный апельсиновый сок [9].

Одна из наиболее известных в настоящее время глобальных сетевых систем - INFOSAN (International Food Safety Authorities Network) - может служить примером эффективного использования новых подходов к выявлению ранних сигналов о возникновении угроз и происшествий в сфере пищевой безопасности. К ним относятся своевременно обнаруженные источники контаминации сальмонеллами детских сухих смесей, произведенных в Бельгии. В 2012 г. информация о заражении молочных смесей S. oranienburg, первоначально полученная из России, была незамедлительно использована посредством системы INFOSAN для выявления потенциально опасной продукции в ряде других стран мира [10]. Позднее, в 2014 г., посредством оповещения через INFOSAN о вспышках сальмонеллеза в США и Канаде, вызванных зараженными пророщенными семенами чиа (шалфей испанский Salvia hispanica), удалось предотвратить распространение инфекции путем отзыва опасной продукции из online-торговли 20 стран. Международный отзыв молочных продуктов и ингредиентов, произведенных в Новой Зеландии, контаминированных Clostridium botulinum, был осуществлен также на основании действий, инициированных сетью INFOSAN.

Потенциальная опасность передачи вирусных инфекций через пищевые продукты и воду лишь с недавних пор стала предметом пристального внимания во всем мире в связи с накоплением новых данных об этиологии и патогенезе острых кишечных заболеваний, созданием высокоинформативных методических подходов к изучению структуры и свойств вирусов, появлением широкомасштабных вспышек опасных инфекций с неустановленным возбудителем и выделением новых пандемических эмерджентных штаммов.

Так, в апреле 2009 г. впервые был идентифицирован пандемический штамм вируса субтипа A/H1N1, в декабре 2009 г. было известно уже 415 000 лабораторно подтвержденных случаев гриппа, вызванных данным вирусом в более чем 100 странах, в том числе более 5000 случаев с летальным исходом. Ключевыми особенностями настоящей пандемии, по мнению ВОЗ, являлась большая скорость географического распространения нового возбудителя A/H1N1 и отсутствие популяционного иммунитета к инфекционному агенту, в связи с чем высший уровень опасности эпидемиологической ситуации был объявлен уже через 10 нед после первого обнаружения вируса за пределами Мексики. В опубликованном ВОЗ "Временном руководстве по контролю за заболеваемостью населения, вызванной вирусом гриппа свиней (swine influenza A (H1N1) virus)", изложены меры по предупреждению распространения вируса, методы лабораторного подтверждения циркуляции вируса в новых географических регионахи странах и способы их быстрого внедрения в действующие системы надзора и контроля. Основными задачами контроля признаются:

- выявление и подтверждение случаев вирусной инфекции;

- определение масштабов международного распространения эпидемии;

- оказание помощи по ранней диагностике заболеваний.

Научно подтвержденные данные о возможности передачи человеку возбудителя swine influenza A (H1N1) через пищевые продукты и сырье, полученные от инфицированных свиней, в настоящее время отсутствуют. Однако результаты экспериментальных исследований свидетельствуют о потенциальной возможности вирусной контаминации мясного сырья [11-13]. В связи с потенциальной угрозой передачи человеку высокопатогенных субтипов вируса А (в том числе "свиного" гриппа) через мясо скота и птицы в Российской Федерации были разработаны система и алгоритм лабораторного контроля на наличие вирусных контаминантов сырых мясопродуктов (МУК 4.2.2517-09 "Лабораторный контроль за загрязненностью мясопродуктов вирусом гриппа типа А" [14]). Эти меры могут рассматриваться как составная часть комплексного предупредительного подхода в общей системе быстрого реагирования с целью предотвращения потенциальных рисков возникновения эмерджентных пищевых инфекций.

Прогнозирование и предупреждение эпидемиологических ситуаций должно быть основано на оценке широкого спектра воздействий, влияющих на появление и распространение новых возбудителей, включая факторы внешней среды (климатические - глобальное потепление, уничтожение лесных массивов, паводки, наводнения, изменения гидросистем, строительство дамб, мелиорация), с учетом изменений структуры пищевой индустрии (укрупнение предприятий, создание высокопроизводительных мощностей по переработке животноводческого сырья, применение антибиотиков в кормопроизводстве для лечения и профилактики животных и птиц, а также в рыбоводческих хозяйствах). При этом также следует учитывать возрастание доли экспорта из стран с низкой санитарной культурой производства сельскохозяйственного сырья, установившуюся практику транспортировки пищевой продукции на большие расстояния с использованием морских грузовых судов, железнодорожного транспорта и авиаперевозок, внедрение новых технологий переработки пищевого сырья.

Многие эмерджентные возбудители приобретают новые вирулентные свойства за счет адаптации к различным стрессам, антибиотикам и биоцидам или в результате горизонтального трансфера генов патогенности. На фоне усиливающихся антропогенных влияний резервуаром патогенов становится окружающая человека среда, в водных, почвенных, растительных биосообществах которой происходит накопление трансформированных вариантов с приобретенными вирулентными свойствами.

К наиболее значимым факторам, способствующим быстрому распространению патогенов, также относятся изменение структуры питания населения за счет уменьшения объема пищи, приготовленной в домашних условиях, увеличение доли готовых продуктов в супермаркетах, расширение сферы использования населением ресторанов, кафе категории фастфуд, повышение интереса к этнической кухне, сыроядение, употребление нетрадиционных или недостаточно термически обработанных блюд.

Постоянному расширению сфер проявления эмерджентных инфекций способствует быстрая урбанизация: перенаселение городов оказывает отрицательное воздействие на среду обитания, санитарное состояние условий жизни, социальную инфраструктуру. Развитие международного туризма приводит к увеличению числа путешествий, деловых контактов, детских оздоровительных и образовательных программ. Интенсивное применение медикаментозного лечения и увеличение продолжительности жизни приводят к возрастанию числа иммунокомпромиссных групп населения, более чувствительных к воздействию опасных биологических факторов.

Примером быстрого реагирования при появлении данных об отрицательном влиянии на здоровье потребителей веществ химического происхождения являются принятые в России меры по предупреждению угрозы попадания на рынок РФ фальсифицированной продукции, содержащей меламин. "Меламиновый кризис" 2008 г. возник вследствие того, что ряд изготовителей (КНР) начали добавлять меламин в пищевые продукты, в том числе в сухие молочные смеси для детей первого года жизни. Это привело к массовым отравлениям и даже смерти детей, получавших такие смеси (300 тыс. пострадавших, 6 детей погибло). Позднее меламин был обнаружен в 115 видах пищевых продуктов, производимых в различных странах, включая йогурт, мороженое, кофейные напитки, кондитерские изделия. В частности в США меламин был обнаружен в молочных смесях для детей трех основных производителей этой группы продукции. В кратчайшие сроки в Российской Федерации была разработана методика исследования пищевых продуктов на наличие меламина - МУК 4.1.2420-08 [15] и введен в действие норматив его отсутствия в пищевых продуктах (менее 1,0 мг/кг).

Следует отметить, что в Российской Федерации создана и эффективно работает достаточно строй-ная система надзора за безопасностью пищевых продуктов. При этом в технических регламентах Таможенного союза регламентируются только показатели безопасности пищевой продукции. Показатели ее качества приведены в отечественных нормативных документах, межгосударственных и государственных стандартах (ГОСТ). Однако ГОСТы являются нормативными документами, предназначенными для добровольного применения.

Контроль безопасности пищевой продукции осуществляется в соответствии с требованиями технических регламентов Таможенного союза: ТР ТС 021/2011 ≪О безопасности пищевой продукции≫; ТР ТС 022/2011 ≪Пищевая продукция в части ее маркировки≫; ТР ТС 005/2011 ≪О безопасности упаковки≫; ТР ТС 029/2012 ≪Требования безопасности пищевых добавок, ароматизаторов и технологических вспомогательных средств≫; ТР ТС 033/2013 ≪О безопасности молока и молочной продукции≫; ТР ТС 023/2011 ≪Технический регламент на соковую продукцию из фруктов и овощей≫; ТР ТС 024/2011 ≪Технический регламент на масложировую продукцию≫; ТР ТС 015/2011 ≪О безопасности зерна≫; ТР ТС 034/2013 ≪О безопасности мяса и мясной продукции≫; ТР ТС 027/2012 ≪О безопасности отдельных видов специализированной пищевой продукции, в том числе диетического лечебного и диетического профилактического питания≫.

Регулирование качества и безопасности пищевой продукции в Российской Федерации обеспечивается выполнением требований федеральных законов: ≪О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения Российской Федерации≫ от 30.03.1999, № 52-ФЗ; ≪О качестве и безопасности пищевых продуктов≫ от 02.01.2000 № 29-ФЗ; ≪О защите прав потребителей≫ от 07.02.1992 № 2300-1, ≪О ветеринарии≫ от 14.05.1993 № 4979-1; ≪О карантине растений≫ от 21.07.2014 № 206-ФЗ; а также постановлениями Правительства РФ ≪Об организации работ по стандартизации, обеспечению единства измерений, сертификации продукции и услуг≫ от 12.02.1994 № 100; ≪Положение о государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации≫ от 24.07.2000 № 554.

Надзор за пищевой продукцией в Российской Федерации основан на применении принципа эквивалентности санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер, который предусмотрен Соглашением по применению санитарных и фитосанитарных мер ВТО [16], и, таким образом, признается Российской Федерацией в рамках этого Соглашения.

Это также отражено в нормативно-правовых актах Таможенного союза, в том числе:

-Решение Комиссии Таможенного союза от 7 апреля 2011 г. № 625 ≪Об обеспечении гармонизации правовых актов Таможенного союза в области применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер с международными стандартами≫;

-Решение Комиссии Таможенного союза от 22 июня 2011 г. № 721 ≪О применении международных стандартов, рекомендаций и руководств≫;

-Решение Комиссии Таможенного союза от 18 октября 2011 г. № 835 ≪Об эквивалентности санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер и о проведении оценки риска≫ и др.

Таким образом, действующая в Российской Федерации система надзора, в соответствии с требованиями технических регламентов Таможенного союза, направлена в первую очередь на обеспечение безопасности пищевых продуктов при их контаминации патогенными, условно-патогенными микроорганизмами и загрязнителями химического и биологического происхождения.

Причины возникновения пищевых заболеваний можно условно объединить в 3 группы: заболевания, связанные с употреблением пищевых продуктов и воды, контаминированных живыми патогенными микроорганизмами или их токсинами; заболевания, возникающие при употреблении пищи, зараженной патогенными и условно-патогенными микроорганизмами, простейшими, паразитами или продуктами их жизнедеятельности; заболевания, связанные с отравлением токсинами высших грибов и ядовитых растений, биогенными аминами (например, гистамином), токсическими химическими соединениями, содержащимися в воде или пищевых продуктах, в том числе токсичными элементами и пестицидами. Национальная система регистрации заболеваний с пищевым путем передачи и пищевых отравлений микробной и немикробной этиологии приведена на рис. 3.

Недостатки в работе систем контроля качества и безопасности пищевой продукции на этапе ее сельскохозяйственного и промышленного производства, хранения, транспортировки, реализации, допускаемые в процессе производства и реализации пищевой продукции, могут не только негативно влиять на здоровье популяции и снижение уровня защищенности потребителей, но также привести к снижению уровня развития экономики страны. Возможность появления опасности на всем протяжении пищевой цепи ≪от фермы до стола≫ делает необходимым постоянное управление рисками на основе их научного анализа [17, 18].

В настоящее время в Российской Федерации утвержден ряд нормативных документов, согласно которым проводится оценка рисков в отношении пищевой продукции: Р 2.1.10.1920-04 ≪Руководство по оценке риска для здоровья населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду≫, МР 2.1.10.0067-12 ≪Оценкариска здоровью населения при воздействии факторов микробной природы, содержащихся в пищевых продуктах. Методические основы, принципы и критерии оценки≫, МУ 2.3.7.2125-06 ≪Социальногигиенический мониторинг. Контаминация продовольственного сырья и пищевых продуктов химическими веществами. Сбор, обработка и анализ показателей≫, МУ 2.3.7.2519-09 ≪Определение экспозиции и оценка риска воздействия химических контаминантов пищевых продуктов на население≫, МР 2.1.10.0062-12 ≪Количественная оценка неканцерогенного риска при воздействии химических веществ на основе построения эволюционных моделей≫.

В 2014 г. Евразийской экономической комиссией была утверждена ≪Методология оценки рисков здоровью населения при воздействии химических, физических и биологических факторов для определения показателей безопасности продукции, в том числе пищевой продукции≫ [19].

Основные положения проведения анализов риска при избыточном или недостаточном поступлении эссенциальных пищевых веществ приведены в Методических рекомендациях МР 2.3.1.2432-08 ≪Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации≫.

Институт питания проводит анализ рисков для здоровья потребителей при избыточном или недостаточном поступлении эссенциальных пищевых веществ на протяжении более 50 лет. Кроме того, оценку рисков, связанных с контаминацией пищевых продуктов, в настоящее время проводят ФБУН ≪Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками≫ Роспотребнадзора, ФБУН ≪Екатеринбургский медицинский научный центр профилактики и охраны здоровья рабочих предприятий≫ Роспотребнадзора, ФГУЗ ≪Федеральный центр гигиены и эпидемиологии≫ Роспотребнадзора и др. Используя методологию оценки риска в качестве инструмента для обоснования допустимых уровней содержания соединений химической и биологической природы в пищевой продукции, Российская Федерация принимает активное участие в работе Комиссии Кодекс Алиментариус и вносит предложения при разработке международных нормативов в отношении остаточных количеств ветеринарных препаратов [20, 21], пищевых добавок, ароматизаторов, загрязнителей пищевых продуктов химической и биологической природы, требований качества и безопасности для специализированных пищевых продуктов, специй и трав, маркировки пищевой продукции, активно внедряет методологии эпидемиологического картографирования на основе геоинформационных технологий [22]. В соответствии со ≪Стратегическим планом Координационного комитета Кодекса для Европы (CCEURO) на 2014-2019 годы≫, членом которого является Российская Федерация, информация по оценкам рисков и состоянию заболеваемости населения алиментарно-зависимыми заболеваниями должна быть доступной для других стран.

Существующие в Российской Федерации системы контроля за циркуляцией и распространением опасных биологических факторов через пищевуюпродукцию в недостаточной степени используют возможности и преимущества современных достижений в области молекулярной биологии и генодиагностики, позволяющих применять различные протоколы амплификации и секвенирования геномов микроорганизмов, филогенетического и кластерного анализа штаммов, протеомный анализ.

Совершенствование существующих систем мониторинга, диагностики и быстрого оповещения на межрегиональном и межгосударственном уровнях позволит оценить реальную контаминацию среды обитания человека, растений, животных и пищевых продуктов наиболее опасными возбудителями и загрязнителями химической природы, создать электронные базы данных и научно обосновать алгоритмы управления безопасностью и качеством пищевой продукции для проведения целенаправленных мероприятий по профилактике любых новых и вновь возникающих рисков и обеспечения здоровья населения РФ. Данный опыт может быть использован для применения на территории Евразийского экономического союза в рамках реализации согласованной политики в сфере применения санитарных мер.

Литература

1. Enhancing early warning capabilities for food safety. Draft Version 1. FAO technical workshop. Training Handbook. FAO, 2015. URL: //www.fao.org/publications

2. The Rapid Alert System for Food and Feed 2012 (RUSSF). Annual Report. Luxembourg : Publications Office of the European Union, 2013. 58 p.

3. The Rapid Alert System for Food and Feed 2013 (RUSSF). Annual Report. Luxembourg : Publications Offiсe of the European Union, 2013. 15 p. URL: http://ec.europa.eu/comm/food/food/rapidalert/members_en.htm

4. Regulation (EC) No 178/2002 of the European Parliament and of the Council of 28 January 2002 // Official Journal of the European Communities. 2002. Vol. L.31. P. 1-24.

5. Commission Regulation (EU) No 16/2011 of 10 January 2011 laying down implementing measures for the Rapid alert system for food and feed // Official Journal of the European Union. 2011. Vol. L.6. P. 7-10.

6. Быкова И.Б., Булахов А.В. Анализ международных систем гигиенического мониторинга возбудителей пищевых токсикоинфекций // Вопр. питания. 2012. Т. 81, № 6. С. 12-18.

7. Centers for Disease Control and Prevention (CDC). Escherichia coli O157:H7 infections associated with eating a nationally distributed commercial brand of frozen ground beef patties and burgers - Colorado, 1997 // MMWR Morb. Mortal. Wkly Rep. 1997. Vol. 46, N 33, P. 777-778.

8. Centers for Disease Control and Prevention (CDC). Multistate outbreak of listeriosis - United States, 1998 // MMWR Morb. Mortal. Wkly Rep. 1998. Vol. 47, N 50. P. 1085-1086.

9. Rangel J., Kimura A., Palumbo M. et al. Multistate outbreak of Salmonella enteritidis infections linked to consumption of unpasteurized orange juice // 38th Annual Meeting of the Infectious Diseases Society of America. New Orleans, LA, 2000. Abstract 650. 153 p.

10. INFOSAN activity report 2011-2012. WHO and FAO, 2013. 46 p.

11. Ефимочкина Н.Р. Микробиология пищевых продуктов и современные методы детекции патогенов. М. : Изд-во РАМН, 2013. 517 с.

12. Brookes S.M., Irvine R.M., Nunez A. et al. Influenza A (H1N1) infection in pigs // Vet. Rec. 2009. Vol. 164, N 24. P. 760-761.

13. Lange E., Kalthoff D., Blohm U. et al. Pathogenesis and transmission of the novel swine-origin influenza virus A/H1N1 after experimental infection of pigs // J. Gen. Virol. 2009. Vol. 90. P. 2119-2123.

14. Тутельян В.А., Шевелева С.А., Ефимочкина Н.Р. и др. Лабораторный контроль за загрязненностью мясопродуктов вирусом гриппа типа А. МУК 4.2.2517-09. М., 2009. 12 с.

15. Тутельян В.А., Эллер К.И., Пименова В.В. и др. Определение меламина в молоке и молочных продуктах, МУК 4.1.2420-08. 5 c.

16. Agreement on Application of Sanitary and Phytosanitary Measures (15 April 1994) // Committee on Sanitary and Phytosanitary Measures. Major Decisions and Documents, September 2011, WHO. P. 1-14.

17. Онищенко Г.Г., Попова А.Ю., Зайцева Н.В., Май И.В. и др. Анализ риска здоровью в задачах совершенствования санитарноэпидемиологического надзора в Российской Федерации // Анализ риска здоровью. 2014. № 2. С. 4-13.

18. Шевелева С.А. Анализ микробиологического риска как основа для совершенствования системы оценки безопасности и контроля пищевых продуктов : автореф. дис. ... д-ра мед. наук. М., 2007. 46 с.

19. Методология оценки рисков здоровью населения при воздействии химических, физических и биологических факторов для определения показателей безопасности продукции (товаров), Евразийская экономическая комиссия. М., 2014. 120 с.

20. Онищенко Г.Г., Попова А.Ю., Тутельян В.А. и др. К оценке безопасности для здоровья населения рактопамина при его поступлении с пищевыми продуктами // Вестн. РАМН. 2013. № 6. С. 4-8.

21. Онищенко Г.Г., Шевелева С.А., Хотимченко С.А. Новые аспекты оценки безопасности и контаминации пищи антибиотиками тетрациклинового ряда в свете гармонизации гигиенических нормативов санитарного законодательства России и Таможенного союза с международными стандартами // Вопр. питания. 2012. Т. 81, № 5. С. 4-12.

22. Онищенко Г.Г. Актуальные задачи гигиенической науки и практики в сохранении здоровья населения // Гиг. и сан. 2015. № 3. С. 5-9.