Зависимость макронутриентного состава и энергетической ценности суточного рациона человека от фазы недельного цикла - будние/выходные дни

Резюме

При планировании диетического режима желательно ориентироваться на естественное пищевое поведение человека. Однако многие аспекты пищевого поведения людей остаются неисследованными. Целью работы было изучение изменения калорийности и нутриентного состава рациона питания в зависимости от индекса массы тела (ИМТ), времени суток, фазы недельного цикла: выходные/рабочие дни и наличия установок рационального питания. В исследовании приняли участие 67 женщин в возрасте от 29 до 49 лет с ИМТ от 18,3 до 34,2 кг/м2. Макронутриентный состав и энергетическую ценность рациона оценивали, анализируя пищевые дневники, которые вели все респонденты непрерывно в течение 8 рабочих и 4 выходных дней. Результаты исследования не выявили достоверно значимой корреляции между ИМТ и калорийностью рациона, при этом отмечалась положительная корреляция между ИМТ и жировым компонентом рациона питания (r=0,362, р0,05). Также было установлено, что соблюдение такой рациональной установки в питании, как ограничение потребления пищи в вечернее время (после 20 ч), у обследованных не вело к снижению общей суточной калорийности рациона питания и характеризовалось потреблением в вечернее время порядка 31% от общей доли потребления жиров. Энергетическая ценность рациона обследованных была достоверно выше в выходные дни, чем в будние, и составляла 2376±394 ккал против 1940±402 (р<0,05). Согласно полученным данным, соблюдение нормы "ограничение питания в вечернее время" не приводит к достоверному снижению энергетической ценности суточного рациона питания.

Ключевые слова:питание, нутриенты, энергетическая ценность рациона, выходные, будни, дневник питания, ожирение

Вопр. питания. 2015. № 5. С. 95-101.

Не подлежит сомнению, что питание напрямую влияет на здоровье и качество жизни человека.

Неслучайно в последнее время все более актуальным становится обучение людей принципам здорового питания. Однако до настоящего времени в полной мере не определены характеристики обычного, повседневного питания и пищевого поведения человека, осуществляемого в условиях свободного выбора пищевых продуктов.

Очевидно, данный выбор зависит от многих факторов, таких как физиологическая потребность в нутриентах, уровень знаний о питании, ценность установки на поддержание здоровья, пищевые привычки, наличие непосредственных пищевых стимулов, настроение, уровень физической активности, полноценность ночного сна, климатические условия, сезонные факторы и т.д. [1, 2]. В связи с этим можно ожидать, что в меняющихся условиях жизни пищевые пристрастия человека, его пищевое поведение, калорийность питания и нутриентный состав потребляемой пищи также будут меняться.

Так, в частности, на характеристики питания человека могут влиять фазы недельного цикла (выходные или рабочие дни). Действительно, многие люди отмечают, что в выходные дни их питание расширяется и становится более обильным, чем в рабочие дни. И если какие-то ограничения, связанные с диетой, в рабочие дни исполняются относительно легко, то в выходные дни те же самые ограничения вызывают существенные трудности в плане их соблюдения. Полагают, что эти "пищевые послабления" способствуют увеличению массы тела и приостанавливают процесс ее снижения при соблюдении рекомендуемой диеты [3].

Однако до настоящего времени этот вопрос изучен недостаточно. Так, в частности, до конца не установлено, насколько питание в выходные дни отличается от такового в рабочие и за счет каких именно нутриентов происходит изменение калорийности питания. Не ясно также, всем ли лицам и в равной ли степени свойственны данные различия в питании.

Известно, что многие люди соблюдают установки рационального питания, чтобы предотвратить нежелательное нарастание массы тела ограничивают потребление пищи в вечернее время. Однако до сих пор не исследован вопрос, как данная норма питания влияет на суммарную суточную калорийность питания и каково суточное распределение нутриентов между отдельными приемами пищи.

Представлялось также интересным исследовать, существуют ли различия макронутриентного состава и энергетической ценности суточного рациона у респондентов с разным ИМТ. Изучение этих вопросов и стало целью работы.

Материал и методы

В исследовании приняли участие 67 женщин в возрасте от 29 до 49 лет, имеющие ИМТ от 18,3 до 34,2 кг/м2. В табл. 1 приведена общая характеристика лиц, принявших участие в исследовании.

Анализ суточного рациона проводили с помощью пищевых дневников, которые вели все испытуемые в течение 12 дней подряд. При этом у каждого обследованного были собраны данные о его питании в течение 4 выходных и 8 рабочих дней. Перед проведением исследования все респонденты получили унифицированную форму дневника для заполнения и прошли подробный инструктаж по его ведению, а также взвешиванию продуктов и блюд. В данном дневнике записывались все приемы пищи в течение дня, включая основные и перекусы, и отражались следующие показатели: время приема пищи, наименование блюда или продукта, вес порции, состав блюда, вес компонентов блюда, в примечаниях указывались макронутриентный состав и калорийность готовых продуктов и блюд там, где она была известна и приводилась в надписи на этикетке.

Исследование проводили в летний период времени, среднесуточная температура окружающей среды составляла +23 °С.

Макронутриентный состав (количество белков, жиров, углеводов), а также калорийности блюд и продуктов анализировали с помощью таблиц химического состава пищевых продуктов [4].

Из исследования были исключены дневники респондентов, которые вели записи потребляемых блюд некачественно, пропускали записи об отдельных приемах пищи. При анализе пищевых дневников все приемы пищи в течение суток рассматривались в четырех временных отрезках: продукты и блюда, потребляемые до 12.00, с 12.00 до 16.00, с 16.00 до 20.00 и после 20.00 ч. Такое разделение позволяет проанализировать распределение потребляемых белков, жиров, углеводов и калорийности пищи в течение суток.

Все респонденты были разделены на 2 группы, согласно приверженности определенным правилам в питании. 1-ю группу составили 29 человек, которые ограничивали потребление пищевых продуктов в вечернее время. Во 2-ю группу вошли 38 человек, которые в своей модели питания потребляли пищу в течение дня по потребности.

Такое разделение позволяет оценить, как данное правило влияет на суточную калорийность и макронутриентный состав рациона в целом.

Результаты и обсуждение

Нами был рассмотрен вопрос о взаимосвязи ИМТ обследованных и макронутриентного состава и энергетической ценности их рациона питания.

До настоящего времени вопрос связи суточной калорийности и приверженности ожирению остается предметом дискуссии. Имеются как исследования, подтверждающие наличие прямой связи между энергетической ценностью рациона и ИМТ, так и исследования, где данная связь не прослеживается. В ряде исследований показано, что более тесно с ИМТ связана не столько суммарная суточная калорийность питания, сколько содержание в нем жиров и доля суточной калорийности, потребляемой в виде жира. Так, при оценке энергетического баланса организма человека в физиологических условиях жир является единственным нутриентом, который способен вызвать хронический дисбаланс между поступлением и расходом энергии, тем самым внося непосредственный вклад в увеличение жировой массы тела. Другие нутриенты влияют на развитие ожирения косвенно, с помощью своего вклада в общий баланс энергии и, таким образом, в жировой баланс [5].

Различия сравниваемых величин проявились в количестве и направленности выявленных кор- реляционных связей для большинства параметров. Согласно нашим исследованиям, корреляция между ИМТ и энергетической ценностью рациона является слабой (r=0,254), тогда как корреляция между ИМТ и процентом суточной калорийности, потребляемой в виде жира, выражена более сильно (r=0,362) (р0,05).

Действительно, согласно многим авторам [6], прогрессирование ожирения при злоупотреблении жирной пищей гораздо более вероятно. Связано это с тем, что жир при высокой калорийности является менее сытным, чем, например, белки или сложные углеводы. Возможности организма по депонированию жира существенно превосходят таковые по депонированию углеводов.

В то же время необходимо подчеркнуть, что отсутствие более выраженных корреляций между потреблением жира и ИМТ может быть связано с тем, что изменение ИМТ зависит не только от количества потребляемой энергии, в частности жира, но и от энергетических затрат организма.

А расход энергии у разных людей может существенно различаться.

Также нами был рассмотрен вопрос об изменении макронутриентного состава и энергетической ценности рациона питания в группе обследованных, соблюдающих рациональную установку "ограничение питания в вечернее время" (1-я группа) по сравнению с лицами, не соблюдающими этого ограничения (2-я группа).

В табл. 3 представлены данные об энергетической ценности и нутриентном составе рациона питания в группах лиц, соблюдающих или не соблюдающих рациональную установку питания в виде ограничения потребления пищи в вечернее время.

Как видно из табл. 3, у обследованных обеих групп не отмечалось достоверных различий ни по потреблению нутриентов, ни по калорийности суточного рациона питания. Обнаруживалась некоторая тенденция к снижению энергетической ценности суточного рациона в группе лиц, придерживающихся рациональной установки "ограничение питания в вечернее время".

На рисунке представлены данные о доле макронутриентов, потребляемых в дневное (до 20 ч) и вечернее время (с 20 ч и позже), в процентах от их суточного поступления с пищей у обследованных обеих групп.

Как видно из рисунка, в группе добровольцев, питающихся без ограничений (2-я группа), существенная доля от общей калорийности рациона (порядка 1/4) приходилась на время после 20.00 ч и была достоверно выше, чем в группе придер- живающихся данной рациональной установки (р<0,04). Полученные результаты показывают, что вечерний прием пищи респондентов в 1-й группе содержал относительно большее количество жира, чем утренний и дневной: количество жира, потребляемого вечером, составляло 31% общего содержания в рационе, а доля белка и углеводов составляла 1/4.

Несколько иная картина наблюдалась в группе обследованных, ограничивающих потребление продуктов в вечернее время (1-я группа). Пациенты этой группы после 20.00 ч употребляли углеводов больше, а белка и жира меньше, чем в утренние и дневные часы.

В то же время в первой половине дня в группах исследования наблюдается обратное соотношение. В группе питающихся произвольно калорийность питания и потребление жира были относительно ниже, чем в группе соблюдающих данное ограничение.

Известно, что врачи часто рекомендуют ограничивать питание в вечернее время с целью снижения суммарной суточной калорийности. Известно также, что эта норма тягостно воспринимается многими пациентами, и попытки ее соблюдать часто приводят к срывам.

Как показывают полученные нами данные, простого ограничения потребления пищи в вечернее время недостаточно для достоверного и значимого снижения суммарной суточной калорийности.

Снижение потребления энергии в вечернее время уравновешивается повышением калорийности питания в утренние и дневные часы. В связи с этим нам представляется целесообразным, если врач-диетолог будет не только рекомендовать ограничение питания в вечернее время в общем, но и уделять должное внимание нутриентному составу вечерних приемов пищи, рекомендуя посильно ограничивать жиры.

В табл. 4 приведены данные о макронутриентном составе и энергетической ценности рациона в зависимости от фазы недельного цикла (рабочие и выходные дни).

Как видно из представленных данных, калорийность рациона испытуемых в выходные дни была достоверно выше (р<0,05), чем в рабочие за счет увеличения потребления жиров и белка.

Можно предположить, что увеличение энергетической ценности рациона за счет потребления белка и жира связано с большим потреблением в выходные дни белковых продуктов с высоким содержанием жирового компонента, таких как жирное мясо, жирные молочные и кисломолочные продукты, кондитерские изделия. Энергетическая плотность рациона питания в выходные дни могла бы быть несколько снижена, если бы испытуемые выбирали преимущественно нежирные белковые продукты, такие как творог и молоко низкой жирности, а также мясные продукты нежирных сортов и т.д.

Ранее нами было показано, что фактическое питание жителей Самарской области в выходные дни существенно выше по калорийности, чем в будние [7, 8]. По данным S.B. Racette и соавт., повышенная энергетическая ценность рациона в выходные дни в сочетании с пониженной физической активностью, характерной для данных дней недели, может приводить к набору массы тела до 77 г в неделю и до 4 кг в течение года [9].

Наши результаты подтверждают полученные ранее данные, согласно которым суточная калорийность питания в выходные дни возрастает за счет увеличения доли жиров в рационе [10].

В повседневной практике врача-диетолога большое значение имеет порядок изложения рекомендаций по питанию в том виде, в котором пациенты могли бы без затруднений или с наименьшими затруднениями их соблюдать длительное время, так как во избежание рецидивов зачастую необходимо придерживаться рекомендуемой диеты на протяжении всей жизни. Особенно это актуально для больных ожирением, распространенность которого постоянно растет [11], а также ряда заболеваний, причинно связанных с абдоминальным накоплением жира, таких как метаболический синдром, артериальная гипертония, ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет 2 типа и др.

Можно утверждать, что затруднения, связанные с исполнением диетологической нормы "примерно равное количество энергии и нутриентов с примерно одинаковым распределением между отдельными приемами пищи изо дня в день", определяются тем, что в меняющихся условиях жизни рацион питания людей подвергается существенным колебаниям.

Закономерные трудности возникают и при соблюдении одной и той же диеты в рабочие и выходные дни, поскольку, согласно нашим данным, калорийность питания, а также потребление пищевых продуктов с высоким содержанием белка и жира в выходные дни существенно увеличива- ются. В связи с этим для поддержания баланса между поступлением и расходом энергии наряду с рекомендациями по питанию стоит уделять внимание мотивации пациента к увеличению физической активности в выходные дни.

Представляется, что проблем с соблюдением диеты было бы меньше, если бы мы заменили жесткие требования, касающиеся набора продуктов, их массы, распределения между приемами пищи и др., такими принципами, как частое и дробное питание, уменьшение содержания жира в рационе. Согласно нашим данным, уменьшение потребления жира само по себе могло бы приводить и к снижению энергетической ценности суточного рациона питания, и к снижению колебаний калорийности питания в рабочие дни, а также к уменьшению разницы в потреблении калорий между рабочими и выходными днями.

Согласно полученным данным, соблюдение нормы "ограничить питание в вечернее время" не приводит к достоверному снижению суточной калорийности питания, тогда как, как свидетельствует практика, запрет на еду после 18.00 или 20.00 ч довольно тягостно переносится пациентами и часто ведет к снижению качества их жизни. Представляется, что некоторого снижения калорийности вечернего питания можно было бы добиться, порекомендовав пациентам ограничить в вечернее время потребление продуктов с высоким содержанием жира.

Литература

1. Bronkowska M., Wtyklo M., Bator E. et al. Compairing of nutrients content and calorific value in the diets of Poles and Greeks living in Athen // Rocz. Panstw. Zakl. Hig. 2014. Vol. 65, N 3. P. 221- 226.

2. Fuller-Tyszkiewiz M.D., Richardson B., Skouteris H. et al. Optimizing prediction of binge eating episodes: a comparison approach to test alternative conceptualizations of the affect regulation model // J. Eat. Disord. 2014. N 2(28). P. 28-29.

3. Gorin A.A., Phelan S., Wing R.R, Hill J.O. Promoting long-term weight control: does dieting consistency matter? // Int. J. Obes. Relat. Metab. Disord. 2004. Vol. 28. P. 278-281.

4. Скурихин И.М., Тутельян В.А. Таблицы химического состава и калорийности российских продуктов питания // Справочник. М. : ДеЛи принт, 2007. 276 с.

5. Павловская Е.В., Строкова Т.В. Обмен энергии и регуляция массы тела // Вопр. диетологии. 2013. Т. 3, № 2. С. 29-36.

6. Гинзбург М.М. Успешное похудание. Краткий практикум от доктора Гинзбурга. Самара : АсГард, 2010. 98 с.

7. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации: методические рекомендации. МР 2.3.1.2432-08. М. : Минздрав РФ, 2008. 41 с.

8. Сазонова О.В., Бородина Л.М., Якунова Е.М., Галицкая А.В. Пищевой статус населения (на примере обследованных жителей Самарской области) // Изв. Самар. науч. центра РАН. 2013. Т. 15Б № 3(6). С. 1940-1943.

9. Racette S.B., Weiss E.P., Schechtman K.B. et al. Influence of weekend lifestyle patterns on body weight // Obesity (Silver Spring). 2008 Aug. Vol. 16, N 8. P. 1826-1830.

10. Haines P.S, Hama M.Y, Guilkey D.K, Popkin B.M. Weekend eating in the United States is linked with greater energy, fat, alcohol intake // Obes. Res. 2003. Vol. 11. P. 945-949.

11. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Кешабянц Э.Э., Пескова Е.В. Гендерные и возрастные особенности и тенденции распространения ожирения среди взрослого населения в 1994-2012 гг. // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 3. С. 57.