Анализ антиоксидантного статуса и фактического питания студенток

Резюме

Изучение особенностей антиоксидантного статуса и фактического питания студентов крайне актуально, так как именно данная когорта населения представляет будущий трудовой потенциал общества. Обследованы девушки-студентки (средний возраст 22,4±0,6 года), проживающие в общежитии (n=20) и на съемных квартирах (n=20). Для оценки фактического питания использовали метод анкетирования в течение 5 дней, включая выходные. Индивидуальные суточные энерготраты рассчитывали таблично-хронометражным методом. Выявлено, что у студенток, проживающих в общежитии, содержание ретинола (измеряли спектрофлюориметрически) в сыворотке крови в 1,45 раза ниже, чем у студенток, проживающих на съемных квартирах (1,28±0,66 и 1,86±0,17 мкмоль/л соответственно, p<0,001). При анализе изменений интегрального параметра системы антиоксидантной защиты - общей антиокислительной активности сыворотки крови (оценивали с использованием в качестве модельной системы суспензии липопротеидов желтка куриных яиц) - отмечалось снижение данного параметра относительно нормативов у большей части обследованных (у 65% девушек, проживающих в общежитии, и 80% студенток, проживающих на съемных квартирах). Энергетическая ценность суточного рациона у девушек обеих групп (1375±626 ккал - у проживающих в общежитии и 1731±547 ккал - на съемной квартире) была ниже энерготрат (1789±202 и 1808±234 ккал/сут соответственно), при этом более калорийное питание получали студентки, проживающие на съемных квартирах (p<0,001). В рационе питания студенток, проживающих в общежитии, преобладали углеводы (417±207 против 289±131 г/сут у студенток, проживающих на съемных квартирах, p<0,0001). В рационе студенток, проживающих на съемных квартирах, превалировали жиры (110,5±55,7 г/сут по сравнению с данными студенток, проживающих в общежитии, - 66,1±50,8 г/сут, p<0,0001) и белки (99,1±47,9 против 81,6±42,7 г/сут, p<0,001). Таким образом, группой повышенного риска в отношении адаптационных возможностей и несбалансированного питания являются студентки, проживающие в условиях общежития, в чем решающую роль играет невысокое материальное обеспечение последних.

Ключевые слова:студенты, антиоксидантная защита, витамины А, Е, С, фактическое питание

Вопр. питания. 2015. № 4. С. 66-73.

Внастоящее время укрепление физического и психического здоровья молодежи является одной из приоритетных проблем здравоохранения.

Число студентов по отношению к общему количеству молодежи в возрасте от 18 до 35 лет составляет 42%, поэтому анализ состояния здоровья данной части населения может отражать статистику по молодежи в целом [4, 13].

Учебный процесс подразумевает интенсивную умственную работу и предъявляет повышенные требования к функциональной активности всех систем организма, что, безусловно, увеличивает потребность в веществах антиоксидантной направленности [3, 12, 15, 28]. Многочисленные исследования свидетельствуют о недостатке в рационе различных слоев населения витаминов А, Е, С, а также микро- и макроэлементов, причем гиповитаминоз, как правило, носит круглогодичный характер [6-9, 18, 27]. Наблюдаются снижение умственной и физической работоспособности, иммунитета, усиливается нервно-эмоциональное напряжение, что приводит к развитию обменных нарушений и хронических заболеваний [14, 24, 25]. В настоящее время доказано, что витамины-антиоксиданты, как и гормоны, являются высокоактивными соединениями, причастными к работе всех звеньев регуляции гонадотропной функции гипофиза. Так, α-токоферол как структурный антиоксидант может влиять на различные звенья репродуктивной системы, стимулируя стероидогенез в яичниках, биосинтез белка в эндометрии и других органах-мишенях стероидных гормонов; ретинол принимает участие в синтезе кортикостероидных и половых гормонов [17, 29].

Данные показатели имеют особую значимость для студенток, являющихся основой репродуктивного потенциала нации.

Многочисленные исследования отмечают негативные тенденции по заболеваемости среди студентов, первое место при этом занимают же- лудочно-кишечные расстройства, связанные с несбалансированным питанием [22, 25, 30]. Известно, что рациональное, сбалансированное питание обеспечивает нормальный рост и развитие организма, определяет оптимальное функционирование всех органов и систем, формирование иммунитета и адаптационных резервов [2, 10, 19, 21]. Правильно организованное питание выступает одним из условий адекватного адаптивного процесса и резистентности организма студента к учебной нагрузке. Важным фактором, оказывающим влияние на фактическое питание и адаптивные возможности студентов, являются особенности их проживания в период учебы.

Таким образом, целью исследования стало изучение некоторых параметров антиоксидантной защиты и особенностей фактического питания студенток, проживающих в условиях общежития и съемных квартир.

Материал и методы

В исследовании приняли участие 40 студенток от 19 до 24 лет (средний возраст - 22,4±0,6 года), проживающих в общежитии (n=20) (1-я группа) и на съемных квартирах (n=20) (2-я группа). Для обследования были отобраны практически здоровые девушки, не имеющие в анамнезе хронических заболеваний и не болевшие в течение 3 мес, предшествующих осмотру и забору крови.

Обследованные по уровню физической активности, согласно установленным нормативам, относились к первой группе - преимущественно умственного труда.

В работе соблюдали этические принципы, предъявляемые Хельсинкской декларацией Всемирной медицинской ассоциации (World Medical Association Declaration of Helsinki, 1964, 2000 ред.).

Для оценки общей антиокислительной активности (АОА) сыворотки крови использовали модельную систему, представляющую собой суспензию липопротеидов желтка куриных яиц, позволяющую оценить способность сыворотки крови тормозить накопление ТБК-активных продуктов в суспензии [5]. Метод определения концентраций токоферолов и ретинола в плазме крови предусматривает удаление веществ, препятствующих определению, путем омыления проб в присутствии больших количеств аскорбиновой кислоты и экстракцию неомыляющихся липидов гексаном с последующим флюориметрическим определением содержания токоферолов и ретинола. При этом токоферол обладает интенсивной флюоресценцией с максимумом возбуждения при λ=294 нм и излучения при λ=330 нм; ретинол - при λ=335 и λ=460 нм [33]. Измерения проводили на спектрофлюориметре "Shimadzu RF-1501" (Япония). Колориметрический метод определения уровня аскорбат-аниона основан на взаимодействии 2,4-дифенилнитрогидразина с аскорбиновой кислотой с образованием в серной кислоте соответствующих озазонов, которые дают красное окрашивание [23]. Измерения производили на спектрофотометре СФ-56 ("Ломо", РФ) при λ=520 нм.

Для оценки фактического питания использовали метод анкетирования. Анкеты заполняли студентки I, II, III и IV курсов (2012-2013 гг.). Среднесуточный рацион питания анализировали в течение 5 дней, включая выходные. Индивидуальные суточные энерготраты рассчитывали табличнохронометражным методом [34]. Для определения энергетической ценности, качественного и количественного состава индивидуальных суточных рационов использовали расчет по меню-раскладкам с помощью таблиц химического состава пищевых продуктов [20, 31, 32]. У всех обследованных студенток были определены масса тела и индекс массы тела (ИМТ).

Статистическую обработку полученных результатов, распределение показателей, определение границ нормального распределения проводили с помощью пакета прикладных программ Statistica 6.1 ("StatSoft Inc.", США; правообладатель лицензии - ФГБНУ "Научный центр проблем здоровья семьи и репродукции человека"). Для проверки статистической гипотезы разности средних значений использован критерий Манна-Уитни.

Оценку значимости различий по разности выборочных долей производили с помощью критерия Фишера. Выбранный критический уровень значимости равнялся 5% (р0,05).

Результаты и обсуждение

Оценка особенностей антиоксидантного статуса, режима и качества питания студентов имеет большое значение, поскольку именно молодые люди формируют основной трудовой потенциал общества, и сохранение их здоровья имеет первостепенное значение. Для учащейся молодежи большое значение имеет предупреждение скрытых форм витаминной, макро- и микроэлементной недостаточности, не имеющей выраженных симптомов и проявляющейся снижением умственной и физической работоспособности [1, 6]. Для того чтобы успешно противостоять стрессовым факторам, организм человека обязательно должен получать с пищей природные антиоксиданты. Самыми сильными природными антиоксидантами являются витамины Е, А и С. Указанные витамины, являясь элементами антиоксидантной защиты (АОЗ), препятствуют чрезмерной активации процессов липопероксидации [3, 11].

В целом содержание витаминов-антиоксидантов у студенток обеих групп находилось в пределах нормативных значений, при этом необходимо отметить, что у 40% студенток 1-й группы и 15% студенток 2-й группы (p>0,05) содержание токоферола находилось вблизи нижней границы нормы (7-8 мкмоль/л). Уровень ретинола соответствовал нижней границе нормы (0,7-0,8 мкмоль/л) у 45% студенток 1-й группы, во 2-й группе сниженных значений ретинола не было отмечено (p=0,001). По аскорбат-аниону низкие маргинальные значения (34-40 мкмоль/л) были зафиксированы в 15% случаев у представительниц 1-й группы, во 2-й группе сниженных показателей не наблюдалось (p>0,05). В целом статистически значимые различия в содержании параметров АОЗ у студенток двух групп были зафиксированы только по уровню ретинола - в виде сниженных значений (в 1,45 раз; p=0,0004) у студенток 1-й группы (табл. 1). При анализе изменений интегрального параметра АОЗ - общей АОА - отмечалось снижение данного параметра относительно нормы у большей части обследованных: у 65% студенток 1-й группы и 80% 2-й группы (p>0,05).

В настоящее время установлено, что недостаточность факторов АОЗ приводит к неконтролируемому усилению процессов липопероксидации и может являться важным звеном патогенеза ряда заболеваний, таких как сахарный диабет, заболевания суставов различной этиологии, болезни желудочно-кишечного тракта, психосоматические расстройства и др. [7, 14, 16].

Причем развитие окислительного стресса происходит как вследствие снижения буферной емкости системы АОЗ, так и нарушения ее мобилизации в ответ на повышение активности прооксидантных факторов [26]. Известно, что ограничение пероксидации липидов в клетке на разных этапах реализуется различными системами как ферментативной, так и неферментативной природы [11].

Показатель общей АОА крови характеризует суммарную активность ингибиторов липопероксидации и включает ряд факторов ферментативной и неферментативной природы, к которым относятся и низкомолекулярные соединения (витамины, глутатион). Вероятно, снижение активности данного параметра у обследуемых студенток обеих групп может свидетельствовать о недостаточных адаптационных возможностях девушек. Кроме того, у студенток, проживающих в общежитии, значимо чаще регистрировалось сниженное содержание жирорастворимого витамина - ретинола. Ретинол в настоящее время принято считать не только антиоксидантом прямого действия (ответственным, совместно с α-токоферолом, за гашение перекисных радикалов), но и фактором, оказывающим антиокислительный опосредованный эффект через гормональную регуляцию системного метаболизма и функционирование многих органов и систем организма, включая модуляцию репродуктивной активности [29]. Очевидно, что дефицит любого витамина, а тем более сочетанная недостаточность ряда антиоксидантов, нарушают активность зависящих от них ферментативных процессов и физиологических функций, затрудняют течение адаптивных реакций.

Одним из неотъемлемых компонентов здорового образа жизни, обеспечивающего сохранение здоровья и высокой трудоспособности человека, является рациональное питание.

В результате обследования было установлено, что энерготраты студенток двух групп составляли 1450-2780 ккал/сут и не имели статистически значимых различий (p>0,05). Энергетическая ценность суточного рациона большинства студенток (у 80% студенток 1-й группы и 65% студенток 2-й группы, p>0,05) была ниже среднесуточных энерготрат. Превышение калорийности рациона отмечалось у 5% студенток 1-й группы и 35% студенток 2-й группы (p=0,044). Соответственно, выявлялись статистически значимые различия по калорийности рациона в виде более высоких значений (в 1,26 раза; p<0,0001) у представительниц 2-й группы (табл. 2).

Оценка массы тела и ИМТ студенток показала, что масса тела снижена у 10% девушек 1-й группы и 15% студенток 2-й группы (p>0,05); избыточная масса тела выявлена соответственно у 15 и 25% (p>0,05). Нормальную массу тела имели 75% студенток 1-й группы и 60% девушек 2-й группы (p>0,05).

Анализ рационов питания студенток показал, что потребление белка находилось в пределах нормы у 65% студенток 1-й группы и 50% 2-й груп- пы (p>0,05); у 30% (1-я группа) и у 50% (2-я группа) обследуемых доля белка в рационе превышала физиологическую норму (p>0,05); потребление ниже рекомендуемого уровня отмечалось у 1 студентки (5%) 1-й группы. Соответственно, потребление белка было значимо выше у студенток 2-й группы (в 1,21 раза; p<0,01) (см. табл. 2).

В ходе исследования была выявлена определенная тенденция к снижению потребления животных и растительных жиров студентками 1-й группы - в 60% случаев, тогда как у девушек 2-й группы сходные изменения отмечались лишь у 10% (p=0,02). Превышение рекомендуемого суточного потребления жиров отмечалось у 25% студенток 1-й и 45% студенток 2-й группы (p>0,05).

Потребление, соответствующее рекомендуемому, наблюдалось в 15 и 45% случаев соответственно (p>0,05). В целом потребление жиров студентками 2-й группы было статистически значимо более высоким (в 1,67 раза; p<0,0001) (см. табл. 2).

В отношении углеводов отмечалась другая тенденция: потребление ниже рекомендуемого уровня имело место у 30% студенток 1-й группы и 40% - 2-й группы (p>0,05). Более высокое потребление углеводов (на 200-300 г выше нормативов) выявлено только у студенток 1-й группы - в 20% случаев (p>0,05). Потребление углеводов, соответствующее физиологическим потребностям, наблюдалось в 50 и 60% случаев соответственно (p>0,05). Большая доля углеводов в питании (в 1,44 раза; p<0,0001) отмечалась у студенток 1-й группы (см. табл. 2).

Можно заключить, что у студенток, проживающих в общежитии, в питании преобладает доля углеводов; у студенток, проживающих на съемных квартирах, напротив, превалирует белковожировой тип питания, о чем свидетельствует достоверно большее количество белков и жиров в их рационе.

Одна из главных проблем несбалансированности питания у студентов - отсутствие мотивации к ведению здорового образа жизни. В ходе исследования было обнаружено, что, помимо несбалансированного питания, у студенток обеих групп в равной степени просматриваются тенденции к нерациональному распределению потребляемых продуктов в течение суток, несоблюдению режима питания (студентки питаются крайне нерегулярно, перекусывая на ходу, всухомятку, 1-2 раза в день, многие не пользуются услугами столовой), употреблению пищевых продуктов быстрого приготовления, многие из которых содержат ароматизаторы, красители и т.д. В рационе студенток, проживающих в общежитии, практически отсутствовали яйца, молоко, сливочное масло, кисломолочные продукты, свежие овощи и фрукты. Важной причиной является недостаточное материальное обеспечение, что особенно касается студенток, проживающих в общежитии (в общей сложности затраты студенток, живущих в общежитии, составляли около 5000 руб/мес, тогда как студентки, проживающие на съемных квартирах, тратили 12 000 руб/мес; прожиточный минимум по Иркутску - 8279 руб.). В обеих группах отмечена негативная тенденция уменьшения доли затрат на питание за счет увеличения доли других расходов: на отдых, развлечения, табакокурение, злоупотребление спиртными напитками и т.д.

Можно заключить, что изменения в антиоксидантом статусе у студенток, проживающих в условиях общежития, чаще сопровождались снижением содержания жирорастворимых витаминов, при этом их рацион, так же как у студенток, проживающих в условиях съемных квартир, недостаточен по калорийности. Питание студенток, проживающих в условиях общежития, характеризуется потреблением большей доли углеводов, тогда как у студенток, проживающих на съемных квартирах, имеет место более высокое потребление белка и жиров.

На основании полученных данных можно рекомендовать включение в рацион питания студенток пищевых продуктов, богатых полноценным белком, ненасыщенными жирами и сложными углеводами, обогащенных витаминами и микроэлементами, а также пробиотиков с целью проведения индивидуальной коррекции антиоксидантной недостаточности.

Данное исследование проведено при поддержке Совета по грантам Президента РФ (№ НШ-5646.2014.7).

Литература

1. Вржесинская О.А., Коденцова В.М. О рекомендуемых нормах потребления витаминов А, Е, С и B2 // Вопр. питания. 2009. Т. 78, № 2. С. 51-57.

2. Гаппаров М.М., Первова Ю.В. Влияние структуры питания и окружающей среды на неспецифическую резистентность организма детей и их физическое развитие // Вопр. питания. 2005. № 1. С. 33-36.

3. Даренская М.А., Колесникова Л.И., Бардымова Т.П. и др. Закономерности изменений показателей процесса пероксидации липидов у практически здоровых в различные периоды становления репродуктивной системы // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2006. № 1. С. 119-122.

4. Дрожжина Н.А., Максименко Л.В., Кича Д.И. Особенности пищевого поведения студентов Российского университета дружбы народов // Вопр. питания. 2012. Т. 81, № 1. С. 57-62.

5. Клебанов Г.И., Бабенкова И.В., Теселкин Ю.О. и др. Оценка антиокислительной активности плазмы крови с применением желточных липопротеидов // Лаб. дело. 1988. № 5. С. 59-62.

6. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Витамины: функции, витаминный дефицит, пути его ликвидации // Врач. 2007. № 9. С. 14-20.

7. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Светикова А.А. и др. Алиментарные факторы риска развития остеопороза // Вопр. питания. 2009. Т. 78, № 1. С. 22-32.

8. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Спиричев В.Б. Изменение обеспеченности витаминами взрослого населения Российской Федерации за период 1987-2009 гг. (к 40-летию лаборатории витаминов и минеральных веществ НИИ питания РАМН) // Вопр. питания. 2010. Т. 79, № 3. С. 68-72.

9. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Сокольников А.А. Витаминизация пищевых продуктов массового потребления: история и перспективы // Вопр. питания. 2012. Т. 81, № 5. С. 66-78.

10. Коденцова В.М., Кочеткова А.А., Смирнова Е.А. и др. Состав жирового компонента рациона и обеспеченность организма жирорастворимыми витаминами // Вопр. питания. 2014. Т. 83, № 6. С. 4-17.

11. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Мазо В.К. Витамины и окислительный стресс // Вопр. питания. 2013. Т. 82, № 3. С. 11-18.

12. Колесникова Л.И., Долгих В.В., Дзятковская Е.Н. и др. Особенности психосоматического статуса у детей дошкольного и школьного возраста // Сибир. науч. мед. журн. 2003. Т. 23, № 2. С. 17-23.

13. Колесникова Л.И., Сутурина Л.В., Лабыгина A.B. и др. Нарушения репродуктивного и репродуктивного потенциала в современных условиях Восточной Сибири // Бюл. ВСНЦ СО РАМН. 2007. № 2. С. 41-43.

14. Колесникова Л.И., Долгих В.В., Баирова Т.А., Бимбаев А.Б.Ж. Эссенциальная артериальная гипертензия и гены ренинангиотензиновой системы. Новосибирск : Наука, 2008. 108 с.

15. Колесникова Л.И., Долгих В.В., Рычкова Л.В. и др. Особенности формирования здоровья детей, проживающих в промышленных центрах // Сибир. науч. мед. журн. 2008. Т. 28, № 4. С. 72-76.

16. Колесникова Л.И., Петрова В.А., Корнакова Н.В. и др. Пероксидация липидов и система антиоксидантной защиты у женщин с эндокринными факторами бесплодия // Журн. акуш. и жен. бол. 2008. Т. LVII, № 1. С. 52-56.

17. Колесникова Л.И., Гребенкина Л.А., Даренская М.А., Власов Б.Я. Окислительный стресс как неспецифическое патогенетическое звено репродуктивных нарушений : обзор // Сибир. науч. мед. журн. 2012. Т. 32, № 1. С. 58-66.

18. Колесникова Л.И., Даренская М.А., Гребенкина Л.А. и др. Особенности состояния антиоксидантной системы у здоровых лиц основных этнических групп Прибайкалья // Вопр. питания. 2012. Т. 81, № 3. С. 46-51.

19. Лакшин А.М., Кожевникова Н.Г. Питание как фактор формирования здоровья и работоспособности студентов // Вопр. питания. 2008. Т. 77, № 1. С. 42-45.

20. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веще¬ствах для различных групп населения Российской Федерации: Методические рекомендации МР 2.3.1.2432-08. М., 2008. 42 с.

21. Оглоблин Н.А., Спиричев В.Б., Батурин А.К. О потреблении населением России кальция с пищей // Вопр. питания. 2005. Т. 74, № 5. С. 14-17.

22. Османов Э.М., Ронжина Г.П., Дорофеева Е.А. и др. Проблемы питания современного студента // Вестн. ТГУ. 2010. Т. 15, вып. 2. С. 685-687.

23. Портяная Н.И. и др. Биохимические исследования в токсикологическом эксперименте / Под ред. М.Ф. Савченкова, В.М. Прусакова. Иркутск : Изд-во Иркутского ун-та, 1990. С. 123-128.

24. Ребров В.Г., Громова О.А. Витамины и микроэлементы. М. : АЛЕВВ, 2003. 670 с.

25. Сахарова О.Б., Кику П.Ф., Лапардин М.П. и др. Состояние питания и заболеваемость студентов Дальневосточного государственного университета // Здоровье. Медицинская экология. Наука. 2009. № 4-5(39-40). С. 168-170.

26. Семенюк А.В., Колесникова Л.И., Куликов В.Ю. и др. Метод оценки активности ферментов метаболизма лекарственных соединений // Клин. лаб. диагностика. 1982. № 10. С. 607-609.

27. Сорокун И.В., Корчина Т.Я. Оценка фактического питания студентов Сургутского педагогического университета // Вопр. питания. 2008. Т. 77, № 5. С. 59-61.

28. Сушко О.С. Анализ общественного питания студентов в г. Томске // Вопр. питания. 2008. Т. 77, № 3. С. 68-71.

29. Третьякова Т.В., Кубасов Р.В., Власова О.С. и др. Взаимоотношения между содержанием в сыворотке крови токоферола, ретинола и гормонов репродуктивной системы у детей // Клин. лаб. диагностика. 2009. № 12. С. 11-14.

30. Тутельян В.А. Гигиена питания: современные проблемы // Здравоохр. РФ. 2008. № 1. С. 8-9.

31. Тутельян В.А. О нормах физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения РФ // Вопр. питания. 2009. Т. 78, № 1. С. 4-16.

32. Химический состав и калорийность российских продуктов питания / Под ред. В.А. Тутельяна. М. : ДеЛи плюс, 2012. 283 с.

33. Черняускене Р.Ч., Варшкявичене З.З., Грибаускас П.С. Одновременное определение концентраций витаминов Е и А в сыворотке крови // Лаб. дело. 1984. № 6. С. 362-365.

34. Шошина И.И., Гершкорон Ф.А., Савченко А.А. Физиология [Электр. ресурс] : Лаб. практикум. Красноярск : ИПК СФУ, 2008.