Результаты исследований фактического питания и некоторых параметров физического состояния спортсменов-регбистов

РезюмеВ период диспансерного обследования у 18 спортсменов-регбистов в возрасте 15-30 лет определяли физическое состояние и пищевую и энергетическую ценность фактического суточного рациона. Исследования антропометрических показателей [рост, масса тела (МТ), обхват бедра и талии, индекс массы тела (ИМТ)], состава тела и основного обмена (биоимпедансометрия ABC-01 "Медасс") свидетельствуют о хорошей физической форме спортсменов. При этом установлено увеличение ИМТ, связанное с увеличением тощей мышечной массы и скелетной мышечной массы, а не с ожирением. Оценка фактического питания, пищевой и энергетической ценности рациона на основе анкетноопросного метода 24-часового (суточного) воспроизведения питания показала несоответствие рационов рекомендациям для данной группы физической активности. Величины энергетической ценности рационов колебались в пределах 1889-3175 ккал (22,5-35,1 ккал/кг МТ/сут) при повышенном содержании жира (35,8%) и сниженном количестве углеводов (46,9%). Потребление белка составило 67-144 г (0,71-1,38 г/кг МТ/сут), жира - 75-140 г (0,88-1,51 г/кг МТ/сут), углеводов - 173-420 г (2,17-4,66 г/кг МТ/сут). Полученные данные свидетельствуют о необходимости уделять больше внимания углубленному изучению фактического питания атлетов для поддержания здоровья и создания оптимальных условий профессиональной спортивной деятельности.

Ключевые слова:спортсмены-регбисты, физическое состояние, состав тела, фактическое питание

Вопр. питания. - 2013. - № 4. - С. 69-75.

Спортсмены в период тренировок и соревнований испытывают повышенные физические и психоэмоциональные нагрузки. Для восстановления работоспособности и достижения высоких спортивных результатов требуются другие соотношения пищевых веществ и потребность в энергии по сравнению с индивидуумами без активных физических занятий или занимающимися, например, фитнесом. В настоящее время по формуле сбалансированного питания для взрослого человека соотношение белков, жиров и углеводов должно соответствовать 14:30:56% по калорийности [10, 12], в то время как для видов спорта, требующих выносливости, это соотношение увеличено в сторону углеводов и составляет 15:24:61, а в период тяжелых и длительных физических нагрузок квота углеводов по калорийности рациона может быть увеличена до 70% [2-5]. При высоких нагрузках организм спортсменов также нуждается в несколько большем количестве белка - 2,2-2,9 г на 1 кг массы тела (МТ) в сутки [11, 14, 15], но не выше 3 г на 1 кг МТ [7]. С увеличением суточной калорийности рациона доля белка должна быть снижена (но не менее 2,0 г на 1 кг МТ в сутки), так как недостаточность белка у спортсменов может приводить к возникновению отрицательного азотистого баланса, повышению белкового катаболизма, медленному восстановлению и потере мышечной массы [16]. По данным различных исследований, проанализированных в обзоре литературы [16], при выполнении интенсивных физических нагрузок квота углеводов в рационе атлетов возрастает до 55-65%, т.е. до 5-8 г/кг МТ/день (250 г - 1200 г/сут или даже до 400-1500 г/сут при МТ в пределах 50-150 кг соответственно), а при очень интенсивных тренировках для поддержания белкового баланса потребление белка должно составлять 1,5-2,0 г/кг МТ/день. Повышенные нагрузки должны сопровождаться увеличением энергетической ценности рациона спортсмена. Для сравнения, потребление энергии при занятиях, например, фитнесом в течение 30-40 мин в день 3 раза в неделю составляет 1800-2400 ккал в день, т.е. 25-35 ккал/кг МТ в день при МТ 50-80 кг, в то время как в силовых видах спорта даже при средней интенсивности нагрузок по 2-3 ч в день 5-6 раз в неделю потребность в энергии возрастает еще больше, составляя 50-80 ккал/кг МТ/день, т.е. 2500-8000 ккал при МТ спортсмена 50-100 кг [16].

Регби относят к игровым видам спорта, в котором члены команды выполняют очень разные по нагрузкам (сочетание игрового и силового видов спорта) и характеру деятельности функции (нападающие, игроки 1-й, 2-й и задней линии) с затратами энергии в среднем, по разным данным, от 3900 [10] до 4500 ккал [13].

Цель работы - проанализировать данные по фактическому питанию и некоторым параметрам физического состояния спортсменов-регбистов на соответствие установленным нормам.

Материал и методы

На базе Московского научно-практического центра спортивной медицины обследованы 18 спортсменов-регбистов (нападающих) юниоров и взрослых мужчин в возрасте 15-30 лет разной спортивной квалификации со спортивным стажем от 8 до 19 лет. В рамках диспансерного обследования по программе УМО дополнительно были собраны данные по фактическому питанию с использованием анкетно-опросного метода 24-часового (суточного) воспроизведения питания [6]. Для оценки физического состояния у спортсменов определяли массу (МТ) и длину тела (рост), обхват талии (ОТ) и бедер (ОБ), индекс массы тела (ИМТ), отношение ОТ/ОБ. Для оценки состава тела использовали метод биоимпедансометрии [9] с определением показателей тощей (ТМ) и жировой массы тела (ЖМ), активной клеточной (АКМ) и скелетно-мышечной массы (СММ), общей (ОЖ), внеклеточной (ВнеЖ) и внутриклеточной (ВнуЖ) жидкости, основного (ОО) и удельного основного обмена (УОО) - ОО/МТ, фазового угла (ФУ).

В исследовании использовали электронные медицинские весы, антропометр, сантиметровую ленту, биоимпедансный анализатор ABC-01 "Медасс" [8]. Для обработки данных и графического анализа использовали программу Excel.

Результаты и обсуждение

У всех обследованных спортсменов суммарная длительность ежедневной тренировки составляла 2 ч, интенсивность тренировок, по оценке самих спортсменов, колебалась от 3,5 до 4,5 баллов (по 5-балльной шкале). Индивидуальные характеристики спортсменов-регбистов и результаты антропометрических измерений и индексов представлены в табл. 1.



В соответствии с полученными данными большинство спортсменов-регбистов отличается высоким ростом (колебания составили 20 см).

Для обследованных были характерны высокая МТ (у 83% спортсменов МТ превышала 80 кг) при величине выше средней по группе (84,8 кг) у 55,6% (10 человек) и высокий ИМТ (у 78% спортсменом ИМТ превышал 26) с величиной выше средней по группе (26,54 кг/м 2 ) у 61% (11 человек).

Сравнение полученных показателей со средними величинами популяционной нормы выявило превышение величин МТ и ИМТ соответственно на 11 и 18%. В то же время сопоставление этих данных и результатов изучения состава тела (табл. 2) свидетельствует о том, что увеличение МТ и ИМТ связано не с ЖМ, которая у регбистов оказалась даже несколько ниже средней нормы (22,4%) и составила 16,7%, а за счет ТМ, доля которой составила 83,3% против 77,6% в норме (рис. 1).

Величина ТМ, в свою очередь, у регбистов была увеличена за счет СММ и АКМ, что характерно для спортсменов. Одновременно было установлено увеличение общего содержания жидкости в организме регбистов, в среднем на 25% по сравнению с нормой, за счет внеклеточной и внутриклеточной жидкости. Полученные данные свидетельствуют о достаточно широком диапазоне колебаний индивидуальных параметров состава тела у регбистов независимо от возраста (табл. 2). Величина ФУ - интегрального критерия общей физической работоспособности и интенсивности обмена веществ у молодых спортсменов 15-16 лет была несколько меньше по сравнению с более старшими спортсменами (рис. 2), но лишь в 4 случаях (табл. 2) ниже величины 7,8°, принятой за норму для спортсменов [9]. У 3 из 5 спортсменов, принимавших комплекс разветвленных аминокислот (BCAA) в количестве 15-40 г в день в дополнение к общему рациону, величины ФУ были выше по сравнению с остальными (табл. 2 и 3).









Расчет энергетической ценности рационов (табл. 3) выявил значительные индивидуальные колебания у спортсменов (от 1889 до 3175 ккал) и заниженную общую среднюю величину энергетической ценности - 2554 ккал, что существенно меньше рекомендованной величины 4500 ккал для данного вида спорта [13]. Удельная калорийность рациона спортсменов также варьировала от 22,5 до 35,1 ккал/кг МТ, а средняя величина по группе (29,3 ккал/кг МТ/сут) значительно снижена относительно существующих рекомендаций для данной группы физической активности - 50 ккал/кг МТ/сут [15].

Расчет пищевой ценности суточных рационов спортсменов также выявил существенные различия по абсолютному потреблению основных пищевых веществ (табл. 3 и при пересчете на МТ) колебания по потреблению белка между спортсменами составили почти 100%, по потреблению жира - около 72% и по потреблению углеводов - около 50%. Между содержанием белка, жиров и углеводов в рационе и МТ спортсмена прямая корреляционная зависимость отсутствовала. Из этого можно сделать вывод о том, что большинство спортсменов строит свой рацион независимо от МТ, а это, в свою очередь, может вызывать нарушения формирования мышечной массы и обмена веществ. Рассчитанные соотношения белок:жир: углеводы в рационах в среднем по калорийности составили 17,2:35,4:47,4%, что не отвечает требованиям сбалансированного питания для спортсменов данной категории и имеет явно жировую направленность за счет занижения количества углеводов (рис. 3). По данным опроса, спортсмены использовали в питании жирные сорта мяса (свинина, утка), салаты, заправленные майонезом высокой жирности, при этом овощи, зелень, фрукты и свежие соки в рационе практически отсутствовали. Полученные результаты свидетельствуют об отсутствии у спортсменов необходимой информации по формированию индивидуального пищевого рациона в зависимости от возраста и собственных показателей физического состояния с учетом состава тела, что крайне важно для формирования мышечной ткани и предотвращения нарушений обмена веществ.

Анализ фактического питания показал, что в зависимости от возраста доля белка в рационах увеличивалась у спортсменов до 27 лет, после чего начинала снижаться (рис. 4) при возрастании в рационе доли общего жира (рис. 5). При этом было выявлено, что и ЖМ у регбистов также имеет тенденцию к увеличению с возрастом (рис. 6), причем у половины более молодых регбистов ЖМ она тоже была выше средних значений. Увеличение МТ и доли ЖМ может сказываться на спортивной подготовленности спортсменов. Содержание углеводов в рационе большинства спортсменов, заметно различаясь, было ниже рекомендованных величин и от возраста практически не зависело (рис. 7).







Таким образом, анализ фактического питания спортсменов-регбистов, проведенный в условиях диспансерного обследования, показал снижение энергетической ценности их рационов по сравнению с требуемыми величинами, увеличение доли жира и недостаток углеводов по калорийности, особенно у спортсменов в возрасте ближе к 30 годам. В то же время следует подчеркнуть, что примененный в условиях диспансерного наблюдения анкетно-опросный метод 24-часового (суточного) воспроизведения питания не всегда может дать полную объективную картину пищевого рациона спортсменов и часто занижает результаты.

Повышенные значения ИМТ у спортсменоврегбистов по сравнению со средней популяционной нормой связаны не с ожирением, а с увеличением ТМ и СММ. Это свидетельствуют о том, что сам по себе показатель ИМТ у спортсменов с высокими физическими нагрузками недостаточно информативен для выявления и характеристики возможных нарушений метаболизма [1, 9]. Индекс ОТ/ОБ, величины АКМ, СММ и ЖМ у всех обследуемых спортсменов были в пределах популяционной нормы, но выше средних величин по показателям состава тела. Эти данные, а также показатели ФУ, ОО и УОО свидетельствуют о хорошей общей физической подготовленности спортсменов. Одновременно проведенные исследования показали, что оценка функционального состояния и ресурсов организма спортсменов, в том числе по периодам активной деятельности, а также полноценная и объективная оценка фактического питания затруднены в условиях диспансерного наблюдения (УМО) и требуют специальных дополнительных исследований.

Полученные данные свидетельствуют о том, что необходимо уделять больше внимания углубленному изучению фактического питания спортсменов с учетом возраста, индивидуальных нагрузок и физического состояния для поддержания здоровья и создания оптимальных условий тренировок и профессиональной спортивной деятельности конкретного спортсмена.

Литература

1. Абрамова М.А., Гаппарова К.М., Азизбекян Г.А. и др. // Спорт. медицина: наука и практика. - 2012. - № 3 (8). - С. 22-25.

2. Арансон М.В. Питание для спортсменов. - М.: ФиС, 2011. - 215 с.

3. Бойко Е.Н. Питание и диета для спортсменов. - М.: Вече, 2006. - 170 с.

4. Карелин А.О. Правильное питание при занятиях спортом и физкультурой. - СПб.: Диля, 2005. - 230 с.

5. Коровников К.А., Яловая Н.И., Азизбекян Г.А. и др. Ежегодник "Тяжелая атлетика". - М., ФиС, 1984. - С. 63-66.

6. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Феоктистова А.И. и др. Методические рекомендации по оценке количества потребляемой пищи методом 24-часового суточного воспроизведения питания, № С. 1 - 19/14 - 17. - М., 1996.

7. Мартинчик А.Н., Маев И.В., Петухов А.Б. Питание человека. - М., 2002. - 572 с.

8. Николаев Д.В., Смирнов А.В., Бобринская И.Г. и др. Биоимпедансный анализ состава тела человека. - М., Наука, 2009. - 392 с.

9. Николаев Д.В., Руднев С.Г. // Спорт. медицина: наука и практика. - 2012. - № 2 (7). - С. 29-37.

10. Покровский А.А. Рекомендации по питанию спортсменов. - М.: ФиС, 1975. - 170 с.

11. Полиевский С.Н. Основы индивидуального и коллективного питания спортсменов. - М.: ФиС, 2005. - 365 с.

12. Пшендин А.И. Рациональное питание спортсменов. Для любителей и профессионалов. - СПб.: Олимп - СПб, 2003. - 160 с.

13. Смирнов В.М., Фудин Н.А., Поляев Б.А., Смирнов А.В. Физиология физического воспитания и спорта. Учебник. - М.: Медицинское информационное агентство, 2012. - 543 с.

14. Тутельян В.А., Никитюк Д.Б., Поздняков А.Л. // Вопр. питания. - 2010. - № 3 (79). - С. 78-82.

15. Jacob W., Gabriel J. // J. Int. Soc. Sport Nutr. - 2006 - Vol. 3, N 1. - Р. 7-27.

16. Richard B. Kreider, Colin D. Wilborn, Lem Taylor et al. // J. Int. Soc. Sport Nutr. - 2010. - Vol. 7 (7). - 43 p.