Анализ взаимосвязи образа жизни, рациона питания и антропометрических данных с состоянием здоровья лиц, работающих в условиях особо вредного производства

РезюмеОценена взаимосвязь между образом жизни, антропометрическими характеристиками, питанием и состоянием здоровья лиц, работающих с источниками ионизирующего излучения. Были обследованы 158 человек, отобранных выборочным методом с соблюдением репрезентативности. Состояние питания оценивали частотным методом. Антропометрические измерения проводили в стандартных условиях с использованием весов и ростомеров с последующим расчетом величины индекса массы тела (ИМТ), а также сантиметровой ленты для измерения окружности талии и бедер. Уровень физической активности оценивали на основании опроса о времени, потраченном респондентами на различные виды физической активности в рабочие и выходные дни. Опросные листы включали специальные разделы, характеризующие социально-демографические и экономические параметры, состояние здоровья, вредные привычки, занятия физкультурой и спортом. Обработку данных проводили с помощью компьютерной программы SPSS-18. По данным наблюдения, у 70% респондентов в возрасте старше 40 лет распространены избыточная масса тела и ожирение. У 98,7% опрошенных отмечен низкий и очень низкий уровень энерготрат. Фактическое питание обследованного контингента включает элементы, являющиеся факторами риска развития сердечнососудистых заболеваний, сахарного диабета и других заболеваний обмена веществ.

Ключевые слова:питание, лечебно-профилактическое питание, факторы риска, ионизирующее излучение

Вопр. питания. - 2013. - № 1. - С. 74-78.

По данным ВОЗ, неинфекционные заболевания, главным образом сердечно-сосудистой системы (ССС), сахарный диабет типа 2 (СД 2), онкологические заболевания и хронические заболевания легких (ХЗЛ), обусловливают более 60% смертей в мире [15].

В апреле 2011 г. на первой Глобальной министерской конференции по здоровому образу жизни и неинфекционным заболеваниям, организованной ВОЗ, была принята Московская декларация по борьбе с неинфекционными заболеваниями [16]. В сентябре этого же года по итогам 66-й сессии Генеральной ассамблеи ООН была принята Политическая декларация совещания высокого уровня Генеральной ассамблеи по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними [7]. В этих документах подчеркивается, что в мире к 2030 г. на долю неинфекционных будет приходиться до 75% заболеваний. В то же время, по данным ВОЗ, наиболее значимыми причинами заболеваний и снижения качества жизни, а также ведущими рисками роста преждевременной смертности являются избыточное употребление алкоголя, курение табака, повышенные уровни артериального давления (АД), холестерина, глюкозы в крови, высокий индекс массы тела (ИМТ), недостаточное потребление фруктов и овощей, низкая физическая активность [1-5, 8, 9, 12].

Согласно исследованиям ФГБУ "НИИ питания" РАМН [10, 11], питание населения Российской Федерации характеризуется избыточным содержанием жира, включая насыщенные жиры и сахара, и в то же время низким потреблением овощей и фруктов. Население характеризуется также пониженной физической активностью, что, в свою очередь, способствует развитию и распространенности ожирения, заболеваний ССС и СД.

В этой связи исследование взаимосвязи питания, включая лечебно-профилактическое, образа жизни и состояния здоровья профессиональных работников, труд которых связан с особо опасными условиями труда, приобретает особое значение [1-5, 13].

Целью настоящей работы было изучение взаимосвязей состояния фактического (с учетом лечебнопрофилактического) питания лиц, работающих с источниками ионизирующего излучения (ИИИ), и их образа жизни с состоянием здоровья.

Материал и методы

Исследование выполнено при участии 158 человек, работающих с ИИИ и получающих лечебно-профилактическое питание с использованием рациона № 1 (Приложение № 2 к Постановлению Минздрава РФ от 31.03.2003 № 14) в возрасте не моложе 20 лет. По роду профессиональной деятельности мужчины (63 обследованных) относились к III, а женщины (95 обследованных) - ко II группе интенсивности труда.

Состояние питания оценивали частотным методом [6]. Антропометрические измерения (рост, масса тела, окружность талии и бедер) проводили в стандартных условиях с использованием весов и ростомеров с последующим расчетом величины индекса массы тела (ИМТ), а также сантиметровой ленты для измерения окружности талии и бедер. Отношение окружности талии к обхвату бедер >1,0 у мужчин и >0,8 у женщин свидетельствовало об ожирении по мужскому типу (андроидному, абдоминальному).

Уровень физической активности оценивали на основании опроса о времени, затраченномреспондентами на различные виды физической активности в рабочие и выходные дни. Величину основного обмена (ВОО) рассчитывали по MifflinSt. Jeor (1990) [14], коэффициент физической активности (КФА) - как отношение суточных энерготрат к ВОО. В опросные листы были включены специальные разделы, характеризующие социально-демографические и экономические параметры, состояние здоровья, вредные привычки, занятия физкультурой.

Статистическую обработку данных проводили с помощью компьютерной программы SPSS-18 с определением частотного распределения средних величин; достоверность оценивали на основании t-критерия Стьюдента и критерия 2.

Результаты и обсуждение

У 36,1% обследованных выявлена избыточная масса тела (ИМТ от 25 до 30 кг/м2) и у 20,9% - ожирение (ИМТ>30 кг/м2). При этом отмечено, что распространенность ИМТ>25 кг/м2 в возрасте старше 40 лет выше у женщин (табл. 1). В целом у 70% людей в этом возрасте имеется избыточная масса тела или ожирение, что является важнейшим фактором риска развития заболеваний ССС и СД.

КФА составил в среднем 1,468±0,006, при этом у 95% обследованных он был в пределах 1,458-1,473, что можно оценить как низкую физическую активность. При сравнении КФА у мужчин и женщин значимых различий не найдено (соответственно 1,45±0,06 и 1,479±0,007). Только у 2 обследованных КФА был >1,69, при этом выявлена взаимосвязь между КФА и величиной ИМТ (р=0,0).

Из всех обследованных только 15,8% регулярно занимались физкультурой. В этой группе КФА составил 1,47±0,02. Обращает на себя внимание, что среди лиц с более высоким КФА большинство обследованных (29 против 5,6% с низким КФА) занимались физкультурой. Установлена достоверная связь между распространенностью ожирения среди посещавших и не посещавших спортивные секции (2=16,63, р=0,0).

Соотношение окружности талии и обхвата бедер показало, что и у мужчин, и у женщин ожирение было выражено по гиноидному (женскому) типу (табл. 2).

74% опрошенных жаловались на изменения со стороны ССС; их количество возрастало с увеличением ИМТ. При ожирении жалобы на сердцебиение, боли в сердце, повышение АД и др. встречались значительно чаще (табл. 3), чем при нормальном ИМТ (2=34,481, р=0,0).

Опрос продемонстрировал, что лица, занимающиеся физкультурой и спортом, в 2 раза реже (соответственно 40 и 79,7%) жаловались на изменения со стороны ССС (2=21,797; р=0,0).

Таблица 1. Распределение индекса массы тела обследованных в зависимости от пола и возраста (в %)

Таблица 2. Распределение обследованных с учетом отношения окружности талии к обхвату бедер в зависимости от пола и индекса массы тела

Таблица 3. Зависимость наличия жалоб (в %) со стороны сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта от индекса массы тела

Аналогичное распределение наблюдалось при анализе связи ИМТ с проявлениями со стороны желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) (χ2=32,466, р=0,0). При увеличении ИМТ жалобы на запор, понос, вздутие живота и др. возникали чаще (см. табл. 3).

ВОЗ рекомендует потреблять не менее 400 г овощей и фруктов в сут. При изучении потребления этих продуктов в группах с низкой, нормальной и повышенной массой тела установлено, что больше всего овощей (315,6 г/сут) и фруктов (232,6 г/сут) потребляли лица с ИМТ <20. У работников с нормальным ИМТ потребление овощей и фруктов составило соответственно 281,7 и 217,1 г/сут, а с избыточной массой тела - 301,9 и 169,6 г/сут. Суммарное потребление овощей и фруктов оказалось самым большим (548,1 г/сут) в группе с низким ИМТ, средним - при нормальном ИМТ (498,8 г/сут) и наименьшим - при ожирении (471,1 г/сут). Таким образом, значительные различия (р<0,05) в количестве потребляемых овощей и фруктов выявлены у обследованных с ИМТ, равным 25-30 и превышающим 30 кг/м2. Взаимосвязи между потреблением других нутриентов и энергии, а также наличием ожирения не выявлено.

Рассматривая связь между структурой питания и наличием жалоб на изменения со стороны ССС, достоверных различий в зависимости от количества потребляемого общего жира у лиц с жалобами (в среднем 50,6 г/сут) и без таковых (45,9 г/сут) не удалось установить. При сравнении числа работников с жалобами на проявления со стороны ССС и употреблением мясных продуктов (141,8 г/сут) с группой, где таких жалоб не было (133,2 г/сут), достоверных различий также не выявлено. То же касалось потребления молока, молочных продуктов (196,8 и 201,3 г/сут соответственно) и алкогольных напитков (73,2 и 82,1 мл/сут) (р=0,89).

Нами подтверждены многочисленные данные о связи курения с ХЗЛ. Курили 43,7% опрошенных. Так, оказалось, что у курящих с высокой степенью вероятности (χ2=33,468, р=0,0) легочная заболеваемость выше (среди некурящих соответствующая патология найдена только у 2,6%, в группе курящих - 37,8%).

Курящие значительно чаще жаловались на проявления со стороны ЖКТ (86,9%); среди некурящих - только 58,9%. Анализ полученных результатов не выявил взаимосвязи между курением и жалобами на изменения ССС, при этом связь между курением и жалобами на деятельность ЖКТ характеризовалась высокой статистической значимостью (2=13,136, р=0,0).

Ранее мы отмечали [6], что существующие лечебно-профилактические рационы вносят существенный вклад в питание работников, имеющих контакт с ИИИ, увеличивая содержание компонентов рациона, связанных с риском развития наиболее распространенных неинфекционных заболеваний. Настоящее наблюдение подтверждает взаимосвязь между факторами питания и физической активностью с основными параметрами здоровья, что свидетельствует о необходимости изменения рациона лечебно-профилактического питания, а также разработки и внедрения образовательных программ по вопросам здорового образа жизни и питания среди групп населения, работающих во вредных условиях. Такая работа должна проводиться комплексно, с участием федеральных органов санитарно-эпидемиологического надзора и работодателя.

Литература

1. Блохина Л.В., Кондакова Н.М., Погожева А.В. и др. // Вопр. питания. - 2009. - № 5 . - С. 35-39.

2. Иванов А.А., Калистратова В.С., Насимов П.Г. и др. // Вопр. питания. - 1997. - № 2. - С. 12-15.

3. Ильин Л.А. Основы защиты организма от воздействия радиоактивных веществ. - М.: Атомиздат, 1977. - 256 с.

4. Каспаров А.А., Ложкина В.Н., Волкова Н.А. и др. Питание и здоровье: гигиенические и профилактические аспекты. В помощь практическому врачу регионов уничтожения химического оружия. В помощь практическому врачу. - М.: ГУ Институт повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства России, 2008. - 53 с.

5. Книжников В.А., Комлева В.А., Тутельян В.А. и др. // Вопр. питания. - 1991. - № 4. - С. 52-55.

6. Кобелькова И.В., Батурин А.К. // Вопр. питания. - 2010. - № 1. - С. 40-45.

7. Организация Объединенных Наций A/66/L.1. Генеральная Ассамблея. Distr.: Limited. 16 September 2011. Russian. Original: English. 11-49779 (R) 150911, 149779. Шестьдесят шестая сессия. - Политическая декларация совещания высокого уровня Генеральной Ассамблеи по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними.

8. Пилат Т.Л., Истомин А.В., Батурин А.К. Питание рабочих при вредных и особо вредных условиях труда. История и современное состояние. Т. 1. - М.: ЛЕОВИТ нутрио, 2006. - 240 с.

9. Ребров В.Г., Громова О.А. Витамины, макро- и микроэлементы. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. - 954 с.

10. Тутельян В.А. Государственная политика здорового питания населения: задачи и пути реализации на региональном уровне. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. - 484 с.

11. Тутельян В.А. Микронутриенты в питании здорового и больного человека. - М.: КОЛОСС, 2002. - 424 с.

12. Шандала Н.К. // Гиг. и сан. - 1993. - № 10. - С. 51-55.

13. Baturin A., Denisova N., Pogozeva A. // Int. J. Obes. Relat. Metab. Disord. Praque. - 2004. - Vol. 28. - P. 144-149.

14. Mifflin M.D., St Jeor S.T., Hill L.A. et al. // Am. J. Clin. Nutr. - 1990. - Vol. 51, N 2. - P. 241-247.

15. WHO Library Cataloguing-in-Publication Data // Global health risk: mortality and burden of disease attributable to selected major risks. ISBN 978 92 4 156387 1. - World Health Organization, 2009. - 675 p.

16. World Health Organization 2011. First global ministerial conference on healthy lifestyles and noncommunicable disease control 28-29 April 2011, Moscow, the Russian Federation. FAO Food and nutrition technical report series.