Grape juice nutritional profile

Abstract



The nutrient profile of grape juice is presented on the basis of reference books data analysis, scientific publications and research results. The profile contains more than 30 food and biologically active substances (BAS). Grape juice does not have high acidity, it contains on average 0.4 g of organic acids per 100 cm3. Tartaric acid and L-malic acid are major acids in grape juice. The presence of tartaric acid is a distinctive feature of grape juice, in other juices it presents extremely rare and only in traces. Potassium, magnesium, iron, manganese, as well as flavonoids and hydroxycinnamic acids are the most important for grape juice from the point of view of providing humans with micronutrients and minor BAS. Juices from red/purple grapes varieties contain anthocyanins (on average 3 mg/100 cm3), the color of grapes and grape juices are associated with them, about 50% of the anthocyanins are malvidin glycosides. Resveratrol (an average of 0.01 mg/ 100 cm3), a stilbenoid, is also found in grape juices, this substance is widely studied recently due to its high antioxidant activity. Caftaric acid prevails among hydroxycinnamic acids presented in grape juice (on average 5 mg/100 cm3). A portion of industrial grape juice contains, on average, 6-10% of human daily need for potassium, about 5-8% for magnesium, iron and manganese. The content of flavonoids per serving is about 25% of the adequate level of daily consumption, and the content of hydroxycinnamic acids exceeds it. Studies of fresh grapes purchased in commercial networks show that the content of magnesium, iron and manganese in grape juices of industrial production is comparable to the content of these micronutriens in fresh fruit.

Keywords:grape juice, nutrient profile, food substances, micronutrients, flavonoids, hydroxycinnamic acids, biologically active substances

Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2018; 87 (6): 95-105. doi: 10.24411/0042-8833-2018-10071.

В европейских странах доля виноградного сока варьирует от 1 до 9% всех потребляемых соков [1]. В России потребление виноградного сока, по оценке Российского союза производителей соков (РСПС), находится на уровне 25 млн литров в год. Большая часть виноградных соков на российском рынке изготовлена из красных/фиолетовых сортов винограда, соки из белого винограда, как правило, используются в смесях с другими соками, такими как яблочный. Исследования последних лет показывают, что благодаря присутствию в виноградном соке комплекса полифенольных соединений (флавоноидов, гидрокси-коричных кислот), обладающих антиоксидантной активностью, он может способствовать улучшению состояния организма человека, в первую очередь это касается сердечно-сосудистой системы и когнитивных функций [2-14].

Информация о количественном содержании в виноградном соке макро- и микронутриентов приводится в справочниках химического состава пищевых продуктов. Важным источником информации о содержании отдельных веществ (особенно полифенольных) являются публикации в научных журналах. Большую часть соков, потребляемых населением, составляют соки промышленного производства, поэтому для уточнения и дополнения данных, содержащихся в литературе, актуально проведение исследований таких соков.

Цель настоящей работы - установление нутриентного профиля виноградного сока на основе анализа данных литературы и результатов исследований виноградного сока промышленного производства. Статья продолжает серию публикаций о нутриентных профилях соков [15-19].

Материал и методы

Проанализирована информация из 13 справочников о содержании в виноградном соке пищевых и биологически активных веществ [20-32], а также опубликованных данных исследований по содержанию в виноградном соке минеральных веществ, витаминов и полифенольных соединений [11-14, 33-40].

РСПС проведены исследования представленного на российском рынке виноградного сока промышленного производства в аккредитованных лабораториях: ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии" (Москва, Россия), Испытательном центре ГЭАЦ "СОЭКС" (Москва, Россия), лаборатории Eurofins (Нант, Франция), лаборатории CHELAB (Хемминген, Германия), а также в научно-исследовательских центрах и производственных лабораториях членов РСПС (ООО "Пепсико Холдингс", АО "Мултон", АО "ПРОГРЕСС"). Определяемые пищевые и биологически активные вещества и методы, использованные для исследований, приведены в табл. 1. В Испытательном центре ГЭАЦ "СОЭКС" (Москва, Россия) и в лаборатории Eurofins (Нант, Франция) проведены исследования свежего винограда различных сортов на содержание калия, магния, железа, марганца, меди и витамина Е.

Результаты и обсуждение

Углеводы (моно- и дисахариды)

Основные моно- и дисахариды виноградного сока - глюкоза и фруктоза. Сахароза в нем практически не содержится [20, 21]. Данные литературы о содержании моно- и дисахаридов в виноградном соке, а также данные исследований соков промышленного производства приведены в табл. 2.

Данные, полученные в ходе исследований виноградных соков промышленного производства, соответствуют информации, приведенной в справочниках. По результатам, суммарное содержание моно- и дисахаридов составило 11,4-18,0 г в 100 см3.

Соотношение глюкозы и фруктозы в виноградном соке, как правило, близко к 1:1.

Органические кислоты

Органические кислоты в виноградном соке представлены большей частью винной и L-яблочной кислотами, лимонная кислота присутствует в небольших количествах [20, 21]. Концентрация винной кислоты варьирует в зависимости от сорта и зрелости винограда, но наибольшее влияние оказывают технологии производства сока. По сравнению с соками прямого отжима в восстановленных соках наблюдаются более низкие значения, что связано с осаждением солей винной кислоты (тартратов) в процессе производства концентрированного сока. Содержание L-яблочной кислоты в виноградном соке зависит от сорта и погодных условий при выращивании винограда. Установлено также, что по мере созревания ягод ее количество уменьшается [20]. Данные о содержании органических кислот в виноградном соке, в том числе промышленного производства, приведены в табл. 3.

Данные исследований виноградных соков промышленного производства показывают, что суммарное содержание в них кислот составляет 0,15-0,7 г/100 см3, при этом среднее содержание кислот в соке прямого отжима несколько выше, чем в восстановленном соке. Это связано, как правило, с более низким содержанием винной кислоты в восстановленных соках, что объясняется технологией производства, а также с более низким содержанием L-яблочной кислоты, которая в восстановленных соках в 70% случаев обнаруживается на уровне ниже значений, указанных в литературе.

Калий

Содержание калия в виноградном соке зависит от технологии производства. Из-за осаждения калиевых солей винной кислоты в процессе изготовления концентрированного сока, содержание калия в восстановленных соках ниже, чем в соках прямого отжима. Согласно данным литературы, в виноградном соке прямого отжима содержится 90-200 мг/100 см3 калия, в среднем около 140-150 мг/100 см3 [20, 21], в восстановленном соке - в среднем около 60 мг/100 см3 [22]. В большинстве справочников отсутствует информация, к какому виду виноградного сока (прямого отжима или восстановленному) относятся указанные в них средние значения. Значительный разброс таких значений - от 55 до 150 мг/100 см3 [23-30], позволяет предположить, что речь идет о разных видах сока.

Исследования показывают, что в виноградном соке промышленного производства содержание калия лежит в интервале 90-200 мг/100 см3 - для соков прямого отжима, и в интервале 30-160 мг/100 см3 - для восстановленных соков (табл. 4). Содержание калия в свежем винограде несколько выше его содержания в соках, что также связано с образованием нерастворимых тартратов калия в ходе отжима.

Кальций

Согласно данным литературы, содержание кальция в виноградном соке составляет 5,3-25 мг/100 см3 [11, 20-30]. Исследования (см. табл. 4) показывают, что концентрация кальция в виноградном соке варьирует в интервале 7,8-17,2 мг/100 см3, что соответствует данным литературы. Не выявлено значимых различий в содержании кальция для сока прямого отжима и восстановленного сока.

Магний

Согласно данным литературы, содержание магния в виноградном соке составляет 4-13 мг/100 см3 [11, 20-30]. Данные исследований показывают, что содержание магния в виноградном соке промышленного производства лежит в похожем интервале (см. табл. 4). Не выявлено значимых различий в содержании магния для сока прямого отжима и восстановленного сока, которое сопоставимо с содержанием этого вещества в свежем винограде.

Фосфор

Согласно данным литературы, содержание фосфора в виноградном соке составляет 7-23 мг/100 см3 [20-30]. Данные исследований показывают, что содержание фосфора в восстановленном виноградном соке (n=7) лежит в интервале 7,5-16,4 мг/100 см3 (М=11,2 мг/100 см3), что соответствует справочным данным.

Железо

Согласно данным литературы, содержание железа в виноградном соке составляет 0,045-0,9 мг/100 см3 [11, 21-31]. Исследования показывают, что содержание железа в виноградном соке промышленного производства лежит в интервале 0,1-0,6 мг/100 см3, что соответствует данным литературы. Не выявлено значимых различий в содержании железа для сока прямого отжима и восстановленного сока. Содержание железа в виноградном соке сопоставимо с содержанием этого вещества в свежем винограде (табл. 5).

Цинк

Согласно данным литературы, содержание цинка в виноградном соке составляет в среднем 0,04-0,1 мг/100 см3 [11, 21-30]. Определение содержания цинка в 2 образцах виноградных восстановленных соков показало, что оно находится ниже предела обнаружения использованного метода исследований (<0,05 мг/100 см3). Учитывая, что рекомендуемое потребление цинка составляет 15 мг/сут [41], уточнение содержания цинка в виноградном соке, как и включение этого микроэлемента в нутриентный профиль, представляется нецелесообразным.

Медь

Данные литературы показывают значительный разброс значений содержания меди в виноградном соке - от 0,009 до 0,15 мг/100 см3 [11, 21, 22, 24, 25, 27-30]. Исследование 6 образцов виноградного сока промышленного производства (3 соков прямого отжима и 3 восстановленных соков) показало, что содержание меди в одном из образцов сока прямого отжима и во всех образцах восстановленного сока находилось ниже предела обнаружения использованного метода исследований (<0,03 мг/100 см3). Еще в 2 образцах сока прямого отжима оно составило 0,040 и 0,128 мг/100 см3, и эти значения сопоставимы с содержанием меди в свежем винограде - 0,046-0,123 мг/100 г (n=4).

Содержание меди ниже предела обнаружения метода значимо с точки зрения уровня физиологической потребности человека в этом веществе (1 мг/сут [42]). В связи с этим представляется целесообразным применение более чувствительных методов исследований для уточнения содержания меди в виноградном соке промышленного производства, особенно в восстановленном соке.

Марганец

Согласно данным литературы [11, 21, 22, 24, 27-30], содержание марганца в виноградном соке составляет 0,029-0,36 мг/100 см3. Данные исследований показывают, что содержание марганца в виноградном соке промышленного производства соответствует справочным данным. Не выявлено значимых различий в содержании марганца для сока прямого отжима и восстановленного сока. Содержание марганца в виноградном соке сопоставимо с содержанием этого вещества в свежем винограде (см. табл. 5).

Витамин С

Концентрации витамина С в свежем винограде относительно невысоки - в 100 г содержится в среднем 2-11 мг витамина С [21, 23, 24, 33]. Соки промышленного производства, по данным литературы, содержат витамин С от следовых количеств до 9 мг/100 см3 [21, 22-25, 27-31, 34]. Исследование 5 образцов виноградных восстановленных соков показало, что содержание в них витамина С находится ниже предела обнаружения использованного метода исследований (<0,1 мг/100 см3), что говорит о незначительном присутствии витамина С в виноградном соке промышленного производства и о нецелесообразности включения этого вещества в нутриентный профиль виноградного сока.

Витамин Е

Согласно данным литературы, в 100 г свежего винограда содержится в среднем 0,2-0,7 мг витамина Е [21, 23, 24]. Данные о содержании витамина Е в виноградном соке показывают значительный разброс -от следовых количеств до 0,67 мг/100 см3 [22, 24, 25, 27, 29, 30]. Исследование 6 образцов виноградного сока промышленного производства (3 соков прямого отжима и 3 восстановленных соков) показало, что содержание витамина Е во всех образцах находилось ниже предела обнаружения использованного метода исследований (<0,08 мг/100 см3), что говорит о незначительном присутствии витамина Е в виноградном соке и о нецелесообразности включения этого вещества в нутриентный профиль. В исследованных образцах свежего винограда (n=4) содержание витамина Е составило 0,1-0,54 мг/100 г (M=0,39 мг/100 г), что соответствует данным литературы. Низкое содержание витамина Е в виноградном соке по сравнению со свежим виноградом связано с неравномерным распределением витамина Е в плодах: большая часть этого витамина содержится в косточках и не переходит в сок при отжиме [35, 36].

Молибден, хром, витамин В1 (тиамин), биотин

Согласно данным литературы, в виноградном соке относительно невысокие концентрации молибдена, хрома, витамина В1 и биотина, но при этом они значимы с точки зрения уровня физиологической потребности человека (табл. 6).

Для уточнения и подтверждения имеющихся данных необходимо проведение исследований с применением методов, обладающих достаточной чувствительностью, что на настоящий момент затруднено из-за отсутствия необходимой лабораторной базы и отработанных методик измерения таких концентраций веществ.

Полифенольные соединения

В литературе наблюдается большой разброс в данных по содержанию полифенольных соединений в виноградном соке (табл. 7), что отражает прежде всего значительные природные колебания содержания этих веществ в винограде разных сортов и соках из них. Колебания содержания полифенольных соединений связаны с сортовыми особенностями винограда, условиями его произрастания и технологиями переработки в сок [34, 38]. В целом общее содержание полифенольных соединений выше в соках из винограда красных/фиолетовых сортов в сравнении с соками из белых сортов винограда.

Полифенольные соединения виноградного сока представлены в основном флавоноидами, стильбеноидами и гидроксикоричными кислотами.

Флавоноиды

Цвет сока из винограда красных/фиолетовых сортов определяется присутствием антоцианинов - природных пигментов, имеющих красную или фиолетовую окраску. Согласно данным литературы, в красном/фиолетовом виноградном соке содержатся мальвидин-3-О-глюкозид, мальвидин-3-0-(6-п-кума-роил)-глюкозид, мальвидин-3-0-(6-ацетил)-глюкозид, пеонидин-3-0-глюкозид, петунидин-3-0-глюкозид, де-льфинидин-3-0-глюкозид, цианидин-3-О-глюкозид и другие антоцианины [11, 12, 20, 34, 37, 38], суммарное содержание антоцианинов в красном/фиолетовом виноградном соке варьирует в пределах 0,52-41,9 мг/100 см3 [11, 12, 32, 34, 37, 38].

По результатам исследований красных/фиолетовых виноградных соков, содержание антоцианинов в пересчете на цианидин-3-О-глюкозид в восстановленных соках промышленного производства составило 3,4 (1,72-5,1) мг/100 см3 (n=5), при этом оно было значительно выше, чем в соках прямого отжима 0,89 (0,62-1,08) (n=3).

Большая часть антоцианинов виноградного сока, по данным исследований (табл. 8), приходится на гликозиды мальвидина - в среднем около 50% от суммарного содержания антоцианинов, далее следуют производные пеонидина - около 20-25%.

В виноградном соке (как из красных/фиолетовых, так и из белых сортов) присутствуют также другие группы флавоноидов: проантоцианидины, катехины, флавонолы (кверцетин, рутин, мирицетин, кемпферол), а также стильбеноид ресвератрол [11, 14, 32, 34, 37-39]. Данные о содержании указанных веществ, включая данные исследований содержания ресвератрола в виноградных соках промышленного производства, приведены в табл. 9.

Флавоноиды в виноградном соке требуют дальнейшего изучения. Согласно данным литературы, значительная часть флавоноидов виноградного сока представлена проантоцианидинами, исследование их содержания представляется особенно важным.

Гидроксикоричные кислоты

Данные литературы о содержании в виноградном соке гидроксикоричных кислот немногочисленны. Суммарное содержание гидроксикоричных кислот оценивается как 0,92-47,7 мг/100 см3 [11, 14, 34, 37, 38, 40]. В том числе указывается на присутствие в виноградном соке кофейной кислоты на уровне 0,14-1,8 мг/100 см3 и хлорогеновой (5-кофеоилхинной) кислоты на уровне 0,180,24 мг/100 см3 [11, 14, 34, 40]. Данные исследований 6 образцов виноградных соков (табл. 10) подтверждают присутствие в виноградном соке указанных кислот. При этом установлено, что большая часть гидроксикоричных кислот в виноградном соке представлена кафтаровой кислотой (транс- и цисизомеры), также обнаружен транс-изомер кутаровой кислоты. Суммарное содержание гидроксикоричных кислот в соках промышленного производства составило 3,37-7,18 мг/100 см3, не выявлено значимых различий в содержании гидрок-сикоричных кислот для сока прямого отжима и восстановленного сока.

Нутриентный профиль виноградного сока

Нутриентный профиль виноградного сока включает информацию о содержании в нем макро- и микронутриентов, органических кислот, минорных биологически активных веществ. При определении значений, вносимых в нутриентный профиль, приоритетными являются данные исследований сока промышленного производства.

Нутриентный профиль виноградного сока представлен в табл. 11 и 12 и примечаниях к ним. Информация, представленная в нутриентном профиле, может использоваться при некоммерческих коммуникациях и не может использоваться в других целях, в том числе в целях маркировки продукции.

Заключение

На основании анализа данных литературы и результатов исследований, проведенных РСПС, представлен нутриентный профиль виноградного сока, где указано содержание более 30 пищевых и биологически активных веществ.

Наиболее значимыми с точки зрения обеспечения человека микронутриентами и минорными биологически активными веществами для виноградного сока, в том числе для виноградного сока промышленного производства, являются минеральные вещества - калий, магний, железо и марганец, а также флавоноиды и гидроксикоричные кислоты - полифенольные соединения, обладающие антиоксидантными свойствами. В порции виноградного сока содержится в среднем 6-10% от суточной потребности человека в калии, около 5-8% - в магнии, железе и марганце (суточная потребность согласно [41] и [42]). Содержание флавоноидов в порции составляет около 25% от адекватного уровня суточного потребления, а содержание гидроксикоричных кислот его превышает (суточная потребность согласно [42] и [43]).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Литература

1. Fruit Juice Focus, September/October 2018. URL: www.fruitjuicefocus.com.

2. Joseph J.A., Shukitt-Hale B., Willis L.M. Grape juice, berries, and walnuts affect brain aging and behavior // J. Nutt. 2009. Vol. 139, N 9. P. 1813S-1817S.

3. Shukiti-Hale B., Carey A., Simon L., Mark D.A., Joseph J.A. Effects of Concord grape juice on cognitive and motor deficits in aging // Nutr. J. 2006. Vol. 22, N 3. P. 295-302.

4. da Silva J.K., Cazarin C.B., Correa L.C., Batista A.G., Furlan C.P., Biasoto A.C. et al. Bioactive compounds of juices from two Brazilian grape cultivars // J. Sci Food Agric. 2016. Vol. 96, N 6. P.1990-1996. doi: 10.1002/jsfa.7309.

5. Toscano L.T., Tavares R.L., Toscano L.T., Silva C.S., Almeida A.E., Biasoto A.C. et al. Potential ergogenic activity of grape juice in runners // Appl. Physiol. Nutr. Metab. 2015. Vol. 40, N 9. P. 899-906. doi:10.1139/apnm-2015-0152.

6. Corredor Z., Rodrшguez-Ribera L., Coll E., Montanes R., Diaz J.M., Ballarin J. et al. Unfermented grape juice reduce genomic damage on patients undergoing hemodialysis // Food Chem. Toxicol. 2016. Vol. 92. P. 1-7. doi: 10.1016/j.fct.2016.03.016.

7. Krikorian R., Boespflug E.L., Fleck D.E., Stein A.L., Wightman J.D., Shidler M.D. et al. Concord grape juice supplementation and neurocognitive function in human aging // J, Agric, Food Chem. 2012. Vol. 60, N 23. P. 5736-5742. doi: 10.1021/jf300277g.

8. Kokkou E., Siasos G., Georgiopoulos G., Oikonomou E., Verveniotis A., Vavuranakis M. et al. The impact of dietary flavonoid supplementation on smoking-induced inflammatory process and fibrinolytic impairment // Atherosclerosis. 2016. Vol. 251. P. 266-272. doi:10.1016/j.atherosclerosis.2016.06.054.

9. Toscano L.T., Silva A.S., Toscano L.T., Tavares R.L. et al. Phenolics from purple grape juice increase serum antioxidant status and improve lipid profile and blood pressure in healthy adults under intense physical training // J. Functional Foods. 2017. Vol. 33. P. 419-424. doi.org/10.1016/j.jff.2017.03.063.

10. Haskell-Ramsay C.F., Stuart R.C., Okello E.J., Watson A.W. Cognitive and mood improvements following acute supplementation with purple grape juice in healthy young adults // Eur. J. Nutr. 2017. doi: 10.1007/s00394-017-1454-7.

11. Toaldo I.M., Cruz F.A., Alves Tde L., de Gois J.S., Borges D.L., Cunha H.P. et al. Bioactive potential of Vitis labrusca L. grape juices from the Southern Region of Brazil: Phenolic and elemental composition and effect on lipid peroxidation in healthy subjects // Food Chem. 2015. Vol. 173. P. 527-535.

12. Moreno-Montoro M., Olalla-Herrera M., Gimenez-Martinez R., Navarro-Alarcon M., Rufian-Henares J.A. Phenolic compounds and antioxidant activity of Spanish commercial grape juices // J. Food Composition and Analysis. 2015. Vol. 38. P. 19-26.

13. Lamport D.J., Lawton C.L., Merat N., Jamson H., Myrissa K., Hofman D. et al. Concord grape juice, cognitive function, and driving performance: a 12-wk, placebo-controlled, randomized crossover trial in mothers of preteen children // Am. J. Clin. Nutri. 2016. Vol. 103. P. 775-783.

14. Zuanazzi C., Maccari P.A., Beninca S.C., Branco C.S., Theodoro H., Vanderlinde R. et al. White grape juice increases HDL cholesterol and reduces body mass index, abdominal and waist circunference in women // Nutrition. 2019. Vol. 57. P. 109-114. doi: 10.1016/j.nut.2018.05.026.

15. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б. Нутриентный профиль яблочного сока // Вопр. питания. 2017. Т. 86. № 4. С. 125-136.

16. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б. Нутриентный профиль апельсинового сока // Вопр. питания. 2017. Т. 86. № 6. С. 103-113.

17. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Бекетова Н.А. Нутриентный профиль томатного сока // Вопр. питания. 2018. Т. 87. № 2. С. 53-64.

18. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутриентный профиль вишневого сока // Вопр. питания. 2018. Т. 87. № 4. С. 78-86.

19. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутриентный профиль грейпфрутового сока // Вопр. питания. 2018. Т. 87. № 5. С. 85-94.

20. Code of Practice for Evaluation of Fruit and Vegetables Juices. A.I.J.N. URL: http://www.aijn.org/publications/code-of-practice/the-aijn-code-of-practice/ (дата обращения: 23.10.2018).

21. Souci S.W., Fachmann W., Kraut H., revised by Kirchhoff E. Food composition and nutrition tables, based on the 7th edition. Stuttgart: Medpharm GmbH Scientific Publishers, 2008. P. 1198-1199.

22. Table Ciqual, Composition Nutritionnelledesalimentsde ANSES (Франция). URL: https://pro.anses.fr/TableCIQUAL/index.htm (дата обращения: 23.10.20180.

23. USDA National Nutrient Database for Standard Reference, Вып. 28 (США). URL: https://ndb.nal.usda.gov/ndb/ (дата обращения: 23.10.2018).

24. Скурихин И.М., Тутельян В.А. Таблицы химического состава и калорийности российских продуктов питания: Справочник. М. : ДеЛипринт, 2007.

25. Dutch Food Composition Database NEVO (Нидерланды). URL: https://nevo-online.rivm.nl/ (дата обращения: 23.10.2018).

26. Norwegian Food Compositiontable (2012). URL: http://www.matvaretabellen.no/ (дата обращения: 23.10.2018).

27. Banca Dati di ComposizionedegliAlimenti per StudiEpidemiologici in Italia (BDA) (Италия). URL: http://www.bdaieo.it/test/SearchForName.aspx?Lan=Eng (дата обращения: 23.10.2018).

28. UK database - McCance,Widdowson, CompositionofFoods (Великобритания). URL: https://www.gov.uk/government/publications/composition-of-foods-integrated-dataset-cofid (дата обращения: 23.10.2018).

29. Fødevaredata, DTU Fødevareinstitutted (Дания). URL: http://www.food.dtu.dk/Fejl/Fejl.aspx?aspxerrorpath=/ (дата обращения: 23.10.2018).

30. German Nutrient Database: BLS online portal. URL: https://www.vitamine.com/lebensmittel/ (дата обращения: 20.08.2018).

31. The Swedish Food Composition Database, Livsmedelsverket (Швеция). URL: https://www.livsmedelsverket.se/en/food-andcontent/naringsamnen/livsmedelsdatabasen (дата обращения: 23.10.2018).

32. USDA Database for the Flavonoid Content of Selected Foods. Release 3.2 (November 2015). URL: https://data.nal.usda.gov/dataset/usda-database-flavonoid-content-selected-foods-release-32-november-2015 (дата обращения: 23.10.2018).

33. Holland B., Unwin L.D., Buss D.H. Fruit and Nuts. First Suppl. To McCance & Widdowson's. The composition of foods. 5 ed. Royal Soc. Chemistry, Cambridge, 1992.

34. dos Santos Limaa M., da Conceicao Prudencio Dutraa M., Toaldob I.M., Correac L.C., Pereirac G.E., de Oliveirad D. et al. Phenolic compounds, organic acids and antioxidant activity of grape juices produced in industrial scale by different processes of maceration // Food Chemistry. 2015. Vol. 188. P. P. 384-392.

35. Seker M.E., Celik A., Dost K. Determination of vitamin E isomers of grape seeds by high-performance liquid // J. Chromatogr. Sci. 2012. Vol. 50. P. 97-101.

36. Bombai G., Pasini F., Verardo V., Sevindik O., Di Foggia M., Tessarin P. Monitoring of compositional changes during berry ripening in grape seed extracts of cv. Sangiovese (Vitis vinifera L.) // J. Sci Food Agric. 2017. Vol. 97, N 9. P. 3058-3064.

37. Genova G., Tosetti R., Tonutti P. Berry ripening, pre-processing and thermal treatments affect the phenolic composition and antioxidant capacity of grape (Vitis vinifera L.) juice // J. Sci Food Agric. 2015. Vol. 96, Is. 2. P. 664-671.

38. Blumberg J.B., Vita J.A., Chen C.-Y.O. Concord grape juice polyphenols and cardiovascular risk factors: dose-response relationships. Nutrients. 2015. Vol. 7, N 12. P. 10032-10052.

39. Kuhn P., Kalariya H.M., Poulev A., Ribnicky D.M., Jaja-Chimedza A., Roopchand D.E. et al. Grape polyphenols reduce gut-localized reactive oxygen species associated with the development of metabolic syndrome in mice // PLoS ONE. 2018. Vol. 13, N 10. P. e0198716. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0198716.

40. Singleton V.L., Zaya J., Trousdale E.K. Caftaric and coutaric acids in fruit of Vitis // Phytochemistry. 1986. Vol. 25. P. 2127-2133.

41.Технический регламент Таможенного союза ТР ТС 022/2011 "Пищевая продукция в части ее маркировки" (утвержден Решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г. № 881).

42. Методические рекомендации Роспотребнадзора МР 2.3.1.2432-08 от 18.12.2008 "Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации".

43. Методические рекомендации Роспотребнадзора МР 2.3.1.1915-04 от 02.07.2004. "Рекомендуемые уровни потребления пищевых и биологически активных веществ".

References

1. Fruit Juice Focus, September/October 2018. Available at: www.fruitjuicefocus.com .

2. Joseph J.A., Shukitt-Hale B., Willis L.M. Grape juice, berries, and walnuts affect brain aging and behavior. J Nutt. 2009; 139: 1813S-7S.

3. Shukiti-Hale B., Carey A., Simon L., Mark D.A., Joseph J.A. Effects of Concord grape juice on cognitive and motor deficits in aging. Nutrition Journal. 2006; 22 (3): 295-302.

4. da Silva J.K., Cazarin C.B., Correa L.C., Batista A.G., Furlan C.P., Biasoto A.C., et al. Bioactive compounds of juices from two Brazilian grape cultivars. J Sci Food Agric. 2016; 96 (6): 1990-6. doi: 10.1002/jsfa.7309.

5. Toscano L.T., Tavares R.L., Toscano L.T., Silva C.S., Almeida A.E., Biasoto A.C., et al. Potential ergogenic activity of grape juice in runners. Appl Physiol Nutr Metab. 2015; 40 (9): 899-906. doi:10.1139/apnm-2015-0152.

6. Corredor Z., Rodrшguez-Ribera L., Coll E., Montanes R., Diaz J.M., Ballarin J., et al. Unfermented grape juice reduce genomic damage on patients undergoing hemodialysis. Food Chem Toxicol. 2016; 92: 1-7. doi: 10.1016/j.fct.2016.03.016.

7. Krikorian R., Boespflug E.L., Fleck D.E., Stein A.L., Wightman J.D., Shidler M.D., et al. Concord grape juice supplementation and neurocognitive function in human aging. J Agric Food Chem. 2012; 60 (23): 5736-42. doi: 10.1021/jf300277g.

8. Kokkou E., Siasos G., Georgiopoulos G., Oikonomou E., Verveniotis A., Vavuranakis M., et al. The impact of dietary flavonoid supplementation on smoking-induced inflammatory process and fibrinolytic impairment. Atherosclerosis. 2016; 251: 266-72. doi: 10.1016/j.atherosclerosis.2016.06.054.

9. Toscano L.T., Silva A.S., Toscano L.T., Tavares R.L., et al. Phenolics from purple grape juice increase serum antioxidant status and improve lipid profile and blood pressure in healthy adults under intense physical training. J Functional Foods. 2017; 33: 419-24. doi.org/10.1016/j.jff.2017.03.063

10. Haskell-Ramsay C.F., Stuart R.C., Okello E.J., Watson A.W. Cognitive and mood improvements following acute supplementation with purple grape juice in healthy young adults. Eur J Nutr. 2017. doi: 10.1007/s00394-017-1454-7

11. Toaldo I.M., Cruz F.A., Alves Tde L., de Gois J.S., Borges D.L., Cunha H.P., et al. Bioactive potential of Vitis labrusca L. grape juices from the Southern Region of Brazil: Phenolic and elemental composition and effect on lipid peroxidation in healthy subjects. Food Chemistry. 2015; 173: 527-35.

12. Moreno-Montoro M., Olalla-Herrera M., Gimenez-Martinez R., Navarro-Alarcon M., Rufian-Henares J.A. Phenolic compounds and antioxidant activity of Spanish commercial grape juices. J Food Composition and Analysis. 2015; 38: 19-26.

13. Lamport D.J., Lawton C.L., Merat N., Jamson H., Myrissa K., Hofman D., et al. Concord grape juice, cognitive function, and driving performance: a 12-wk, placebo-controlled, randomized crossover trial in mothers of preteen children. Am J Clin Nutr. 2016; 103: 775-83.

14. Zuanazzi C., Maccari P.A., Beninca S.C., Branco C.S., Theodoro H., Vanderlinde R., et al. White grape juice increases HDL cholesterol and reduces body mass index, abdominal and waist circunference in women. Nutrition. 2019; 57: 109-14. doi: 10.1016/j.nut.2018.05.026.

15. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B. Apple juice nutritional profile. Voprosypitaniia [Problems of Nutrition]. 2017; 86 (4): 125-136. (in Russian)

16. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B. Orange juice nutritional profile. Voprosypitaniia[Problems of Nutrition]. 2017; 86 (6): 103-13. (in Russian)

17. Ivanova N.N., Khomich L.М., Beketova N.A. Tomato juice nutritional profile. Voprosypitaniia[Problems of Nutrition]. 2018; 87 (2): 53-64. (in Russian)

18. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B., Eller K.I. Cherry juice nutritional profile. Voprosypitaniia[Problems of Nutrition]. 2018; 87 (4): 78-86. (in Russian)

19. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B., Eller K.I. Grapefruit juice nutritional profile. Voprosypitaniia[Problems of Nutrition]. 2018; 87 (5): 85-94. (in Russian)

20. Code of Practice for Evaluation of Fruit and Vegetables Juices. A.I.J.N. Available at: http://www.aijn.org/publications/code-of-practice/the-aijn-code-of-practice. The document was quoted as of 23.10.2018.

21. Souci S.W., Fachmann W., Kraut H., revised by Kirchhoff E. Food composition and nutrition tables, based on the 7th edition. Stuttgart: Medpharm GmbH Scientific Publishers, 2008; 1198-9.

22. Table Ciqual, Composition Nutritionnelledesalimentsde ANSES (France). Available at: https://pro.anses.fr/TableCIQUAL/index.htm The document was quoted as of 23.10.2018.

23. USDA National Nutrient Database for Standard Reference, Выпуск 28 (США). Available at: https://ndb.nal.usda.gov/ndb/ The document was quoted as of 23.10.2018.

24. Skurikhin I.M., Tutelyan V.A. Tables of the chemical composition and caloric content of Russian food: Handbook. Moscow: DeLi print; 2007.

25. Dutch Food Composition Database NEVO. Available at: https://nevo-online.rivm.nl/ The document was quoted as of 23.10.2018.

26. Norwegian Food Compositiontable (2012). Available at: http://www.matvaretabellen.no/ The document was quoted as of 23.10.2018.

27. Banca Dati di ComposizionedegliAlimenti per StudiEpidemiologici in Italia (BDA). Available at: http://www.bdaieo.it/test/SearchForName.aspx?Lan=Eng The document was quoted as of 23.10.2018.

28. UK database - McCance, Widdowson, Composition of Foods. Available at: https://www.gov.uk/government/publications/composition-of-foods-integrated-dataset-cofid . The document was quoted as of 23.10.2018.

29. Fodevaredata, DTU Fodevareinstitutted. Available at: http://www.food.dtu.dk/Fejl/Fejl.aspx?aspxerrorpath=/ The document was quoted as of 23.10.2018.

30. German Nutrient Database: BLS online portal. Available at: https://www.vitamine.com/lebensmittel/ The document was quoted as of 20.08.2018.

31. The Swedish Food Composition Database, Livsmedelsverket. Available at: https://www.livsmedelsverket.se/en/food-andcontent/naringsamnen/livsmedelsdatabasen The document was quoted as of 23.10.2018.

32. USDA Database for the Flavonoid Content of Selected Foods. Release 3.2 (November 2015). Available at: https://data.nal.usda.gov/dataset/usda-database-flavonoid-content-selected-foods-release-32-november-2015. The document was quoted as of 23.10.2018.

33. Holland B., Unwin LD., Buss D.H. Fruit and Nuts. 1. Suppl. To McCance & Widdowson's The composition of foods (5. Ed). Royal Soc Chemistry, Cambridge; 1992.

34. dos Santos Limaa M., da Conceicao Prudencio Dutraa M., Toaldob I.M., Correac L.C., Pereirac G.E., de Oliveirad D., et al. Phenolic compounds, organic acids and antioxidant activity of grape juices produced in industrial scale by different processes of maceration. Food Chemistry. 2015; 188: 384-92.

35. Seker M.E., Celik A., Dost K. Determination of vitamin E isomers of grape seeds by high-performance liquid. J Chromatogr Sci. 2012; 50: 97-101.

36. Bombai G., Pasini F., Verardo V., Sevindik O., Di Foggia M., Tessarin P., et al. Monitoring of compositional changes during berry ripening in grape seed extracts of cv. Sangiovese (Vitis vinifera L.). J Sci Food Agric. 2017; 97 (9): 3058-64.

37. Genova G., Tosetti R., Tonutti P. Berry ripening, pre-processing and thermal treatments affect the phenolic composition and antioxidant capacity of grape (Vitis vinifera L.) juice. J Sci Food Agric. 2015; 96 (2): 664-71.

38. Blumberg J.B., Vita J.A., Chen C.-Y.O. Concord grape juice polyphenols and cardiovascular risk factors: dose-response relationships. Nutrients. 2015; 7 (12): 10032-52.

39. Kuhn P., Kalariya H.M., Poulev A., Ribnicky D.M., Jaja-Chimedza A., Roopchand D.E., et al. Grape polyphenols reduce gut-localized reactive oxygen species associated with the development of metabolic syndrome in mice. PLoS ONE. 2018; 13 (10): e0198716. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0198716.

40. Singleton V.L., Zaya, J., Trousdale E.K. Caftaric and coutaric acids in fruit of Vitis. Phytochemistry. 1986; 25: 2127-33.

41. Technical regulations of the Customs Union TR TC 022/2011 “Food products in terms of its marking” (approved by the Decision of the Commission of the Customs Union of December 9, 2011 No. 881).

42. Methodical recommendations Rospotrebnadzor MR 2.3.1.2432-08 dated 18.12.2008 “Norms of physiological needs in energy and nutrients for different groups of the population of the Russian Federation”.

43. Methodical recommendations Rospotrebnadzor MR 2.3.1.1915-04 dated 02.07.2004 “Recommended levels of consumption of food and biologically active substances”.