Features of actual nutrition of the adult population in Republic of Buryatia in modern conditions

Abstract

Evaluation of the actual nutrition of the population of individual regions allows the development of targeted practical measures to improve nutrition, the structure of food consumption and appropriate recommendations to ensure optimal development and health status of a person. In order to study the nutrition of the adult population of the Republic of Buryatia, a retrospective analysis of the feeding structure data was conducted according to the data of the territorial department of the Federal State Statistics Service for the Republic of Buryatia, and the results obtained in the course of the questionnaire survey of 426 people (chosen by selective method with observance of representativeness) were analyzed. The data are presented obtained on the results of comparison with physiological needs in energy and nutrients for men and women in the most employable age of 30-39 years, having the third group of labor intensity. The structure of the food indicates its irrationality, which was confirmed by an increase in the consumption of food products with high content of saturated fats and added sugars, a decrease in the consumption of biologically valuable food products with high food density. In the product mix of the adult population of the republic, both among men and women, there was a lack of consumption of products from aquatic bioresources, vegetables, dairy products and eggs. At the same time, the consumption of bakery, flour-grinding products and potatoes in aggregate amounted to 120% of the recommended level. According to the results of the observation, 91.6% of the interviewed did not take into account the distribution of caloric intake by meals, in 5 0.8% the highest calorie intake was for dinner. Actual nutrition included elements that are risk factors for the development of endocrine pathology, disorders of the hormonal system and other metabolic diseases. There was a high level of energy intake for a number of years, which averaged 2891±43.6 kcal in men, 2407±38.4 in women, due to excess of fat and carbohydrates with a protein content of 82.4-87.3% of the recommended level. As a result, the problem of healthy nutrition, bringing the diet in line with the real physiological needs of a person requires serious systemic decisions in terms of organizing, systematizing and standardizing nutrition.

Keywords:food products, nutritional assessment, actual nutrition, frequency method, able-bodied population, macronutrients

Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2018; 87 (3): 30-35. doi: 10.24411/0042-8833-2018-10028.

Питание на протяжении всего существования чело­вечества являлось наиболее сильным и устойчивым фактором среды, оказывающим постоянное влияние на состояние здоровья. Одно из основных направлений реализации государственной политики в области здоро­вого питания - разработка и внедрение программ госу­дарственного мониторинга питания и здоровья населе­ния на основе проведения специальных исследований индивидуального питания, включая вопросы безопас­ности и развития распространенных алиментарно-зави­симых состояний [1-3].

В последние годы структура питания населения ха­рактеризуется дефицитом витаминов, эссенциальных микроэлементов. Недостаточное поступление микронутриентов с пищей - общая проблема всех цивилизо­ванных стран. Она возникла как неизбежное следствие снижения энерготрат и соответствующего уменьшения общего количества пищи, потребляемой современным человеком. Наметившаяся тенденция к увеличению выпуска переработанных пищевых продуктов, стре­мительная урбанизация и изменения в образе жизни привели к сдвигам в режиме питания. На фоне снижения энерготрат рацион питания современного человека ха­рактеризуется монотонизацией, утратой разнообразия, сведением к узкому стандартному набору основных групп продуктов и блюд; увеличением потребления рафинированных, высококалорийных, но бедных вита­минами и минеральными веществами продуктов; возрастанием в рационе доли продуктов, подвергнутых консервированию, длительному хранению, интенсивной технологической обработке, что неизбежно ведет к по­тере витаминов [4, 5].

Одним из приоритетных направлений деятельности санитарно-эпидемиологической службы является со­вершенствование системы рационального питания и профилактики заболеваний обмена веществ, проведе­ние мониторинга [6].

Целью настоящей работы стало изучение фактичес­кого питания взрослого населения Республики Буря­тия на основе статистических и персонализированных сведений.

Материал и методы

Исследование выполнено на основе ретроспектив­ного анализа данных среднедушевого потребления пи­щевых продуктов по сведениям территориального ор­гана Федеральной службы государственной статистики по Республике Бурятия за 2015 г. Структуру питания, по данным статистики, сравнивали с показателями 2005 г. Оценивали обеспеченность основными макронутриентами для женщин и мужчин 3-й группы интенсивности труда в трудоспособном возрасте (30-39 лет). Сред­ний объем потребления продуктов населением Респуб­лики Бурятия сравнивали с рекомендуемыми объемами потребления (приказ Минздрава России от 19.08.2016 № 614 "Об утверждении рекомендаций по рациональ­ным нормам потребления пищевых продуктов, отвечаю­щих современным требованиям здорового питания").

Особенности питания взрослого трудоспособного ра­ботающего населения Республики Бурятия исследовали с использованием разработанных анкет, включающих специальные разделы, характеризующие социально-демографические параметры (пол, возраст, среднеду­шевой доход), состояние здоровья, вредные привычки, пищевое поведение, занятия физкультурой и спортом. Индивидуальное потребление продуктов оценивали ме­тодом анализа частоты потребления. Структуру продук­тового набора изучали по 65 видам пищевых продуктов. Результаты анкетирования анализировали дифферен­цированно с учетом гендерных особенностей.

Исходя из принципов формирования репрезентативных выборок было выбрано 3 страта, включающих городское население административного центра Республики Буря­тия (Улан-Удэ) и 2 типичных районов, что составляет 13% от общего числа муниципальных образований Респуб­лики Бурятия (при необходимом количестве более 4,5%). В каждом страте выявлены когорты из трудоспособ­ного населения, относящиеся к декретированной группе (работники общественного питания и продовольствен­ной торговли, образовательных учреждений, предпри­ятий пищевой промышленности). Численность респон­дентов составила 426 человек, из них 56% женщин, 44% мужчин. Все интервьюированные лица дали добро­вольное информированное согласие.

Статистическую обработку материала проводили с использованием программы Statistica 10.0. Сравне­ние средних проведено по критерию Стьюдента для несвязанных выборок, значимыми принимали различия при р<0,05.

Результаты

В количественных показателях питания населения Республики Бурятия за последние 10 лет отмечалась положительная тенденция. Так, по данным территори­ального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Бурятия было установлено, что среднедушевое потребление населением региона мяса возросло на 18%, яиц - на 30%, рыбы - на 33%, овощей - на 36%, молока и молочных продуктов -на 60%, масла растительного - на 83%. К числу положи­тельных моментов можно отнести снижение потребле­ния таких продуктов, как хлеб и макаронные изделия, на 11 и картофеля на 19%. Вместе с тем потребление основных видов продуктов не соответствовало реко­мендуемому уровню. По сравнению с рекомендуемыми рациональными нормами отмечается снижение пот­ребления молока и молочных продуктов на 19%, яиц -более 20%, овощей, рыбы и рыбопродуктов - более 50%, мяса и мясопродуктов - 12%. Отметим, что в среднем по Российской Федерации снижение пот­ребления по вышеуказанным группам продуктов также варьирует от 5 до 30%. Структура питания населения Республики Бурятия характеризуется преобладанием углеводистого рациона питания. Потребление хлеба, хлебобулочных изделий и картофеля в совокупности составило 116% от рекомендуемой нормы (табл. 1).

При сравнении уровня потребления по данным анке­тирования с рациональными нормами также отмечается недостаточное потребление основных групп пищевых продуктов (табл. 2). Так, потребление мяса среди муж­чин составило 75%, а среди женщин - 50% от рекомен­дуемой нормы (200,0 г/сут). Особенно остро дефицит потребления наблюдается в группах: молоко и молочные продукты (в 2,0-2,1 раза ниже рекомендуемых норм), яйца и яйцепродукты, а также рыба и морепродукты (в 1,8-2,0 раза). Некоторая дефицитность отмечена и для фактического потребления плодоовощной про­дукции. Выявлены некоторые гендерные статистически значимые различия в потреблении основных групп про­дуктов: мужчины потребляют больше, чем женщины, мясо и мясопродукты в 1,5 раза; хлеб и хлебобулочные изделия - в 2 раза; картофель - в 1,5 раза; сахар -в 1,2 раза. Вместе с тем мужчины меньше включают в свой рацион растительного масла. Вследствие этого среди мужчин недостаточное потребление дан­ного продукта выражено больше, чем среди женщин (в 2,1 раза ниже относительно рекомендуемой нормы против 1,4 раза соответственно).

Проведенная оценка пищевой и энергетической цен­ности среднесуточного рациона показала, что содержание белка составило 87,3% от рекомендуемого уровня [7] у мужчин (67,2±0,4 г при норме 77 г) и 82,4% у женщин (53,6±0,4 г при норме 65 г).

Согласно полученным данным содержание жиров в рационе было несколько выше рекомендуемых величин у мужчин и составило 108,4% (95,4±0,4 г при норме 88 г) и 102,1% у женщин (73,5±0,3 г при норме 72 г). Жиры рас­тительного происхождения составляли 78% от нормы.

Суммарное содержание углеводов в рационе пре­высило рекомендуемый уровень на 12,1% у мужчин (433,8±4,8 г при норме 387 г) и на 15,7% у женщин (359,8±3,1 г при норме 311 г).

Отмечается высокий уровень энергетической цен­ности среднесуточного рациона питания в течение ряда лет, которая в среднем составила 2891±44 ккал у муж­чин, 2407±38 ккал у женщин (при рекомендуемой норме 2650 ккал/сут у мужчин, 2150 ккал/сут у женщин), за счет превышения содержания жиров и углеводов при содер­жании белка 82,4-87,3% от рекомендуемого уровня.

С использованием анкет-опросников была изучена информированность взрослого населения по вопросам рационального питания. Результаты опроса показали, что 91,6% взрослого населения не придерживались рекомендаций по распределению калорийности по при­емам пищи. У половины (50,8%) населения наблюдался сдвиг калорийности рациона в сторону вечера, время приема пищи ограничено у 27,0±2,9% взрослого насе­ления, у мужчин - статистически значимо чаще, чем у женщин (соответственно 35,1 и 22,8%, p=0,034).

Средняя кратность приемов пищи составила 3,43± 0,26 раза в сутки. У мужчин и у женщин значимых разли­чий в средних показателях не установлено. Так, средний показатель кратности приемов пищи у мужчин составил 3,61±0,26 раза в день, у женщин - 3,25±0,26 раза в день. Доля лиц, принимающих пищу 5 раз и более, составила 7,4% у мужчин, 9,7% у женщин, 4 раза - 27,8% среди мужчин и 45,3% среди женщин, однократный и двукрат­ный прием пищи выявлен у 16,8% мужчин и 1,4% жен­щин, остальные опрошенные мужского и женского пола, составившие соответственно 48 и 43,6%, принимали пищу 3 раза в день.

Таким образом, полученные результаты свидетельст­вуют об отсутствии в популяции взрослого населения стабильной основной группы питающихся регулярно, с рациональной кратностью и имеющих все необходимые приемы пищи и рекомендуемый продуктовый набор.

Обсуждение

Полученные данные показали, что в Республике Буря­тия среднедушевое потребление основных групп пище­вых продуктов отличается от потребления в Российской Федерации и в Сибирском федеральном округе [8, 9]. В регионе отмечается меньшее потребление рыбы и рыбной продукции, в одинаковой степени характерное для мужчин и женщин, овощей, яиц. Поскольку дан­ные группы продуктов являются источниками пищевых веществ, жирорастворимых витаминов и эссенциальных микроэлементов, к числу первоочередных задач относится повышение осведомленности и понимания в отношении соблюдения принципов здорового питания путем увеличения потребления овощей, рыбы и яиц населением республики и положительного воздействия профилактических мероприятий.

В ходе исследования выявлены значительные рас­хождения оценок по среднедушевому потреблению кар­тофеля, овощей, мяса и мясопродуктов, полученных по материалам территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Бу­рятия и данным нашего опроса взрослого населения. По нашему мнению, этот факт связан, во-первых, с различиями рациона в отдельных возрастных группах (что не учитывается в статистических формах), а во-вторых, со спецификой формирования рациона среди насе­ления муниципальных районов и Улан-Удэ, где большая часть населения предпочитает продукты из частных хозяйств (картофель, мясо, овощи). Сложившаяся струк­тура среднедушевого рациона питания взрослого насе­ления Республики Бурятия отражает его несбалансиро­ванность, избыток продуктов, содержащих насыщенные жиры, моно- и дисахариды, дефицит основных групп пищевых продуктов.

Потребление продуктов, содержащих большое ко­личество жиров и добавленных сахаров, недостаток в рационе овощей и фруктов, рыбы и морепродуктов способствуют росту избыточной массы тела и ожи­рению. Частота данной патологии среди населения Республики Бурятия с начала тысячелетия возросла на 23%, что не отличается от темпов роста, характер­ных для других регионов России [10, 11]. Кроме того, значительная часть работающего населения не имеет возможности правильно питаться, особенно в рабочее время, что приводит к неблагоприятным изменениям состояния здоровья трудящихся.

Анализ структуры показателей общей заболеваемости взрослого населения республики, связанной с обменом веществ, позволил выявить следующее. За последние 11 лет заболеваемость анемией у взрослых возросла на 48%. Отрицательный тренд к увеличению распростра­ненности болезней обмена веществ демонстрирует уве­личение заболеваемости анемией у взрослых в 1,9 раза, сахарного диабета 2 типа и ожирения - в 1,7 раза, болез­ней пищеварения - в 1,4 раза. Избыточная масса тела отмечается у 47% мужчин и у 52% женщин [8].

Не снижается распространенность йододефицитных заболеваний: диффузного зоба, тиреоидита, гипоти­реоза. Отметим, что среди всех территорий Сибирского федерального округа именно в Республике Бурятия наряду с Республикой Тыва [12] регистрируются самые высокие показатели патологии щитовидной железы, и это связано с чрезвычайно низкой обеспеченностью йодом в связи с его природным дефицитом, особенно в горных районах, а также с недостаточной доступнос­тью специализированной медицинской помощи в ряде районов.

Таким образом, в настоящее время для населения РФ в целом и Республики Бурятии в частности при­оритетной проблемой является не столько повышение энергетической ценности и количественного состава основных пищевых веществ рациона, сколько их ка­чественная характеристика. При внедрении принци­пов здорового питания необходимо учитывать регио­нальные аспекты оптимизации структуры питания различных групп населения, в том числе взрослого населения [13]. Для разработки путей совершенство­вания питания как ведущего фактора, определяющего здоровье человека, необходимы объективные данные о фактической ситуации, сложившейся с питанием различных групп. Для этого следует изучать пищевой статус и фактическое питание выборочных когорт в рамках постоянного мониторинга.

Литература

1. Жминченко В.М., Гаппаров М.Г. Современные тенденции иссле­дований в нутрициологии и гигиене питания // Вопр. питания. 2015. № 1. С. 4-14.

2. Основы государственной политики РФ в области здорового питания населения на период до 2020 года: утв. Распоряжением Правительства РФ № 1873-р от 25.10.2010.

3. WHO. Global action plan for the prevention and control of noncommunicable diseases 2013-2020. URL: www.who.int/ncd.

4. Доценко В.А., Коненко И.А., Мосийчук Л.В., Аргунова Е.В., Долотов С.А., Сироткин О.Г Особенности употребления петер­буржцами витаминов и продуктов, обогащенных биологически активными веществами // Гиг. и сан. 2016. № 5 (95). С. 479-483.

5. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Рисник Д.В. и др. Обеспе­ченность населения России микронутриентами и возможность ее коррекции. Состояние проблемы // Вопр. питания. 2017. Т. 86, № 4. С. 113-124.

6. Онищенко Г.Г. Оценка и управление рисками для здоровья как эффективный инструмент решения задач обеспечения санитар­но-эпидемиологического благополучия населения Российской Федерации // Анализ риска здоровью. 2013. № 1. С. 4-14.

7. МР 2.1.2432-08 "Нормы физиологических потребностей в энер­гии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации".

8. Тармаева И.Ю., Ефимова Н.В., Василовский А.М., Богданова О.Г. Продовольственная безопасность и здоровье населения Вос­точной Сибири. Новосибирск : Наука, 2014. 140 c.

9. Турчанинов Д.В., Вильмс Е.А., Глаголева О.Н., Козубенко О.В. и др. Подходы к оценке и ведущие направления профилактики неблагоприятного воздействия комплекса факторов питания и образа жизни на здоровье населения // Гиг. и сан. 2015. № 6 (94). C. 15-20.

10. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Кешабянц Э.Э. и др. Гендерные и возрастные особенности и тенденции распространения ожи­рения среди взрослого населения в 1994-2012 гг. // Вопр. пита­ния. 2015. Т. 84, № 3. С. 50-57.

11. Ожирение и избыточный вес. Информационный бюллетень. Июнь 2016 г. URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs311/ru/ (дата обращения: 10.03.2017)

12. Ефимова Н.В., Николаева Л.А., Шин Н.С. Гигиеническая оценка содержания йода в воде и продуктах питания на йоддефи-цитной территории // Сибир. мед. журн. (Иркутск). 2014. № 3. С. 88-91.

13. Тутельян В.А., Горохов А.В., Михайлова Е.И., Владимиров Л.Н., Лебедев М.П., Игнатьева М.Е. и др. Политика в области здоро­вого питания населения республики Саха (Якутия) // Якут. мед. журн. 2015. № 3 (51). С. 6-9.