Analysis of regulatory and methodical base in the industry of food for special dietary uses in the Russian Federation

AbstractThe analysis of the regulatory and methodical basis in the Russian industry of food for special dietary uses is presented in this article. The modern problems in the industry of production, sale, and consumption of food for special dietary uses are mentioned. The tasks and ways to improve the national and supranational regulation of the quality indicators of food for special dietary uses are described. It is shown that evaluation of the efficacy plays an important role in the technology of production of foods for dietary prophylactic nutrition and foods for special dietary uses. With the aim of optimization of the regulatory basis, it is necessary to implement the methods of determination of biologically active substances, as well as evaluation of their efficacy and norms of consumption.

Keywords:foods for special dietary uses, technical regulations, the efficacy of foods for special dietary uses, the norms of physiological needs for energy and nutrients

Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2017; 86 (6): 29-35. doi: 10.24411/0042-8833-2017-00003.

Основополагающая цель питания - донести через пищу до каждой клетки организма соответству­ющее количество энергии и пищевых веществ, в пер­вую очередь эссенциальных. В настоящее время пере­чень незаменимых нутриентов, приведенный в Нормах физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Россий­ской Федерации, включает белки, жиры, углеводы, витамины, макро-, микроэлементы, а также небольшой перечень минорных биологически активных веществ с установленным физиологическим действием [1]. В последние годы в нутрициологии активно использует­ся понятие нутриом, базирующееся на нормах физиоло­гических потребностей в пищевых веществах, которое представляет собой формулу оптимального питания и включает около 200 наименований различных соеди­нений [2]. Исследования, проводимые отечественны­ми и зарубежными специалистами в области нутрициологии и диетологии, показывают необходимость расширения перечня жизненно важных веществ за счет минорных биологически активных веществ, таких как индолы, полифенолы, фитостерины, изотиоцианаты, экзогенно регулирующие метаболизм, ответствен­ные за экспрессию генов и ферментов, повышающие адаптационный потенциал организма. Традиционная пищевая продукция с высокой энергетической и низ­кой пищевой плотностью не обеспечивает условия для оптимального поступления незаменимых нутриентов в организм. Решить проблему может пищевая промыш­ленность, ориентированная на индивидуальные пот­ребности каждого человека в пищевых и биологически активных веществах и энергии. Анализ этапов развития пищевой индустрии свидетельствует о перспективе персонализации пищевой продукции путем направ­ленной модификации (специализации) ее составов с целью максимально возможного соответствия потреб­ностям здорового и больного человека. В соответствии со ст. 4 Технического регламента Таможенного союза ТР ТС 021/2011 "О безопасности пищевой продукции" "пищевая продукция, для которой установлены тре­бования к содержанию и (или) соотношению отдель­ных веществ или всех веществ и компонентов и (или) изменено содержание и (или) соотношение отдельных веществ относительно их естественного содержания в такой пищевой продукции и (или) в состав включены не присутствующие изначально вещества или ком­поненты (кроме пищевых добавок и ароматизаторов) и (или) изготовитель заявляет об их лечебных и (или) профилактических свойствах и которая предназначена для безопасного употребления этой пищевой продукции отдельными категориями людей" является специали­зированной пищевой продукцией. К специализирован­ной пищевой продукции относятся пищевая продукция диетического профилактического, диетического лечеб­ного питания, для питания спортсменов, для бере­менных и кормящих матерей, а также для детского питания [3].

Однако несовершенство правовых механизмов в от­ношении качества специализированной пищевой про­дукции приводит к тому, что на российском рынке имеет место оборот продукции, не отвечающей требованиям тех категорий населения, для которых она предназна­чена. Основные задачи по развитию законодательной и нормативной базы производства специализированной пищевой продукции обозначены в Стратегии повыше­ния качества пищевой продукции в Российской Федера­ции до 2030 г. [4].

Первостепенное значение в совершенствовании за­конодательной документации, особенно Технических регламентов Таможенного союза, в области специа­лизированной пищевой продукции имеет уточнение позиционирования специализированной пищевой про­дукции в части определения ее отличительных призна­ков, оценки эффективности и позитивного воздействия на организм человека. В рамках совершенствования нормативной базы в сфере качества отдельных катего­рий специализированной пищевой продукции в 2016 г. были приняты ГОСТ 33999-2016 "Продукция пищевая специализированная. Продукция пищевая диетического лечебного и диетического профилактического дейс­твия. Термины и определения" и ГОСТ 34006-2016 "Продукция пищевая специализированная. Продукция для питания спортсменов. Термины и определения", вступающие в действие 01.07.2018 [5, 6]. При этом стоит отметить, что нормативная документация, кото­рая будет направлена на оценку сведений (информации об отличительных признаках) о пищевой ценности и эффективности отдельных категорий специализиро­ванной пищевой продукции, для которых изготовитель декларирует данные сведения в маркировке и (или) рек­ламе данной продукции, в настоящее время отсутствует. В данный момент только в ГОСТ Р 55577-2013 с измене­нием № 1 (дата введения 01.01.2015) "Продукты пище­вые специализированные и функциональные. Инфор­мация об отличительных признаках и эффективности" сформированы общие требования к оценке сведений (информации об отличительных признаках) о пище­вой ценности и эффективности специализированных и функциональных пищевых продуктов и пищевых инг­редиентов, для которых изготовитель декларирует дан­ные сведения в маркировке и (или) в рекламе данной пищевой продукции [7].

В рамках Доктрины продовольственной безопас­ности Российской Федерации показано, что основными проблемами в области обеспечения показателей бе­зопасности и качества специализированной пищевой продукции являются ограниченная техническая и ме­тодическая база, а также разрозненность междуна­родных требований к показателям качества и данных отечественных исследований в области безопасности пищевой продукции [8]. Унификация и гармонизация национальных норм безопасности специализированной пищевой продукции с международными стандартами в рамках выполнения обязательств Российской Фе­дерации как члена Всемирной торговой организации и Евразийского экономического союза является одним из конструктивных путей расширения аналитической базы. Организация исследований в области создания критериев и показателей качества специализированной пищевой продукции, а также проведение прикладных исследова­ний в области разработки методов определения показа­телей качества позволили разработать ряд нормативных документов, предназначенных для испытания специали­зированной пищевой продукции. К ним относятся: ГОСТ Р57103-2016 "Продукция пищевая специализированная. Методы отбора проб, выявления и определения содер­жания наночастиц и наноматериалов в составе сельско­хозяйственной продукции"; ГОСТ Р 57107-2016 "Продук­ция пищевая специализированная. Порядок выявления и идентификации наноматериалов в растениях" (вводится в действие 01.01.2018); ГОСТ Р 57108-2016 "Продукция пи­щевая специализированная. Порядок контроля за содер­жанием наноматериалов в пищевой продукции" (вводится в действие 01.01.2018); ГОСТ Р 57513-2017 "Продукция пищевая специализированная. Методы определения бета-глюканов" (вводится в действие 01.07.2018) [9-12].

В соответствии со Стратегией повышения качества пищевой продукции в Российской Федерации до 2030 г. под термином "качество пищевой продукции" следует понимать не только показатели безопасности пищевой продукции, которые, безусловно, являются показате­лями первостепенной значимости, но также индикаторы, характеризующие структуру питания и способность пи­щевой продукции удовлетворять потребности человека в пище, в том числе в эссенциальных нутриентах. Эти отличительные признаки продукции и формируемого с ее использованием рациона особенно актуальны в приложении к тем категориям населения, для которых наличие конкретных незаменимых макро- и микронутриентов в пищевой продукции является жизненно необхо­димым фактором. Несмотря на то что научные принципы и методологические подходы в Российской Федерации идентичны международной методологии, применяемой в странах Европейского союза, США и других, отечест­венные разработки в сфере методов определения по­казателей качества специализированной пищевой продукции находятся на стартовом этапе актуализации. Так, например, в странах ЕС уже более 20 лет активно используются методики определения β-глюканов в со­ответствии с AOAC "Official Method 995.16 β-D-Glucan in Barley and Oats", установлены индивидуальные нормы потребления данных полисахаридов из ячменя и овса в специализированной диетической лечебной про­дукции в зависимости от выполняемых ими функций в соответствии с Commission Regulation (EU) № 432/2012 от 16.05.2012 "Установление перечня разрешенных све­дений о пользе, сделанных на продукты, отличные от относящихся к снижению риска заболевания и разви­тию детей и здоровья ("Establishing a list of permitted health claims made on foods, other than those referring to the reduction of disease risk and to children's development and health"). Показано, что для нормализации уровня холестерина в крови необходимо ежедневно потреблять 3 г овсяного или ячменного β-глюкана, а для снижения уровня сахара в крови после приема пищи необходимо потребить 4 г овсяного или ячменного β-глюкана на каждые 30 г углеводов в порции [13, 14]. В то же время в Российской Федерации национальные стандарты на количественное и качественное определение этих нутриентов вступают в действие только в 2018 г., а нормы потребления биологических активных веществ, указанные в Единых санитарно-эпидемиологических и гигиенических требованиях к товарам, подлежащим са­нитарно-эпидемиологическому надзору (контролю), и Тех­ническом регламенте Таможенного союза ТР ТС 021/2011 "О безопасности пищевой продукции", не различаются по заявленной эффективности ингредиентов и указы­вают количество потребления β-глюканов высших гри­бов, семян злаковых, пекарских дрожжей в составе спе­циализированных пищевых продуктов и биологически активных добавок к пище: адекватный уровень потреб­ления - 200 мг/сут, верхний допустимый уровень потреб­ления - 1000 мг/сут [4, 15]. При этом стоит отметить, что существенной проблемой при установлении новых пока­зателей качества и безопасности специализированной пищевой продукции являлось отсутствие регламентиру­ющего документа, определяющего порядок разработки, научного обоснования, рассмотрения, согласования, утверждения, внесения изменений и включения ус­тановленных требований в Технические регламенты Таможенного союза [16]. В связи с этим был подго­товлен Порядок разработки, утверждения, изменения и применения единых санитарно-эпидемиологических и гигиенических требований и процедур, утвержден­ный Решением Совета Евразийской экономической комиссии от 18.10.2016 № 109. Настоящим законода­тельным актом устанавливаются этапы и процедуры, в том числе сроки подготовки и утверждения, изменения единых санитарно-эпидемиологических и гигиеничес­ких требований и процедур, а также предусматривается возможность участия бизнес-сообщества в разработке соответствующих норм [17]. Отдельную нишу в рамках актуализации аналитической базы в рамках специфики должны занимать методы определения фальсификации специализированной пищевой продукции. В настоящее время большинство методов, применяемых в пищевой промышленности, направлены на определение пока­зателей безопасности и качества пищевой продукции, и лишь некоторые из них пригодны для идентификации отдельных показателей фальсифицированной продук­ции. В связи с этим необходимо разработать специаль­ные методы, позволяющие выявлять фальсификацию специализированной пищевой продукции с учетом спе­цифики объектов и конкретной цели исследования, что особенно актуально при интенсивном росте количества фальсифицируемой продукции [18].

При производстве специализированной пищевой продукции немаловажную роль играет развитие фун­даментальных и прикладных научных исследований по медико-биологической оценке безопасности новых функциональных пищевых ингредиентов, а также кри­тическая оценка уже существующей базы функцио­нальных ингредиентов и их эффективности. Основ­ными направлениями исследований и разработок в этой сфере являются: установление рекомендуемых норм потребления новых биологически активных веществ для различных групп населения; создание доступных методов подтверждения их заявленной эффективности, в том числе с использованием современных геномных и постгеномных технологий; биологическое обоснование и разработка рецептур новых видов специализированной пищевой продукции; разработка новых технологических приемов производства специализированной пищевой продукции, в том числе с использованием современных методов биотехнологии и нанобиотехнологии. Именно совершенствованию технического регулирования спе­циализированной пищевой продукции посвящены мето­дические указания "Порядок проведения оценки эффек­тивности специализированной диетической лечебной и диетической профилактической пищевой продукции" (письмо Минздрава России от 01.09.2016 № 28-1/2406), в которых подчеркивается необходимость объективной доказательной базы, подтверждающей эффективность специализированной диетической лечебной и диетичес­кой профилактической пищевой продукции [19].

Величины суточного потребления пищевых и био­логически активных веществ для взрослых в составе специализированной пищевой продукции и в биологи­чески активных добавках к пище представлены в Еди­ных санитарно-эпидемиологических и гигиенических требованиях к товарам, подлежащим санитарно-эпи­демиологическому надзору (контролю), и Техническом регламенте Таможенного союза ТР ТС 021/2011 "О безопасности пищевой продукции" [4, 15]. Эти данные используются для обоснования составов специализи­рованной пищевой продукции, однако в рамках совре­менных фундаментальных исследований по изучению новых биологически активных веществ, том числе минорных, а также оценке их положительного воздейс­твия на организм человека требуется актуализация су­ществующей нормативной базы по нормам физиологи­ческой потребности населения в пищевых веществах.

В Основах государственной политики Российской Фе­дерации в области здорового питания населения на период до 2020 г., утвержденных приказом Правитель­ства РФ № 1873-р от 25.10.2010, была обозначена при­оритетная задача по производству специализированной пищевой продукции [20]. Однако по настоящее время на территории РФ отсутствуют методические реко­мендации либо другая нормативная документация по введению в специализированную пищевую продукцию эссенциальных веществ и биологически активных со­единений, за исключением витаминов и минеральных веществ. При этом руководства по обогащению пище­вой продукции витаминами и минеральными вещес­твами относятся только к пищевой продукции, пред­назначенной для питания отдельных групп населения. В частности обогащение питания пациентов медицин­ских организаций, беременных женщин и кормящих матерей в лечебно-профилактических учреждениях про­водится в соответствии с приказами Минздрава России № 330 "О мерах по совершенствованию лечебного питания в лечебно-профилактических учреждениях Рос­сийской Федерации" и № 395-н "Об утверждении норм лечебного питания", а также Методическим рекоменда­циям "Рекомендуемые нормы лечебного питания (сред­несуточных наборов основных пищевых продуктов) для беременных и кормящих женщин в родильных домах и детей различных возрастных групп в детских боль­ницах (отделениях) Российской Федерации", 2017, с. 35 (утв. Минздравом России 24.03.2017); обогаще­ние питания детей и подростков в общеобразователь­ных учреждениях Москвы проводится в соответствии с Временными методическими рекомендациями МосМР 2.4.5.005-02 "Формирование рационов питания детей и подростков школьного возраста в организованных коллективах с использованием пищевых продуктов по­вышенной пищевой и биологической ценности" [21-23]. Общие основные научные принципы и требования по обогащению всех категорий пищевой продукции массо­вого потребления представлены в СанПиН 2.3.2.2804-10 "Дополнения и изменения № 22 к СанПиН 2.3.2.1078-01 "Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов" [24]. Также существует ряд документов, в которых законодательно закреп­лены и обозначены принципы обогащения отдельных категорий пищевой продукции. В их числе постановле­ние Главного государственного санитарного врача РФ № 148 "О дополнительных мерах по профилактике забо­леваний, обусловленных дефицитом железа в структуре питания населения", Технический регламент Таможен­ного союза ТР ТС 033/2013 "О безопасности молока и мо­лочной продукции", Технический регламент Таможенного союза ТР ТС 023/2011 "Технический регламент на соко­вую продукцию из фруктов и овощей" [25-27]. При этом во всех вышеперечисленных нормативных документах речь идет в основном об обогащении пищевой продукции такими эссенциальными нутриентами, как витамины и (или) минеральные вещества и (или) витаминно-минеральные комплексы. Данное обстоятельство указывает на неполноценность рекомендаций, подтверждением ко­торой являются развивающиеся в последнее время ис­следования нутрициологов и биологов по необходимости включения в рацион питания всех групп населения ми­норных биологически активных веществ, необходимых для полноценного функционирования человеческого ор­ганизма. В связи с этим актуальной является разработка методических рекомендаций по обогащению отдельных категорий пищевой продукции, в которые будут включены следующие сведения: научные обоснования включения биологически активных веществ в состав конкретного вида (группы, категории) пищевой продукции; данные об эффективности биологически активных веществ; дан­ные об их возможном взаимодействии с остальными компонентами пищевого матрикса (пищевых матриксов), в том числе с другими функциональными ингредиентами; данные о количествах биологически активных веществ, которые можно ввести в пищевую продукцию с целью ее обогащения при условии сохранения ею органолептических характеристик, аналогичных характеристикам традиционной пищевой продукцией.

Следует также отметить необходимость совершенс­твования нормативной базы, регулирующей правовые аспекты, связанные с компенсационными механизмами защиты прав потребителей, а также нормативов в части обеспечения государственного контроля качества пи­щевой продукции. Принятие Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществле­нии государственного контроля (надзора) и муниципаль­ного контроля" значительно снизило степень государс­твенного надзора в сфере оборота пищевой продукции в целом и специализированной пищевой продукции в час­тности [28]. В настоящее время государственный надзор сводится к проведению проверок (плановых и внепла­новых) с предварительным уведомлением, которые не позволяют достоверно оценить истинное положение дел в области обеспечения качества и безопасности пище­вых продуктов. По-видимому, было бы целесообразно вернуться к практике внезапных проверок, позволяю­щих получать более объективную информацию по ка­честву продукции. Такой практический опыт показывает эффективность в Германии и в других странах Европей­ского союза, где предприятия пищевой промышленности периодически инспектируются государственными над­зорными органами без предварительного согласования и уведомления в соответствии с административными предписаниями о принципах проведения ведомствен­ного контроля для соблюдения законодательных требований по обеспечению безопасности пищевой продук­ции, базирующихся на Распоряжении (ЕС) № 882/2004 Европейского парламента и совета от 29.04.2004 по вопросу об официальных контрольных мероприятиях, проводимых с целью проверки соответствия кормовому и пищевому законодательству, а также правилам, касаю­щимся здоровья и благополучия животных [29, 30]. Если результаты проверки не удовлетворяют требованиям нормативной документации по показателям качества и безопасности пищевой продукции, а пищевая про­дукция представляет опасность для здоровья человека на территории Европейского союза, данные оперативно поступают в единую Систему быстрого уведомления по качеству пищевой продукции и кормов Европейского союза (Rapid Alert System for Food and Feed), аналоги которой отсутствуют в Российской Федерации.

Заключение

Анализ нормативно-методической базы в сфере спе­циализированной пищевой продукции в Российской Федерации позволил выявить требующие развития на­правления, к которым относятся:

- расширение нормативной базы, регламентирующей термины и определения для отдельных категорий специализированной пищевой продукции;

- разработка нормативной документации, регламен­тирующей оценку информации об отличительных признаках пищевой ценности и эффективности от­дельных категорий специализированной пищевой продукции;

- внедрение новых методов качественного и коли­чественного определения биологически активных веществ, входящих в состав специализированных пищевых продуктов;

- актуализация существующей нормативной базы по нормам физиологических потребностей населе­ния в пищевых веществах;

- разработка методических рекомендаций по обога­щению отдельных категорий специализированной пищевой продукции минорными биологически ак­тивными веществами;

- совершенствование нормативной базы, регулирую­щей правовые аспекты, связанные с компенсацион­ными механизмами защиты прав потребителей.

Статья подготовлена в рамках исследования с использованием средств субсидии Минобрнауки России (соглашение № 14.601.21.0016, уникальный идентификатор соглашения: RFMEFI60117X0016).

Литература

1. Методические рекомендации МР 2.3.1.2432-08 "Нормы физиоло­гических потребностей в энергии и пищевых веществах для раз­личных групп населения Российской Федерации" : утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 18.12.2008.

2. Тутельян В.А. От генома - к нутриому. От оптимального питания для всех к персонализированной диетологии // Федеральный справочник. Здравоохранение России. 2013. Т. 13. Медици­на труда, восстановительная и профилактическая медицина. С. 253-256.

3. Технический регламент Таможенного Союза ТР ТС 021/2011 "О безопасности пищевой продукции" : утв. Комиссий Таможен­ного союза 9.12.2011.

4. Стратегия повышения качества пищевой продукции в Российской Федерации до 2030 года : утв. Правительством РФ 29.06.2016.

5. ГОСТ 33999-2016. Продукция пищевая специализированная. Про­дукция пищевая диетического лечебного и диетического профи­лактического действия. Термины и определения. Ввод. 2018-07­01. М. : Стандартинформ, 2017. 7 с.

6. ГОСТ 34006-2016. Продукция пищевая специализированная. Про­дукция для питания спортсменов. Термины и определения. Ввод. 2018-07-01. М. : Стандартинформ, 2017. 4 с.

7. ГОСТ Р 55577-2013 с Изменением № 1. Продукты пищевые специализированные и функциональные. Информация об отличительных признаках и эффективности. Введ. 2015-01-01. М. : Стандартинформ, 2014. 16 с.

8. Указ Президента РФ от 30.01.2010 № 120 "Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Феде­рации".

9. ГОСТ Р 57103-2016. Продукция пищевая специализированная. Методы отбора проб, выявления и определения содержания наночастиц и наноматериалов в составе сельскохозяйственной продукции. Введ. 2017-07-01. М. : Стандартинформ, 2016. 27 с.

10. ГОСТ Р 57107-2016. Продукция пищевая специализированная. Порядок выявления и идентификации наноматериалов в расте­ниях. Ввод. 2018-01-01. М. : Стандартинформ, 2016. 12 с.

11. ГОСТ 57108-2016. Продукция пищевая специализированная. Порядок контроля за содержанием наноматериалов в пищевой продукции. Ввод. 2018-01-01. М. : Стандартинформ, 2017. 8 с.

12. ГОСТ 57513-2017. Продукция пищевая специализированная. Методы определения бета-глюканов. Ввод. 2018-07-01. М. : Стан-дартинформ, 2017. 14 с.

13. Horwitz W. An enzymatic method for analysis of total mixed-linkage β-glucans in cereal grains // Official Methods of Analysis of AOAC International. 2000. Vol. 17.

14. Commission Regulation (EU) No 432/2012 of 16 May 2012 establishing a list of permitted health claims made on foods, other than those referring to the reduction of disease risk and to children's development and health // Official Journal of the European Union. 2012. 40 p.

15. Единые требования санитарно-эпидемиологических и гигиени­ческих к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологичес­кому надзору (контролю) : утв. Комиссией Таможенного союза 28.05.2010.

16. Арнаутов О.В.О совершенствовании механизмов установления и изменения показателей качества и безопасности пищевой продукции в нормативных и правовых актах Евразийского эконо­мического союза // Вопр. питания. 2016. № 1. С. 110-116.

17. Порядок разработки, утверждения, изменения и применения еди­ных санитарно-эпидемиологических и гигиенических требований и процедур : утв. Советом Евразийской экономической комиссии 18.10.2016.

18. Петров А.Н., Ханферьян Р.А., Галстян А.Г. Актуальные аспекты противодействия фальсификации пищевых продуктов // Вопр. питания. 2016. № 5. С. 86-92.

19. Методические указания "Порядок проведения эффективности специализированной диетической лечебной и диетической про­филактической пищевой продукции". Письмо Минздрава России от 01.09.2016 № 28-1/2406.

20. Основы государственной политики Российской Федерации в области здорового питания населения на период до 2020 года : утв. Правительством РФ 25.10.2010.

21. О мерах по совершенствованию лечебного питания в лечебно-профилактических учреждениях Российской Федерации : утв. Минздравом России 05.08.2003.

22. Об утверждении норм лечебного питания : утв. Минздравом Рос­сии 23.06.2013.

23. Временные методические рекомендации МосМР 2.4.5.005-02 "Формирование рационов питания детей и подростков школь­ного возраста в организованных коллективах с использованием пищевых продуктов повышенной пищевой и биологической ценности"

24. СанПиН 2.3.2.2804-10 "Дополнения и изменения № 22 к СанПиН 2.3.2.1078-01 "Гигиенические требования безопасности и пище­вой ценности пищевых продуктов"" : утв. Главным санитарным врачом РФ 27.12.2009.

25. "О дополнительных мерах по профилактике заболеваний, обус­ловленных дефицитом железа в структуре питания населения" : утв. Главным санитарным врачом РФ 14.06.2013.

26. Технический регламент Таможенного Союза ТР ТС 033/2013 "О безопасности молока и молочной продукции" : утв. Советом Евразийской экономической комиссии 09.10.2013.

27. Технический регламент Таможенного Союза ТР ТС 023/2011 "Технический регламент на соковую продукцию из фруктов и овощей" : утв. Комиссий Таможенного союза 09.12.2011.

28. О защите прав юридических лиц и индивидуальных предприни­мателей при осуществлении государственного контроля (надзо­ра) и муниципального контроля : федер. закон [принят Гос. Думой 19.12.2008, одоб. Советом Федерации 22.12.2008].

29. Кодекс Российской Федерации об административных правонару­шениях [принят Гос. Думой 20.12.2001.].

30. Regulation (EC) N 882/2004 of the European Parliament and of the Council of 29 April 2004 on official controls performed to ensure the verification of compliance with feed and food law, animal health and animal welfare rule // Official Journal of the European Union. 2004. 141 p.