The study of nutrition, anthropometric tеstes and body composition among native and alien population of Russian Arctic

AbstractArctic zone refers to the territories that are uncomfortable for living and working of people. Ecological features of the Far North have contributed to the adaptation of the indigenous population to the conditions of the external environment, which manifested in the peculiarities of nutrition and nutritional status, which is also related to the presence of genetic polymorphisms in the population of the Arctic zone. The study of nutrition and the nutritional status of 180 people (78.9% woman и 21.1% man) living in the Far North was conducted. The data obtained indicate that the prevalence of overweight and obesity (62.7%) among the surveyed people living in the Arctic zone, was higher than among Russian people (average 57.3%). Indigenous people (mean age -45.6±1.3 years) compared with alien population (45.1±2.6 years old) had lower BMI (27.2±0.5 vs 28.8±1.3 kg/m2) and a smaller hips along with significantly (p<0.05) lower relative fat body mass (31.9±0.9 vs 35.4±1.4 kg), lean (67.1±0.8 vs 64.6±0.9 kg) and bone body mass, as well as exchange at rest (1329.9 ± 16.0 vs 1455.4±44.0 kcal). Indigenous population consumed significantly more bakery products and fish (1.5-2.2 fold), and less - dairy products and vegetables (1.7-2.0 fold). Thus, the peculiarities of the nutritional status of the indigenous and alien populations of the Arctic seem to be associated with the traditions of nutrition and lifestyle.

Keywords:obesity, nutrition, nutritional status, body mass index, body composition

Problems of Nutrition. 2017; 86 (5): 11-16.

Негативное влияние климатических условий (дли­тельное воздействие экстремально низких темпе­ратур, частый сильный ветер, осадки, годовая световая периодичность и др.) на состояние здоровья и качество жизни населения способствуют тому, что Арктическая зона относится к территориям, дискомфортным для проживания и трудовой деятельности человека [1-5]. В условиях Крайнего Севера по сравнению с други­ми регионами значительно выше распространенность гиповитаминоза D и алиментарно-зависимых забо­леваний, таких как ожирение, метаболический синд­ром, сахарный диабет 2 типа и сердечно-сосудистая патология [6-8].

Как следует из результатов целого ряда исследова­ний, особенности пищевого статуса жителей Арктики связаны в том числе с наличием генетических полимор­фных вариантов, характерных для населения Арктичес­кой зоны.

Увеличение частоты неинфекционных (алиментарно-зависимых) заболеваний среди коренного населения Арктики тесно связано и с изменением традицион­ного типа питания. Экологические особенности районов Крайнего Севера способствовали адаптации коренного населения к условиям внешней среды, что проявилось, в частности, в структуре пищевого рациона. Известно, что для всех северных популяций характерен белково-липидный тип питания, который обеспечивает энергети­ческие и пластические потребности организма.

Исторически основу рациона коренных жителей Ар­ктики составляли продукты местного промысла: рыба, сало и мясо морских животных, оленина. Именно упо­требление белковых продуктов с наличием полноцен­ного сбалансированного амино- и жирнокислотного состава (значительное содержание полиненасыщенных жирных кислот семейства ω-3) обеспечивало низкую распространенность сердечно-сосудистой патологии у коренных жителей, которые придерживались традици­онного уклада жизни [1, 10].

В последнее время отмечается явно выраженная вестернизация северного типа питания, что в пер­вую очередь характеризуется повышением в рационе уровня рафинированных углеводсодержащих продуктов и снижением содержания полиненасыщенных жирных кислот семейства ω-3. Эти изменения структуры пита­ния происходят на фоне распространения сидячего об­раза жизни и вредных привычек (курение, алкоголь, на некоторых территориях наркотические вещества) [2, 8].

Цель данной работы - изучение питания и некоторых показателей пищевого статуса (обмена покоя, антро­пометрических показателей и состава тела) коренного и пришлого населения российской Арктики.

Материал и методы

Исследование фактического питания и пищевого ста­туса коренного и пришлого населения было проведено в поселках Тазовский и Гыда Тазовского района - муни­ципального образования на северо-востоке Ямало-Не­нецкого автономного округа.

Всего были обследованы 180 человек старше 18 лет. Из них 101 человек проживал в поселке Тазовский, и 79 человек - в поселке Гыда. Среди обследованных 77% составляли ненцы, 13% - русские, 10% - лица дру­гих национальностей (украинцы, татары, чуваши и др.). Численность коренного населения, ведущего оседлый, кочевой или полукочевой образ жизни, составила 79,2% от обследованных, тогда как пришлого населения -20,8%. Среди обследованных было 78,9% женщин и 21,1% мужчин.

Частотный метод исследования питания основан на регистрации частоты потребления продуктов и блюд за 1 мес по списку, включающему 63 наименования [11]. При обработке данных установленная частота потреб­ления была выражена в кратности потребления в день, а при необходимости - в неделю.

Антропометрические параметры (масса тела) и состав тела (процентное содержание в организме воды, общего и висцерального жира, костную и мышечную массу тела, обмен покоя) определяли на диагностических весах-ана­лизаторах жировой массы ("Tanita", Япония). Длину тела стоя (рост) измеряли портативным ростомером ("Tanita", Япония). Обхват талии (ОТ) и бедер (ОБ) определяли с помощью сантиметровой ленты, а затем рассчитывали их соотношение (ОТ/ОБ), на основании которого судили о наличии абдоминального ожирения.

Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывали по фор­муле: масса тела (кг)/рост (м)2. Для анализа полу­ченной величины ИМТ использовали следующие критерии: <18,5 кг/м2 - недостаточная масса тела; 18,5­24,9 кг/м2 - нормальная масса тела; 25,0-29,9 кг/м2 -избыточная масса тела; >30,0 кг/м2 - ожирение.

Обрабатывали первичный материал и проводили ста­тистический анализ полученных данных с помощью про­граммы SPSS v.20,0 ("SPSS Inc.", США). Статистически значимыми считали различия при р<0,05.

Результаты и обсуждение

Анализ результатов антропометрических исследова­ний (табл. 1) свидетельствовал о наличии у 62,7% обсле­дованных избыточной массы тела и ожирения.

Как видно из табл. 1, наибольшая частота встре­чаемости этого показателя отмечалась у лиц старше 60 лет. При этом избыточная масса тела была выяв­лена почти у половины обследованных этого возраста, а ожирение - у 1/3.

Полученные данные свидетельствуют о том, что рас­пространенность и избыточной массы тела, и ожирения у обследованных лиц, проживающих в условиях Арк­тики, была выше, чем в среднем по стране [12].

Хорошо известны характерные особенности север­ного типа питания, которые исторически предохраняли коренное население Арктики от развития неинфекцион­ных заболеваний.

В связи с этим представлялось интересным провести сравнительное изучение антропометрических показате­лей и состава тела у коренного и пришлого населения Крайнего Севера (табл. 2).

Как видно из табл. 2, по сравнению с антропометри­ческими показателями пришлого населения у коренных представителей Крайнего Севера были выявлены более низкие значения ИМТ и обхвата бедер. Однако эти раз­личия не достигали уровня статистической значимости.

Состав тела у представителей коренного населе­ния Арктики характеризовался меньшим процент­ным содержанием жира и величины мышечной массы тела. Обмен покоя у коренных жителей Арктики (1329,9±16,0 ккал) был значимо (р<0,05) ниже, чем у пришлого населения (1455,4±44,0 ккал), что было про­порционально величине мышечной массы.

В связи с обнаруженными различиями исследуемых показателей пищевого статуса (обмена покоя, антропометрических показателей и состава тела) между корен­ным и пришлым населением Арктической зоны, пред­ставлялось интересным изучение профиля потребления ими пищевых продуктов основных групп (табл. 3).

Как видно из табл. 3, по сравнению с пришлым насе­лением коренные жители Арктики потребляли больше хлебобулочных изделий, жировых продуктов и рыбы, и меньше - молочных продуктов и овощей.

Анализ структуры потребления рыбы выявил до­стоверно более частое включение в рацион рыбных продуктов, свежей и мороженой рыбы. Среди видов рыбы коренное население чаще употребляло щекур (табл. 4).

Как видно из табл. 5, коренное население по сравнению с пришлым достоверно реже потребляло кисломолочные продукты (кефир, ряженку, простоквашу), молоко, сме­тану, творог и сыр, а достоверно чаще - консервирован­ные молочные продукты: молоко сгущенное с сахаром.

Особенности потребления пищевых продуктов ко­ренным населением - предпочтение консервирован­ных продуктов, по-видимому, было связано с кочевым и полукочевым образом жизни.

Анализ частоты потребления мясных продуктов не по­казал достоверной разницы в общей частоте их потребления коренным и пришлым населением (табл. 6). Од­нако при обращении внимания на их ассортимент можно констатировать, что коренные жители по сравнению с пришлым населением реже употребляли продукты пе­реработки мяса (сосиски, колбасы, котлеты, пельмени), а из натурального мяса - говядину, свинину и птицу. В их рационе чаще встречалась оленина (включая пе­чень и кровь оленя) и мясные консервы.

Заключение

Анализ результатов исследований некоторых пара­метров пищевого статуса свидетельствует о наличии у 62,7% жителей Арктической зоны (поселки Тазовский и Гыда Тазовского района) избыточной массы тела и ожирения, частота встречаемости которых увеличива­лась с возрастом. Полученные данные свидетельствуют о том, что распространенность избыточной массы тела и ожирения у обследованных лиц, проживающих в усло­виях Арктической зоны, выше, чем в среднем по стране (57,3%, из них ожирения - 25,0%) [12].

Из данных литературы известно, что избыточная масса тела и ожирение в основном выявляются у жителей Крайнего Севера западного полушария. По данным некоторых зарубежных исследователей, распространен­ность ожирения среди взрослого коренного населения Аляски составляла 39,4-47,1%, что достоверно выше, чем среди американцев европейского происхождения (24,3%) [13, 14]. По результатам проведенных иссле­дований, частота встречаемости ожирения у жителей российской Арктики составила 28,2%, что значительно ниже, чем у населения Аляски.

По нашим данным, у жителей Арктической зоны Рос­сии средняя величина ИМТ (27,5 кг/м2) также ниже, чем у населения Аляски (31,6 кг/м2) и у американцев евро­пейского происхождения (29,2 кг/м2) [13].

Среди обследованных Крайнего Севера коренные жи­тели имели более низкий ИМТ (27,2 кг/м2), чем пришлое население (28,8 кг/м2), меньшие обхваты талии и бедер, относительную величину жировой (в том числе вис­церального жира), мышечной и костной массы, обмен в состоянии покоя (что было пропорционально величине мышечной массы тела).

Отличия величины изученных показателей пи­щевого статуса (обмена покоя, антропометрических показателей и состава тела) коренных жителей Арк­тики от параметров пришлого населения, по-види­мому, были связаны с северными традициями их типа питания.

Полученные данные свидетельствуют, что представи­тели коренного населения достоверно чаще включают в рацион хлебобулочные изделия и рыбу, и реже -молочные продукты и овощи. Анализ структуры по­требления пищевых продуктов выявил предпочтение представителями коренного населения Арктики консер­вированных продуктов (копченой, вяленой и соленой рыбы, молока сгущенного, мясных консервов), что, по-видимому, было связано с кочевым и полукочевым образом жизни. В то же время коренные жители реже употребляют продукты переработки мяса, а также го­вядину, свинину и птицу. В их рационе в 2-3 раза чаще встречается оленина, в том числе печень и кровь оленя [1].

Таким образом, особенности пищевого статуса ко­ренного и пришлого населения Арктики, по-видимому, связаны с традициями питания, уровнем физической активности и образом жизни.

Литература

1. Абрамов А.Ф., Роббек Н.С. Обеспечение суточной потребности в питательных веществах коренных народностей за счет употребления оленины // Сборник статей межрегиональной научно-практической конференции "Питание - основа образа жизни и здоровья населения в условиях Севера". Якутск, 4-5 апреля 2012. С. 108-110.

2. Афтанас Л.И., Воевода М.И., Пузырев В.П. Арктическая медицина: вызовы XXI века // Научно-технические проблемы освоения Арктики / РАН. М. : Наука, 2014. 117 с.

3. Максимова С.Н., Никитина С.Г., Савин Р.Г. Особенности питания населения арктической зоны // Сборник статей межрегиональной научно-практической конференции "Питание - основа образа жизни и здоровья населения в условиях Севера". Якутск, 4-5 апреля 2012 г. С. 110-111.

4. Revich B.A., Shaposhnikov D.A. Extreme temperature episodes and mortality in Yakutsk // Rural Remote Health. 2010. Vol. 10. P. 1-8.

5. Young T.K., Makinen T.M. The health of Arctic populations: does cold matter? // Am. J. Hum. Biol. 2010. Vol. 22. P. 129-133.

6. Tokarev S.A., Buganov A.A. Evaluation and prognosis of non-infec­tious risk in children in dependence on age and period of living in the Far North // Alaska Med. 2007. Vol. 49, N 2. P. 142-144.

7. Alaska Obesity Facts Report 2014. Alaska : Governor Department of Health and Social Services, May 2014.

8. Sharma S., Barr A. B., Macdonald H. M. et al Vitamin D deficiency and disease risk among aboriginal Arctic population // Nutr. Rev. 2011. Vol. 69, N 8. P. 468-478.

9. Батурин А.К., Сорокина Е.Ю., Погожева А.В., Тутельян В.А. Ассоциация генетических полиморфизмов с неинфекционными заболеваниями у населения Арктики // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 5. С. 5-12.

10. Tchernyak A.Y., Petrov I.M., Sholomov I.F. Metabolic disorders cor­rection in patients with metabolic syndrome and hypertension living in condition of the North // J. Hypertens. 2012. Vol. 30, e-Suppl. A. P. 311-312.

11. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Баева В.С. и др. Разработка метода исследования фактического питания по анализу частоты потреб­ления пищевых продуктов: создание вопросника и общая оценка достоверности метода // Вопр. питания. 1998. № 3. С. 8-13.

12. Козырева П.М., Сафронова А.М., Старовойтов М.Л. Анализ фактического питания и пищевого статуса различных групп населения // Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS-HSE). Вып. 4, сборник научных статей / под ред. П.М. Козыревой. М. : Нац. исслед. ун-т "Высшая школа экономики", 2014. 207 с.

13. Hutchinson R.N., Shin S. Systematic Review of health disparities for cardiovascular diseases and associated factors among American indian and Alaska native populations // PLoS One. 2014. Vol. 9, N 1: e80973.

14. Slattery М1., Ferucci E.D., Murtaugh M.A. et al Associations among body mass index, waist circumference, and health indicators in American indian and Alaska native adults // Am. J. Health Promot. 2010. Vol. 24, N 4. P. 246-254.