Micronutrient status of population of the Russian Federation and possibility of its correction. State of the problem

AbstractVitamin status of the working population (about 950 subjects) from Moscow region, Samara, Nizhny Novgorod, Arkhangelsk, Yamalo-Nenetsky Avtonomny Okrug has been evaluated in 2015-2016. The lack of vitamin D assessed by means of blood serum level determination was detected in 57.5% of the adults, B vitamins - in 12.6-34.5%, vitamins A and E - in 5.3-10.8%, carotene - in 67.3%. Multivitamin insufficiency (the lack of 3 or more vitamins) was found in 22-38% of adults. Micronutrient fortification of foods of mass consumption is a promising way to improve vitamin status of the population. The needs for vitamins in medical, food industry and agriculture are satisfied only by imports. Calculation of the quantity of imported vitamins substances, carried out on the basis of databases of the Federal Customs Service of Russia, showed that import volume of vitamins increased and amounted to 9920 tons (125 980 000 dollars) in 2016. The estimated total demand of food industry in vitamins (substances) for the production of vitamin-mineral supplements (at the rate of 1-month course per person per year), the inclusion of vitamin and mineral supplements in health nutrition in hospitals and the production of fortified foodstuffs (at the rate of 24 kg of flour per year per one person and milk - 50 kg/year per person) was about 2.5 thousand tons per year. The absence of vitamin synthesis in the Russian Federation is a problem for increasing of nutritive value and quality of food products. The urgent need to revive domestic production (synthesis) of vitamin substances has appeared. The use of iodized salt instead of non-iodized salt in bread and bakery production automatically converted it into enriched foods, which could improve the iodine sufficiency of the population.

Keywords:vitamins, iodine, fortified (enriched) food products of mass consumption, the import of vitamins, the need for vitamins of food industry

Вопр. питания. 2017. Т. 86. № 4. С. 113-124.

Полноценное питание составляет основу жизнеде­ятельности человека и является одним из важ­нейших факторов, способствующих снижению риска развития алиментарно-зависимой патологии, обеспе­чивающих активное долголетие, участвующих в фор­мировании и реализации адаптационного потенциала организма.

Потребление микронутриентов

Эпидемиологические исследования, проводимые в рамках мониторирования питания населения РФ с участием учреждений Минздрава России, Роспотребнадзора, ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии" и других научно-исследовательских институтов, свиде­тельствуют о том, что к основным нарушениям полноты и сбалансированности питания населения нашей страны относятся превышение калорийности рациона над уров­нем энергозатрат, что приводит к избыточной массе тела и ожирению среди детского (до 20%) и взрослого (более 55%) населения [1-5].

Расчеты на основании данных Росстата [6] показы­вают, что для населения России характерно сниженное относительно рекомендуемых норм здорового пита­ния потребление молочных продуктов, свежих фруктов и овощей (рис. 1). Для питания лиц трудоспособного воз­раста характерно избыточное содержание жира - свыше 40% от общей калорийности рациона; избыточное по­требление добавленного сахара - более 120 г/сут (рис. 2). Значительный вклад в потребление моно- и дисахаридов вносят сладкие газированные напитки: 10,7% насе­ления потребляют их один или несколько раз в неделю. Потребление поваренной соли в 2,5-3 раза превышает рекомендуемый уровень, причем в основном за счет продуктов промышленного производства. В рационе жителей РФ на фоне природного йоддефицита недоста­точное содержание большинства витаминов группы В, D, кальция и ряда микроэлементов (см. рис. 2).

Известно, что даже идеально составленный рацион взрослых, рассчитанный на 2500 ккал в день, дефици­тен по большинству витаминов, по крайней мере, на 20% [7]. Причиной неадекватной обеспеченности вита­минами и минеральными веществами являются и несба­лансированные рационы питания, и качество самих про­дуктов, пищевая ценность которых при использовании современных интенсивных технологий производства значительно снижена.

Неудовлетворительная обеспеченность витаминами обусловлена также потреблением рафинированных вы­сококалорийных, но бедных витаминами пищевых про­дуктов (белый хлеб, макаронные, кондитерские изделия, сахар), а также нерациональным питанием (некото­рые национальные особенности, религиозные запреты, вегетарианство, редуцированные диеты, однообразие в выборе пищевых продуктов и др.).

Обеспеченность населения витаминами

Проведенные в 2015-2016 гг. выборочные обследо­вания (около 950 человек) трудоспособного населения, проживающего в Московском регионе, Самаре, Нижнем Новгороде, Архангельске, Ямало-Ненецком автоном­ном округе [8-14], показали, что недостаток витамина D по уровню в крови обнаруживался у 57,5% взрослого трудоспособного населения, витаминов группы В -у 12,6-34,5%, витаминов А и Е - у 5,3-10,8% (рис. 3).

По разным регионам адекватно обеспечено всеми витаминами оказалось не более 20% обследованных. Полигиповитаминозные состояния, т.е. недостаток 3 ви­таминов и более, вне зависимости от места проживания и сезона обнаруживались у 22-38% взрослых. Нередко дефицит витаминов сочетался с недостатком кальция, йода и ряда других микроэлементов.

Последствия дефицита витаминов

Дефицит обеспечения организма человека витами­нами и минеральными веществами приводит к сни­жению неспецифической резистентности организма к физическим, химическим и биологическим факто­рам окружающей среды, снижению адаптационногопотенциала человека, является фактором риска многих болезней микронутриентной недостаточности, алимен­тарно-зависимых заболеваний, замедляет физическое и нервно-психическое развитие детей, приводит к сни­жению работоспособности взрослого населения.

Недостаток отдельных витаминов выступает факто­ром риска развития целого ряда алиментарно-зависимых заболеваний, включая атеросклероз, гипертони­ческую болезнь, гиперлипидемию, ожирение, сахарный диабет, остеопороз, подагру, некоторые злокачествен­ные новообразования [15]. Обеспеченность витаминами имеет принципиальное значение для больных людей, у которых потребность в этих микронутриентах бывает повышена вследствие заболевания, а также в резуль­тате лечебного воздействия (хирургического, фармако-терапевтического, химиотерапии).

По данным Росстата [6], у 21,6% населения имеется 2 и более заболевания (состояния), связанных с питанием (артериальная гипертензия, заболевания желудочно-кишечного тракта, гиперхолистеринемия, сниженный уровень гемоглобина, гипергликемия) [6]. По данным Единой межведомственной информационно-статисти­ческой системы (ЕМИСС), число заболеваний, связан­ных с микронутриентной недостаточностью, в 2011 г. составило 2 599 860.

В табл. 1 систематизирован далеко не полный пере­чень клинически доказанных возможных последствий дефицитов отдельных микронутриентов у беременных. Как следует из этой таблицы, врожденные пороки плода могут быть следствием дефицита не только наиболее изученной в этом отношении фолиевой кислоты, но и других витаминов, а также минеральных веществ. Обращает на себя внимание, что дефицит разных микронутриентов приводит к одинаковым последствиям.

Дефицит витаминов в преконцептуальный период и тем более во время беременности, когда потребность женского организма в этих незаменимых пищевых ве­ществах повышается, наносит ущерб здоровью матери и ребенка, повышает риск развития перинатальной патологии, увеличивает детскую смертность, является одной из причин недоношенности, врожденных уродств, нарушений физического и умственного развития детей.

Оптимизация витаминной обеспеченности

Проблема микронутриентной недостаточности у на­селения отмечается во всех странах, в том числе эко­номически развитых. Ликвидация дефицита микронутриентов является чрезвычайно острой проблемой для всех стран; она обозначена в Концепции государствен­ной политики в области здорового питания населения Российской Федерации, утвержденной постановлением Правительства РФ, в качестве приоритетной задачи, поскольку оптимизация витаминного статуса населения относится к технологиям снижения потерь от алимен­тарно-зависимых, социально значимых заболеваний.

Коррекция витаминного состава рациона путем под­бора и дополнительного введения в него традиционно используемых продуктов-витаминоносителей неиз­бежно приводит к увеличению потребления пищевых веществ и энергии, что нежелательно, так как влечет за собой избыточное увеличение массы тела. Поэтому для обогащения рациона витаминами целесообразно использовать другие подходы.

Учитывая, что у большинства населения имеется мультимикронутриентная недостаточность (сочетанный недостаток одновременно нескольких витаминов и минеральных веществ), а в организме существуют межвитаминные метаболические взаимосвязи, пред­почтительно обогащать рацион не отдельными микронутриентами, а их комплексом [19]. Для этих целей используют витаминные или витаминно-минеральные комплексы (ВМК) или включают в рацион обогащенные микронутриентами пищевые продукты промышленного производства и готовые блюда.

По данным Росстата, поливитаминные комплексы в течение последних 12 мес принимали 46,3% детей в возрасте 3-13 лет и около 20% взрослого трудоспо­собного населения [6]. Мужчины принимали комплексы в 2,2 раза реже. Среди лиц с наименьшими доходами доля принимающих поливитамины была в 1,7 раза ниже.

В связи с этим более перспективным способом улуч­шения витаминного статуса населения в целом является обогащение микронутриентами пищевых продуктов массового потребления промышленного производства [20-23], поскольку в этом случае не требуется измене­ния традиционного пищевого поведения населения.

Развитие производства пищевых продуктов, обо­гащенных незаменимыми компонентами, специали­зированных продуктов детского питания, продуктов функционального назначения, диетических (лечебных и профилактических) пищевых продуктов и биологи­чески активных добавок к пище, в том числе для питания в организованных коллективах (трудовые, об­разовательные и др.) с целью сохранения и укрепле­ния здоровья населения, профилактики заболеваний, обусловленных неполноценным и несбалансированным питанием, является одной из основных задач Доктрины продовольственной безопасности Российской Феде­рации и Основ государственной политики Российской Федерации в области здорового питания населения на период до 2020 года (распоряжение Правительства РФ от 25.10.2010 № 1873-р).

Технологическая модификация различных видов пи­щевых продуктов или обогащение витаминами пищевых продуктов массового потребления - это непосредствен­ное добавление в процессе производства витамина или их смеси (премикса) в пищевой продукт с обязательной маркировкой и указанием их содержания в готовом про­дукте. В соответствии с СанПиН 2.3.2.2804-10 "Допол­нения и изменения № 22 к СанПиН 2.3.2.1078-01"Гигие-нические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов", одна порция витаминизированных продуктов содержит от 15 до 50% от рекомендуемого суточного потребления витаминов и/или минеральных веществ. Для обогащенных высококалорийных пище­вых продуктов (с энергетической ценностью 350 ккал и более на 100 г) содержание витаминов и минераль­ных веществ должно составлять от 15 до 50% от нормы физиологической потребности организма в расчете на 100 ккал (1 стандартную порцию).

Существует 2 типа обогащения пищевой продук­ции. Массовая фортификация - обогащение пищевых продуктов [хлеб и хлебобулочные изделия; молочные продукты, зерновые продукты (каши, мюсли, хлопья), соки, нектары, напитки, йодированная соль], которые повседневно потребляются всеми слоями населения старше 3 лет.

Целевое обогащение - обогащение пищевых продук­тов для отдельных категорий населения. Обогащение продуктов массового потребления почти всегда яв­ляется обязательным, законодательно закрепленным, целевое обогащение - как обязательным, так и добро­вольным в зависимости от проблемы, которую пытаются решить.

Свободное или добровольное (либеральное) обогаще­ние по инициативе производителей, широко развитое в индустриально развитых странах, иногда назы­вают "управляемое промышленностью обогащение" или "свободнорыночное обогащение" (market-driven fortification), но и оно всегда регулируется государствен­ными нормативными документами. К сожалению, так называемое добровольное обогащение, т.е. добавление витаминов и минеральных веществ по усмотрению изготовителей пищевых продуктов, часто осуществля­ется не более чем в маркетинговых целях. В настоящее время в Российской Федерации обогащение пищевой продукции осуществляется отдельными изготовителями этих продуктов по собственной инициативе.

Обязательное обогащение применяется в тех случаях, когда у потребителя нет достаточных знаний о пользе обогащенных пищевых продуктов и спрос на обогащен­ные инициативно производителями пищевые продукты невысок. Примером может послужить принятое в 1998 г. решение правительства США об обязательном обога­щении фолиевой кислотой пищевых продуктов. Осно­вой для принятия решения послужил предварительный опрос беременных. Оказалось, что только 66% женщин слышали о фолиевой кислоте, 10% из них знали, что ее прием может предотвратить врожденные дефекты у ребенка, 32% женщин сообщили о ежедневном приеме фолиевой кислоты, и лишь 6% респондентов знали о не­обходимости ее приема до наступления беременности. Учитывая низкий уровень знаний о пользе дополнитель­ного приема фолиевой кислоты и то, что около 50% всех беременностей в США являются незапланированными, правительство пришло к убеждению, что дополнитель­ный прием фолиевой кислоты будет недостаточным. Для нашей страны более приемлемо законодательно регламентированное обогащение сырья, используемого при производстве пищевых продуктов массового по­требления (например, обогащение хлебопекарной муки высшего сорта витаминами группы В до уровня муки 1-го сорта, обогащение молока и молочной продукции). Обязательное обогащение основных продуктов питания направлено на обеспечение адекватного потребления микронутриентов в первую очередь населением групп высокого риска (женщины детородного возраста, бере­менные, кормящие, дети и др.).

В нашей стране повышение пищевой ценности пище­вых продуктов имеет достаточно длинную историю [24]. Впервые обогащение муки витаминами В1, В2 и РР по решению Совнаркома СССР было произведено в 1939 г. постановлением ГКНТ СССР от 30.10.1985 была утверж­дена общесоюзная научно-техническая программа на 1986-1990 гг. "Создать и освоить производство продук­тов детского питания и витаминизированных пищевых продуктов на основе научных принципов рационального и сбалансированного питания".

В 2013 г. в Российской Федерации только 14% пред­приятий выпускало обогащенные пищевые продукты, по объему производства - 5%, в том числе по хлебу и хле­бобулочным изделиям - 6,4% (постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 14.06.2013 № 31 "О мерах по профилактике заболеваний, обуслов­ленных дефицитом микронутриентов, развитию произ­водства пищевых продуктов функционального и специ­ализированного назначения").

Оптимизация обеспеченности населения йодом

Более 50% субъектов РФ являются йоддефицитными, 60% населения нашей страны проживает в регионах с природно-обусловленным дефицитом этого микро­элемента [4]. Ситуация природного йоддефицита ос­ложняется ростом алиментарного дефицита йода, обус­ловленного низким потреблением пищевых продуктов, являющихся источниками йода (рыба и морепродукты).

По данным Эндокринологического научного центра Минздрава России, распространенность йоддефицитных заболеваний составляет 10-15% среди городского и 13-35% среди сельского населения. В 2002-2006 гг. в 15 из 19 обследованных регионов частота зоба со­ставляла от 5 до 19%; в 3 областях (Архангельской, Ни­жегородской и Астраханской) частота зоба находилась в пределах 20-29%, а в Свердловской области превы­шала 30%.

Научно обосновано и доказано, что заболевания, связанные с дефицитом йода, полностью предотвра­тимы только при проведении популяционной про­филактики йодированной солью (использование ее в питании, в том числе в пищевой промышленности, в первую очередь в хлебопечении), поскольку "доб­ровольная модель" йодирования соли в России ока­залась неэффективной [25]. Этот способ коррекции имеющегося дефицита и оптимизации обеспечен­ности детского и взрослого населения йодом ши­роко апробирован и успешно используется в мировой практике.

По данным Росстата, лишь 24% респондентов тру­доспособного возраста употребляют йодированную соль в домашних условиях при приготовлении блюд постоянно [6].

Йодированную соль технологически возможно исполь­зовать в хлебопекарной промышленности при выпечке массовых сортов хлеба. Хлеб и хлебобулочные изделия, изготовленные с использованием йодированной соли взамен обычной поваренной соли (по рецептуре 1,5% соли на 100 г муки), автоматически превращаются в обогащенные, поскольку по содержанию йода отве­чают критериям для обогащенных пищевых продуктов (СанПиН 2.3.2.2804-10). В усредненной суточной порции хлеба 150 г (с учетом потерь йода при выпечке до 30%) будет содержаться около 50 мкг йода, что соответствует примерно 35% от рекомендуемого суточного потребле­ния этого микроэлемента для взрослых.

По данным Научно-исследовательского института хлебопекарной промышленности, использование йоди­рованной соли при производстве хлебобулочной про­дукции обеспечивает ее высокую сохранность, повы­шая качество продукции; замена пищевой поваренной соли на йодированную при производстве хлеба не требует перестройки производства, при этом разница стоимости соли йодированной и не йодированной со­ставляет 1%, поэтому цена 1 кг хлеба при реализации практически не меняется. Использование соли, йоди­рованной йодатом калия, способствует улучшению ка­чества хлеба, предупреждению развития картофель­ной болезни и плесневения, повышению санитарно-микробиологической безопасности хлебобулочных изделий [26].

В Беларуси приняты законодательные и нормативные акты по обязательному йодированию пищевой пова­ренной соли [постановление Правительства РБ (2001 г.) об обязательном использовании йодированной соли при производстве продуктов питания на всех предприятиях пищевой промышленности, при выпечке хлеба, а также в общественном питании: Дополнение (2008 г.) к закону "О качестве и безопасности продовольственного сырья и пищевых продуктов для жизни и здоровья человека"]. Принятые меры позволили значительно сократить рас­пространенность заболеваний, вызванных дефицитом йода [27].

Возможность использования йодированной соли при производстве других пищевых продуктов и кули­нарных изделий промышленной выработки требует разработки технологий, изучения сохранности йода, обсуждения и согласования с производителями пище­вых продуктов.

В настоящее время Минздравом России подготовлен проект федерального закона "О внесении изменений в статью 15 Федерального закона "О качестве и безо­пасности пищевых продуктов"", согласно которому пре­дусматривается обязательное йодирование пищевой поваренной соли (сортов "экстра", "высший" и "пер­вый" помолов № 0 и 1), предназначенной для розничной продажи (приготовление пищи в домашних условиях) и использовании при промышленном изготовлении хлебобулочных изделий, приготовлении блюд в ор­ганизациях общественного питания для детских, об­разовательных, медицинских, спортивных органи­заций, а также в самих данных организациях. При этом йодирование поваренной соли 2-го сорта не предусмотрено.

Эффективность обогащения микронутриентами продуктов массового потребления

Обогащение пищевых продуктов массового потреб­ления в других странах уже приносит определенный эффект. Эффективность обязательного обогащения пищевых продуктов массового потребления в постфор­тификационный период можно сгруппировать по следу­ющим критериям [20, 21, 23].

1. Увеличение потребления населением тех или иных микронутриентов.

2. Уменьшение относительного количества лиц с не­достаточным потреблением отдельных микронутриентов.

3. Улучшение обеспеченности населения микронутриентами (по концентрации в крови).

4. Улучшение биомаркеров алиментарно-зависимых заболеваний (например, снижение уровня гомоцистеина в крови).

5. Снижение частоты врожденных дефектов (дефект нервной трубки).

6. Снижение частоты других заболеваний.

7. Экономическая выгода.

Обогащение является экономически эффективным способом повышения потребления витаминов и мине­ральных веществ для обеспечения здоровья и активной жизни лиц из группы риска недостаточного потреб­ления. Оценка эффективности программы обогаще­ния зерновых в США по критериям "затраты-выгода" и "затраты-эффективность" показала, что она дает го­довой экономический эффект от 312 до 425 млн долла­ров, а экономия составляет 88-145 млн долларов в год.

Проблемы обогащения пищевой продукции массового потребления в Российской Федерации

Проблемой повышения пищевой ценности и качест­ва пищевой продукции является практически пол­ное отсутствие в Российской Федерации производ­ства пищевых ингредиентов и субстанций (витаминов, аминокислот, пищевых добавок, ферментных препа­ратов, биологически активных веществ, заквасочных и пробиотических микроорганизмов, пребиотических веществ и др.).

В СССР потребности в витаминах и минеральных веществах полностью удовлетворялись за счет собст­венного производства субстанций. В 1988 г. объем производства витаминов составил 5863 т, в том числе на нужды здравоохранения (производство витаминных комплексов) - 53%; на нужды пищевой промышлен­ности (обогащение пищевых продуктов) - 8%; сель­ского хозяйства - 29%. При этом 10% продукции шло на экспорт.

В настоящее время химический синтез субстанций ви­таминов в Российской Федерации практически не осу­ществляется. После распада СССР обязательная вита­минизация пищевых продуктов массового потребления прекратилась. Потребности медицинской, пищевой про­мышленности и сельского хозяйства удовлетворяются только за счет импорта. Расчет объема поступающих в Российскую Федерацию субстанций витаминов прово­дили на основании Базы данных Федеральной таможен­ной службы [28]. Как показано на рис. 4, объем импорта витаминов растет и в 2016 г. составил 9920 т или в стои­мостном выражении - 125,98 млн долларов.

Основными поставщиками субстанций являются Китай (33,3%), Германия (26,8%), Швейцария (13,0%) (рис. 5). Почти в 3 раза по сравнению с 2013-2014 гг. увеличился объем поставок из Индии, в то время как из Франции, наоборот, снизился в 2,5 раза.

Расчеты, проведенные на основании данных Феде­ральной таможенной службы, показали, что поставки индивидуальных витаминов в 2016 г. (в тыс. т) соста­вили: С - 2,408, А - 0,37, Е - 3,669, В1 - 0,093, В2 -0,154, В6 - 0,118, В12 (на носителе) - 0,211, В3 и В5 (в сумме) - 0,665, прочие витамины - 1,669 [28].

Часть витаминов поступает в Российскую Федерацию в составе готовых витаминных премиксов, представля­ющих собой смесь субстанций витаминов с веществом-носителем, что не позволяет оценить объем ввозимых субстанций витаминов. В 2014 г. на рынке РФ продол­жила увеличиваться доля премиксов российского про­изводства для животноводства из импортного сырья.

Потребность пищевой промышленности в витаминах для оптимизации витаминного статуса населения Российской Федерации

При расчете ориентировочной общей потребности пи­щевой промышленности в витаминах для оптимизации витаминного статуса населения РФ исходили из следу­ющих нормативно-правовых документов:

1. Доктрина продовольственной безопасности Рос­сийской Федерации (Указ Президента РФ от 30.01.2010 № 120).

2. "Основы государственной политики Российской Федерации в области здорового питания населения на период до 2020 года" (распоряжение Правительства РФ от 25.10.2010 № 1873-р).

3. Рекомендации по рациональным нормам потреб­ления пищевых продуктов, отвечающих современным требованиям здорового питания (приказ Минздрава России от 19.08.2016 № 614), в соответствии с которыми потребление обогащенных витаминами пищевых про­дуктов должно составлять: муки - 24 кг/год на человека, молока - 50 кг/год на человека.

4. МР 2.3.1.2432-08. Нормы физиологических потреб­ностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации (М., 2008).

5. Единые санитарно-эпидемиологические и гигие­нические требования к товарам, подлежащим сани­тарно-эпидемиологическому надзору (контролю) Тамо­женного союза ЕврАзЭС.

6. СанПиН 2.3.2.2804-10 Дополнения и изменения № 22 к СанПиН 2.3.2.1078-01"Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов", в соответствии с которыми уровень обогащения пище­вой продукции массового потребления производится из расчета, что 1 порция обогащенного продукта содер­жит не менее 15% (минимальный уровень обогащения) и не более 50% (максимальный уровень обогащения) от нормы физиологической потребности человека в ви­таминах (рекомендуемое суточное потребление).

7. Постановление Главного государственного сани­тарного врача РФ от 16.09.2003 № 148 "О дополнитель­ных мерах по профилактике заболеваний, обусловлен­ных дефицитом железа в структуре питания населения" с указанием нормируемых уровней обогащения хлеба витаминами и железом.

8. Приказ Минздрава России от 21.06.2013 № 395н "Об утверждении норм лечебного питания", согласно кото­рому ВМК в дозе 50-100% от физиологической нормы пот­ребления включены в нормы лечебного питания при соб­людении диет в лечебно-профилактических учреждениях.

Было рассчитано количество витаминов, необходи­мых для обогащения основных пищевых продуктов массового потребления (хлеб, молоко), для проведе­ния месячного курса профилактического приема ВМК и включения ВМК в лечебное питание в стационарах.

При расчете количества витаминов, необходимых для обогащения основных пищевых продуктов массо­вого потребления, учитывали численность населения старше 3 лет - 137 млн человек [6], объем рекомен­дуемого потребления обогащенных витаминами муки (24 кг/год на человека) и молока (50 кг/год на человека), а также исходили из того, что 1 порция обогащен­ного продукта содержит не менее 15% (минимальный уровень обогащения) и не более 50% (максимальный уровень обогащения) от нормы физиологической по­требности взрослого человека в витаминах (рекомен­дуемое суточное потребление) и нормируемых уровней обогащения хлеба витаминами группы В и железом. Суммарная потребность в витаминах (субстанция) для обогащения муки и молока для населения РФ составила 0,63-1,854 тыс. т в год.

Потребность в витаминах (субстанциях) для произ­водства ВМК из расчета 1-месячного курса на человека в год рассчитывали исходя из норм физиологической потребности и численности населения старше 3 лет. Условно было принято, что комплекс содержит все ви­тамины в дозе, составляющей 100% от рекомендуемого уровня потребления. Рассчитанное таким образом не­обходимое количество витаминов составило 0,574 тыс. т в год, макроэлементов (из расчета на элемент) -5,88 тыс. т и микроэлементов (из расчета на элемент) - 123 т.

Потребность в витаминах (субстанциях), необходи­мых для обеспечения выполнения приказа Минздрава России от 21.06.2013 № 395н "Об утверждении нормлечебного питания", согласно которому ВМК в дозе 50-100% от физиологической нормы потребления включены в нормы лечебного питания при соблюде­нии диет в лечебно-профилактических учреждениях, исходя из количества коек в лечебных учреждениях (1 202 590 коек) при средней занятости койки в году 323 дня (по данным ЕМИСС), составила 27,6-54,2 т в год, в макроэлементах (из расчета на элемент) -558 т и микроэлементах (из расчета на элемент) -11,7 т. При этом следует обратить внимание, что ВМК в дозе 50-100% от нормы физиологической потребности могут использоваться не только в форме таблеток и кап­сул, но и в виде витаминно-минеральных премиксов или содержащих витамины белково-композитных смесей для обогащения витаминами готовых блюд путем добав­ления их в ходе приготовления пищи во вторые, третьи блюда или выпечку.

Ориентировочная суммарная потребность пищевой промышленности в витаминах (субстанциях) для произ­водства ВМК из расчета 1-месячного курса на человека в год, включения ВМК в лечебное питание в стациона­рах и обогащения пищевых продуктов массового про­изводства (хлебных и молочных продуктов) составляет около 2,5 тыс. т в год (табл. 2).

Суммарная потребность в йоде для производства ВМК из расчета 1-месячного курса на человека в год, применения в лечебном питании и промышленного йодирования поваренной соли составляет около 14,4 т в год (из расчета на элемент).

В настоящее время, в связи с полным прекращением собственного производства витаминов в нашей стране, потребность в них может удовлетворяться исключи­тельно за счет импорта.

Заключение

Обогащение пищевой продукции витаминами и мине­ральными веществами приобрело глобальную тенден­цию, особенно в странах со средним уровнем дохода. В 83 странах проводится обязательное обогащение муки из зерновых культур. Согласно Food Fortification Initiative and the Iodine Global Network, обогащению подвергается 31% промышленно произведенной пшеничной муки, потребление которой охватывает более 2 млрд человек, 76% домохозяйств потребляют йодированную соль [29].

Большинство исследований свидетельствуют о бе­зопасности и пользе для здоровья обязательного обо­гащения муки витаминами группы В. В Российской

Федерации разработана нормативная база по обогаще­нию пищевых продуктов (уровни обогащения, формы витаминов), однако обогащения, проводимого по ини­циативе производителей, недостаточно для улучшения витаминной обеспеченности населения. В условиях не­достаточных знаний населения о пользе обогащенных пищевых продуктов и отсутствии предпочтения в вы­боре таких продуктов возникла настоятельная необхо­димость законодательного закрепления и/или принятия нормативных актов, регламентирующих обязательное обогащение хлеба и молока - продуктов, которые еже­дневно потребляются большинством населения, микронутриентами (витамины группы В и железо), дефицит которых наиболее часто обнаруживается у населения России. Анализ опыта обязательного обогащения ви­таминами пищевой продукции массового потребления показывает, что эта мера в конечном итоге позволит по­высить качество жизни населения (улучшение питания, состояния здоровья, увеличение продолжительности жизни).

Отсутствие собственного производства субстанций отдельных витаминов создает реальную угрозу про­довольственной безопасности государства в случае прекращения импорта. В этой связи возникает насто­ятельная необходимость возрождения отечественного производства витаминных субстанций.

В настоящее время в торговой сети РФ присутствует лишь ограниченное количество обогащенных продук­тов. С одной стороны, это обусловлено недостаточ­ным производством обогащенных пищевых продуктов массового потребления, а с другой - определенными предрассудками у населения в отношении витаминов и недостаточным уровнем знаний о роли витаминов в поддержании здоровья.

Необходимые меры для улучшения микронутриентного статуса населения Российской Федерации

В целях возрождения производства пищевых ингреди­ентов в Российской Федерации необходимо:

- разработать комплекс мер по повышению заинте­ресованности предпринимательского сообщества в производстве пищевых ингредиентов, продуктов химического и биологического синтеза;

- разработать современные биотехнологии произ­водства пищевых ингредиентов и технологии пере­работки пищевой продукции.

Для устранения витаминдефицитных состояний среди населения на первом этапе целесообразно каждому предприятию - изготовителю муки выпускать обога­щенную витаминами муку, предприятиям - изготовите­лям хлеба - хотя бы 1 сорт обогащенного витаминами хлеба.

Для устранения йоддефицитных состояний среди на­селения на первом этапе целесообразно каждому пред­приятию - изготовителю хлеба включить в ассортимент своей продукции хотя бы один сорт обогащенного хлеба или хлебобулочного изделия, изготовленного с исполь­зованием йодированной соли.

В рационы организованных коллективов (школы, дет­ские сады, лечебно-профилактические учреждения, во­инские части и т.д.) необходимо включить хлеб, обога­щенный йодом и/или витаминами.

В качестве оздоровительных мер рекомендуется сни­жение содержания поваренной соли в продуктах про­мышленного производства, популяризация культуры здорового питания и пользы от дополнительного при­ема физиологических доз витаминов и минеральных веществ.

С целью продвижения принципов здорового питания как важнейшего компонента здорового образа жизни необходимо:

- обеспечить широкую организацию эпидемиологи­ческих обследований (мониторинга) состояния пита­ния и здоровья населения страны;

- развитие сети консультативно-диагностических цен­тров "Здоровое питание";

- разработать новые образовательные технологии, включающие интернет-технологии и программы дистанционного обучения, программы по нутрициологии, диетологии, пищевой биотехнологии и другим новым технологиям пищевых производств, для системы высшего и дополнительного професси­онального образования, подготовки специалистов и кадров высшей квалификации в сфере медицины, биологии, агропромышленного комплекса и педа­гогики, образовательных программ для начальной и средней школы, а также просвещения населения;

- обеспечить широкое освещение мероприятий по продвижению здорового питания в средствах мас­совой информации.

Литература

1. Погожева А.В., Батурин А.К., Егоренкова Н.П., Алешина И.В. и др. Изучение состояния пищевого и энергетического ста­туса в возрастном аспекте // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № S3. С. 156.

2. Батурин А.К., Погожева А.В., Мартинчик А.Н., Сафронова А.М. и др. Изучение особенностей питания населения европейской и азиатской части Арктической зоны России // Вопр. питания. 2016. Т. 85, S2. С. 83.

3. Батурин А.К., Мендельсон Г.И. Питание и здоровье: проблемы XXI века // Мол. пром-сть. 2005. № 10. С. 1.

4. Тутельян В.А., Горохов А.В., Михайлова Е.И., Владимиров Л.Н. и др. Политика в области здорового питания населения Респуб­лики Саха (Якутия) // Якут. мед. журн. 2015. № 3. С. 6-9.

5. Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 14.06.2013 N 31 "О мерах по профилактике заболеваний, обусловленных дефицитом микронутриентов, развитию произ­водства пищевых продуктов функционального и специализиро­ванного назначения".

6. Рацион питания населения. 2013 : статистический сборник / Росстат. М. : Статистика России, 2016. 220 с.

7. Mаreschi J.P., Cousin F., De la Villeon B., Brubacher G.B. Caloric value of food and coverage of the recommended nutritional intake of vitamins in the adult human. Principle foods containing vita­mins // Ann. Nutr. Metab. 1984. Vol. 28, N 1. Р. 11-23.

8. Горбачев Д.О., Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Кошелева О.В. и др. Оценка витаминного статуса работников Самарской ТЭЦ по данным о поступлении витаминов с пищей и их уровню в крови // Вопр. питания. 2016. Т. 85, 3. С. 71-81.

9. Коденцова В.М., Кочеткова А.А., Смирнова Е.А., Саркисян В.А. и др. Состав жирового компонента рациона и обеспеченность организма жирорастворимыми витаминами // Вопр. питания. 2014. Т. 83, № 6. С. 4-17.

10. Вржесинская О.А., Гмошинская М.В., Переверзева О.Г., Коденцова В.М. и др. Оценка обеспеченности витаминами беременных женщин неинвазивными методами // Фарматека. Репродуктив­ное здоровье. 2015. № 3 (296). С. 48-50.

11. Бекетова Н.А., Погожева А.В., Коденцова В.М., Вржесинская О.А. и др. Витаминный статус жителей Московского региона // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 4. С. 61-67.

12. Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Кошелева О.В. и др. Оценка витаминного статуса студентов московского вуза по данным о поступлении витаминов с пищей и их уровню в крови // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 5. С. 64-75.

13. Бекетова Н.А., Морозова П.Н., Кошелева О.В., Вржесинская О.А. и др. Обеспеченность витаминами и характер питания работни­ков металлургического производства (г. Нижний Новгород) // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 2. Прил. С. 84-85. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=27427535.

14. Бекетова Н.А., Абрамова Т.В., Вржесинская О.А., Кошелева О.В. и др. Витаминный статус беременных женщин г. Химки // Вопр. питания. 2016. Т. 85, 2. Прил. С. 155. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=27427617.

15. Hossein-Nezhad A., Holick M.F. Vitamin D for health: a global perspective // Mayo Clin. Proc. 2013. Vol. 88, N 7. P. 720-755.

16. Коденцова В.М. Витамины и минералы как фактор предупреж­дения дефектов развития плода и осложнений беременности // Мед. совет. 2016. 9. С. 106-114.

17. Громова О.А., Торшин И.Ю., Тетруашвили Н.К., Лисицына Е.Ю. Системный анализ взаимосвязи дефицитов витаминов и врож­денных пороков развития плода // Вопр. гин., акуш. и перина-тол., 2012. Т. 11, № 3. С. 54-64.

18. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Витамины в питании бере­менных и кормящих женщин // Вопр. гин., акуш. и перинатол. 2013. Т. 12, № 3. С. 38-50.

19. Спиричев В.Б., Громова О.А. Витамин D и его синергисты // Зем­ский врач. 2012. № 2. С. 33-38.

20. Коденцова В.М., Рисник Д.В. Обогащение пищевой продукции микронутриентами как технология повышения качества жизни // Бизнес индустрии здоровых продуктов. 2016. апрель-май. С. 44-46.

21. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Анализ отечественного и международного опыта использования обогащенных вита­минами пищевых продуктов. // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 2. С. 31-50. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=25867816

22. Спиричев В.Б., Трихина В.В., Позняковский В.М. Обогащение пище­вых продуктов микронутриентами - надежный путь оптимизации их потребления // Ползуновский вестн. 2012. 2/2. С. 9-15.

23. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Рисник Д.В. Анализ оте­чественного и международного опыта использования обо­гащенных микроэлементами пищевых продуктов и йодиро­вания соли // Микроэлементы в медицине. 2015. Т. 16, № 4. C3-20.URL:http://journal.microelements.ru/viwe.php?menu_id=71http://journal.microelements.ru/microelements_of_midicine/20154/16(4)_2015_3-20.pdf. (дата посещения: 23.10.2015)

24. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Сокольников А.А. Витами­низация пищевых продуктов массового потребления: история и перспективы // Вопр. питания. 2012. Т. 81, № 5. С. 66-78.

25. Трошина Е.А., Платонова Н.М., Абдулхабирова Ф.М., Герасимов Г.А. Йододефицитные заболевания в Российской Федерации: время принятия решений / под ред. И.И. Дедова, Г.А. Мельни­ченко. М. : Конти Принт, 2012. 231 с.

26. Костюченко М.Н., Цыганова Т.Б., Шатнюк Л.Н. Системный под­ход к обогащению хлебобулочных изделий йодом // Хлебопече­ние России. 2003. № 1. С. 11-13; № 2. С. 34-35.

27. Качан В.И., Мохорт Т.В., Коломиец Н.Д., Филонов В.П. и др. Стра­тегия устранения йодного дефицита в Республике Беларусь: оценка результатов 10-летней работы // Клин. и экспер. тиреоидология. 2010. Т. 6, № 3. С. 30-34.

28. База данных таможенной статистики внешней торговли Феде­ральной таможенной службы. URL: http://stat.customs.ru/

29. Luthringer C.L., Rowe L.A., Vossenaar M., Garrett G.S. Regulatory monitoring of fortified foods: identifying barriers and good practices // Glob. Health Sci. Pract. 2015. Vol. 3, N 3. P. 446-461. doi: 10.9745/GHSP-D-15-00171.