Non-alcoholic beverages: russian priorities

AbstractThe article presents data of a survey of 11 850 persons of both sexes and various age groups (from 12 to 60 years) conducted in all Federal Districts of Russia, from 2013 to 2016. The analysis of consumption by the population of various widely consumed beverages, including different types of tea, low-calorie and dietary carbonated soft drinks and waters from various sources, was conducted and an analysis of the possible correlation between their frequency of consumption and body mass index (BMI) was carried out. It has been established that practically in all groups questioned about 10-15% of persons of various Federal districts and ages consume tap water. At the same time, the number of people consuming filtered, bottled water has significantly increased. In all age groups, except for a group of people aged 12-17 years, the consumption of tea by female obese women was 10-13% less than in the male group, and almost all groups with normal BMI consumed tea more often, than men. At the same time, there were no gender differences in the consumption of tea by individuals with a BMI of 25-30. There was no correlation between consumption of low-calorie, dietary carbonated soft drinks and BMI. Only in the group of people aged 31-45 years, gender differences were found, while in this group of people it was shown that obese men were about 3 times more likely than women to use these drinks (67.7 vs 25.0%).

Keywords:frequency of consumption, tea, water, soft drinks, body mass index

Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2017; 86 (3): 49-54. doi: 10.24411/0042-8833-2017-00044.

Оптимальная гидратация организма имеет жизненно важное значение для здоровья человека. В насто­ящее время установлено, что недостаточное потребле­ние воды или умеренное обезвоживание может быть связано с риском развития хронических заболеваний [1-3]. Распространенность гипогидратации у населения составляет 16-28% в зависимости от возраста [4], при­чем у пожилых людей обезвоживание организма часто связано с наличием хронических заболеваний [5, 6].

Источниками воды являются жидкости или напитки (в том числе питьевая вода, чай, соки, вино, безалко­гольные напитки) и вода, содержащаяся во всех пище­вых продуктах. Европейское ведомство по безопасности пищевых продуктов (EFSA) установило, что 20-30% от общего суточного потребления воды в Европе поступает с пищей [7]. Тем не менее общий процент воды в пи­щевых продуктах и блюдах варьирует между странами и зависит от типов и рационов питания. Например, в Ирландии количество воды в продуктах составляет в среднем 33% [8], а в Китае - 40% [9], поскольку на­селение потребляет более жидкие продукты (супы, бульоны и др.).

В настоящем исследовании представлены данные проведенного во всех федеральных округах России с 2013 по 2016 г. анкетирования по потреблению насе­лением различных широко употребляемых напитков, включая разные виды чая, низкокалорийные и диети­ческие газированные безалкогольные напитки и воды из различных источников, а также проанализирована возможная связь между частотой их потребления и ин­дексом массы тела (ИМТ).

Материал и методы

Проведено анкетирование лиц обоего пола различных возрастных групп от 12 до 60 лет (табл. 1) (не менее 150 человек в каждой возрастной и гендерной группе). Перед анкетированием было получено информирован­ное согласие каждого интервьюированного.

В анкете предлагалось ответить на вопросы о потреб­лении чая (в объеме чашки ~150 мл), низкокалорийных или диетических газированных безалкогольных напит­ков (в объеме стакана ~200 мл), воды из различных ис­точников (в объеме стакана ~200 мл) с разной частотой их приема: 1-3 раза в месяц, 1 раз в неделю, 2-4 раза в неделю, 5-6 раз в неделю, 1 раз в день, 2-3 раза в день, 4-5 раз в день и 6 и более раз в день.

В исследовании также проведен анализ потребления воды из различных источников (водопроводная, филь­трованная, питьевая бутилированная, газированная).

Для расчета ИМТ респондентов были собраны ан­тропометрические данные [масса тела, длина тела стоя (рост)].

Обработку первичного материала, а также статисти­ческую обработку данных проводили с использованием специально разработанной компьютерной программы, а также программы SPSS Statistics v.20,0.

Результаты и обсуждение

Анализ потребления воды из различных источни­ков показал, что практически во всех группах ан­кетированных около 10-15% лиц разного возраста потребляют водопроводную воду. Вместе с тем число лиц, потреблявших фильтрованную, бутилированную воду, в различных федеральных округах значительно больше по сравнению с количеством лиц, потребляв­ших водопроводную воду. Анализ частоты потребле­ния бутилированной воды в различных федеральных округах РФ показал, что практически во всех округах наблюдается примерно близкое соотношение числа лиц, употребляющих бутилированную воду (табл. 2). Наименьшие показатели обнаружены среди жителей Уральского федерального округа практически во всех возрастных группах. Следует отметить, что частота потребления бутилированной воды в различных феде­ральных округах достаточно низка. Наиболее частое употребление бутилированной воды характерно для возрастных групп старше 18 лет. Наибольшие пока­затели ее потребления наблюдаются у жителей Цент­рального федерального округа, примерно 1/6-1/5 часть населения различных возрастных групп употребляютбутилированную воду. Сравнительный анализ данных анкет лиц с нормальной массой тела и лиц с различ­ными степенями ожирения позволяет судить об отсутс­твии какой-либо связи между частотой потребления воды из различных источников и показателями массы тела, при этом отсутствуют не только возрастные, но и гендерные различия.

Проанализировано наличие связи межу потреблением напитков и ИМТ обследованных из разных возрастных и гендерных групп. Анализ показал, что во всех возраст­ных группах, за исключением лиц в возрасте 12-17 лет, потребление чая лицами женского пола с ожирением (ИМТ>30 кг/м2) было на 10-13% меньше (р<0,05), чем в группе лиц мужского пола (рис. 1 а-г), а женщины практически всех групп с нормальным ИМТ чаще по­требляли чай, чем мужчины. В то же время гендерных различий по потреблению чая лицами с ИМТ 25-30 кг/м2 практически не было (р>0,05).

Анализ взаимосвязи между потреблением низкока­лорийных, диетических газированных безалкогольных напитков и ИМТ (рис. 2 а-г) не выявил каких-либо су­щественных различий между ИМТ и их потреблением, в том числе гендерных. Лишь в группе лиц в возрасте 31 года - 45 лет обнаружены гендерные различия: установлено, что лица мужского пола, страдающие ожирением, потребляли указанные напитки чаще, чем женщины, почти в 3 раза.

В заключение следует отметить важность исследования потребления не только основных макро- и микронутриентов разными группами населения РФ, но и различных ис­точников жидкости, включая не только воду, но и сладкие газированные напитки. Последнее крайне актуально для детей младших возрастных групп (3-13 лет), в которых ежедневное потребление сладких газированных доста­точно высокое и может в целом по группе достигать 14,8%, а среди детей в возрасте 12-13 лет - более 20% [10].

Литература

1. Popkin B.M., D'Anci K.E., Rosenberg I.H. Water, hydration, and health // Nutr. Rev. 2010. Vol. 68. P. 439-458. doi: 10.1111/j.1753-4887.2010.00304.x.

2. Lieberman H.R. Hydration and cognition: a critical review and rec­ommendations for future research // J. Am. Coll. Nutr. 2007. Vol. 26. P. 555S-561S. doi: 10.1080/07315724.2007.10719658.

3. Adan A. Cognitive performance and dehydration // J. Am. Coll. Nutr. 2012. Vol. 31. P. 71-78. doi: 10.1080/07315724.2012.10720011.

4. Stookey J.D. High prevalence of plasma hypertonicity among community-dwelling older adults: results from NHANES III // J. Am. Diet. Assoc. 2005. Vol. 105, N 8. P. 1231-1239. doi: 10.1016/j.jada.2005.05.003.

5. Hooper L., Bunn D., Jimoh F.O., Fairweather-Tait S.J. Water-loss dehydration and aging // Mech, Ageing Dev. 2014. Vol. 136-137. P. 50-58. doi: 10.1016/j.mad.2013.11.009.

6. Stookey J.D., Purser J.L., Pieper C.F., Cohen H.J. Plasma hypertonicity: another marker of frailty? // J. Am. Geriatr. Soc. 2004. Vol. 52. P. 1313-1320. doi: 10.1111/J.1532-5415.2004.52361 .x.

7. EFSA Panel on Dietetic Products Nutrition and Allergies (NDA) Sci­entific opinion on dietary reference values for water // EFSA J. 2010. Vol. 8. P. 1459.

8. O'Connor L., Walton J., Flynn A. Water intakes and dietary sources of a nationally representative sample of Irish adults // J. Hum. Nutr. Diet. 2013. Vol. 27. P. 550-556. doi: 10.1111/jhn.12189.

9. Ma G., Zuo J., Zhang Q., Chen Z.W., Hu X. Water intake and its influ­encing factors of adults in one district of Shenzhen // Acta Nutr. Sin. 2011. Vol. 33. P. 253-257.

10. Рацион питания населения. 2013 : Статистич. сб. / под ред. К.Э. Лайкам, Ю.А. Балановой, А.К. Батурина и др. М. : Росстат-М : ИИЦ "Статистика России", 2016. 220 с.