Main indicators of physical development and somatotypological features of men in older age groups

Abstract

The article presents the anthropometric indicators of 210 old age men (aged 60-74 years), 108 elderly men (aged 75-90 years) and 125 long-liver men (aged 90-98 years) of the Slavic ethnic group, living in Moscow and Moscow region. Significant differences in basic anthropometric parameters have been established in body weight and body mass index between the three age groups. Average values of body height in elderly men were lower by 0.6% (p>0.05), and in long-liver men were significantly lower by 4.6% than in old age men. Diameters did not have statistically significant differences in all age groups. Averages values of all circumferences of available limbs significantly differed in three age groups, averages values of waist and thigh circumference significantly differed only in the group of long-liver men and old age men. Averages values of breast circumference were not statistically different in three age groups. Average values of all eight skin-fat folds were significantly lower in long-liver men compared with old age men, whereas in elderly men only skin-fat folds of shoulder front and back, forearms, chest and lower leg were significantly less than in old age men. Somatotypological analysis revealed a different frequency of somatotype occurrence and the prevalence of 3 main types among men of older age groups (old age men, elderly men, long-liver men) - chest (18.5, 26.2 and 28.4%), abdominal-muscle (20.1, 15.4 and 16.8%) and abdominal (20.8, 22.2 and 19.4% respectively). Also the peculiarities of the component body composition of men of older age groups were revealed. Body composition analysis revealed a decrease in the average indicators of the absolute content of bone, fat and muscular body components from the old age to the period of longevity (long-liver men). Absolute content of bone tissue in elderly men (7.9±0.3 kg) didn't differ and in the period of longevity (6.8±0.2 kg) was less by 1.18 fold (p<0.05) than in old age men (8.0±0.3 kg). Absolute amount of body fat tissue in elderly men (16.1±1.2 kg) was less by 1.09 fold (p<0.05) and in long-liver men (12.5±1.0 kg) was less by 1.41 fold (p<0.05) than in old age men (17.6±1.4 kg). Absolute amount of body muscle tissue in elderly men (18.2±0.3 kg) was less by 1.17 fold (p<0.05) and in the period of longevity (16.3±0.2 kg) was less by 1.31 fold (p<0.05) than in old age men (21.3±0.2 kg). Average relative indicators of the major body components with aging undergo a number of changes, which are reflected in the reduction of quantity of bone and muscle tissue and increasing rates of adipose tissue.

Keywords:somatotype, physical development, anthropometry, bioimpedance, old age men, elderly men, long-liver men

Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2017; 86 (2): 32-39. doi: 10.24411/0042-8833-2017-00031.

В настоящее время повышение ценности человечес­кой жизни требует переноса центра внимания на индивидуальные особенности человека и предпосылки возникновения болезней [1]. В связи с изменяющи­мися условиями окружающей среды, экономическими и социальными условиями проживания наблюдается рост числа лиц старших возрастных групп в популяции [2, 3]. Данная категория людей требует к себе повышен­ного внимания как со стороны государства в целом, так и со стороны здравоохранения в частности. Для улучше­ния качества их жизни со стороны практической меди­цины требуется проводить своевременные медицинские осмотры, осуществлять контроль и консультации, свое­временно оказывать медицинскую помощь при острых и хронических заболеваниях. Прикладная медицина существует как фундамент практической медицины, и ее первоочередными задачами являются внедрение резуль­татов научных исследований, которые служат отправной точкой для любого направления медицины [2, 3].

Изучение индивидуальных показателей физического развития и типологических особенностей популяции яв­ляется одной из задач профилактического направления современной медицины и позволяет на ранних стадиях диагностировать заболевания и осуществлять их про­филактику [4, 5]. Соматотипологическая диагностика является неотъемлемой составляющей в оценке фи­зического развития и базовой характеристикой целос­тного организма, так как именно она служит прогнос­тическим фактором ряда заболеваний, свойственных определенному типу конституции [6, 7].

Комплексная индивидуальная оценка физического развития человека требует специальных профессиональных навыков и умений и больших временных за­трат, поскольку комплекс обследований включает ант­ропометрическое измерение, определение соматотипа и проведение оценки состава тела [8].

С возрастом происходит изменение всех антропомет­рических параметров. Изменение каждого показателя строго индивидуально и связано с такими факторами, как наличие ряда заболеваний у индивидуума, особен­ности питания, физической активности, социального и семейного положения, климатических условий прожи­вания и пр. Адаптация организма к факторам внешней среды способствует формированию фенотипа, обеспе­чивающего целостность и оптимальные условия для его жизнедеятельности. Соматотипы расценивают как спо­собы адаптации организма к окружающей среде [9, 10].

В старших возрастных группах (пожилой, старческий возраст и период долгожительства), кроме внутригрупповой вариабельности показателей физического разви­тия и компонентного состава тела, в частности свойс­твенных всем группам населения, выявляются еще и специфические межгрупповые изменения, характерные для старшего возраста [8]. Со стороны костной системы (опорно-двигательного аппарата) - это незначительное уменьшение костной массы тела (КМТ) в связи с процес­сами саркопении, остеоартропатии (хронические невос­палительные поражения суставов и суставных концов сочленяющихся костей), остеодистрофии, возрастного остеопороза, старческой остеомаляции, рахита и дру­гих, которые существенно влияют на количество кост­ного компонента тела (его редукцию) [8]. Со стороны мышечной системы наблюдается саркопения - атрофия мышечной ткани (редукция абсолютных показателей мышечной массы тела - ММТ) и снижение силы мышц [8]. Самое большое количество ММТ у мужчин и женщин наблюдается в 25 лет, к 50 годам потеря составляет 10% ММТ, к 80 годам - 30% ММТ. В среднем потеря ММТ составляет 1% в год после 35-40 лет [11]. Со стороны жировой ткани - это уменьшение общего количества жира, в том числе уменьшение значений величин всех кожно-жировых складок (КЖС), указывающее на умень­шение количества подкожного жира с возрастом [8]. Жировая ткань в норме составляет 15-20% от массы тела. С возрастом происходит уменьшение показателей безжировой массы тела (БМТ) и увеличение показате­лей жировой массы тела (ЖМТ); масса тела при этом либо остается на прежнем уровне, либо возрастает [11]. Оценка абсолютного и относительного содержания ос­новных компонентов тела помогает объективно оценить метаболические процессы, происходящие в организме, в частности замедление обменных процессов с возрас­том в старших возрастных группах.

Расширение знаний в этих фундаментальных облас­тях науки поможет проводить профилактические меро­приятия, а также осуществлять лечение болезней в старших возрастных группах индивидуально, что явля­ется приоритетной задачей современной медицины.

Цель исследования - выявить закономерности воз­растной изменчивости основных антропометрических показателей и компонентного состава тела, определяю­щих соматотип, у мужчин старших возрастных групп при переходе от пожилого возраста к периоду долгожитель­ства в условиях относительной нормы.

Материал и методы

В рамках данного исследования были изучены осо­бенности физического развития, компонентного состава тела и телосложения у 443 представителей 3 старших возрастных групп: мужчин пожилого (61-74 года, n=210) и старческого возраста (75-90 лет, n=108), а также дол­гожителей (старше 90 лет, n=125) - жителей Москвы и Московской области, славянского этноса. Средний возраст обследованных составил 80,3±2,7 года, возраст­ной интервал обследованных - 61 год - 99 лет.

Проведено комплексное антропометрическое об­следование по унифицированной методике [8] с ис­пользованием антропометрического и медицинского оборудования: медицинский ростомер, стандартные медицинские весы, скользящий металлический цир­куль, прорезиненная сантиметровая лента и калипер. Измеряли 25 антропометрических показателей: массу тела, рост, 8 обхватных (окружности) и 7 линейных (диа­метры) размеров, толщину 8 КЖС путем калиперометрии [8, 12]. Методом биоимпедансометрии с помощью прибора АВС-01 ("Медасс", РФ) [13, 14] определяли компонентный состав тела, в частности абсолютные и относительные показатели мышечного и жирового компонентов. Содержание костного компонента рассчи­тывали по формуле J. Majeika (1921 г.) [15].

Соматотипирование мужчин проводили по схеме Галанта-Чтецова-Никитюка (1978) [7, 16], основанной на объективных диагностических признаках, по вели­чинам определенных размеров тела. Эта схема поз­воляет переводить абсолютные значения измеренных признаков в баллы согласно разработанной норматив­ной таблице. Данная схема базируется на классической терминологии В.В. Бунака (1931) [12], в соответствии с которой различают грудной (Г), грудно-мускульный (Г-М), мускульно-грудной (М-Г), мускульный (М), мускульно-брюшной (М-Б), брюшно-мускульный (Б-М), брюшной (Б), грудно-брюшной (Г-Б), брюшно-грудной (Б-Г) и неопределенный (Н) соматотипы. Соматотип у мужчин определяется с помощью набора призна­ков, характеризующих развитие мышечного, костного и жирового (масса общего жира) компонентов массы тела. Для мышечного компонента измеряют 2 обхвата (предплечья и голени), проводят динамометрию правой и левой кисти и становую динамометрию, опреде­ляют (расчетным или приборным методом) количество мышечной ткани в организме. Для костного компо­нента измеряются 2 диаметра (запястья и лодыжки -в миллиметрах) и 2 обхвата (запястья и над лодыж­ками - в миллиметрах). Для жирового компонента -4 толщины КЖС (спины, плеча спереди, живота и бедра - в миллиметрах) с последующим вычислением среднего показателя толщины КЖС, определяют (расчетным или приборным методом) количество жиро­вой ткани в организме.

Статистическая обработка данных включала вычис­ление среднего арифметического и ошибки среднего; достоверность различий определяли методом довери­тельных интервалов.

Результаты и обсуждение

Антропометрические показатели, характеризующие физическое развитие мужчин пожилого и старческого возраста и долгожителей, представлены в табл. 1.

Установлены различия в основных антропометри­ческих показателях между тремя возрастными груп­пами. В возрастные периоды от пожилого до периода долгожительства наблюдается редукция массы тела, уменьшение средних показателей роста (длина тела стоя) и индекса массы тела (ИМТ). Средние значения показателей роста в старческом возрасте по сравнению с пожилым незначительно меньше (на 0,6%, р>0,05), а в период долгожительства меньше на 4,6% <0,05) по сравнению с пожилым, что можно объяснить типичными изменениями опорно-двигательного аппарата на позд­них стадиях онтогенеза (уплощение межпозвоночных дисков, увеличение выраженности лордозов и кифо­зов и пр.). Средние значения показателей массы тела в старческом возрасте меньше на 4% <0,05), а в пе­риод долгожительства - на 14,7% <0,05) по сравнению с пожилым возрастом, что связано с редукцией общего количества жировой, мышечной и костной ткани тела с возрастом. Средние значения ИМТ в старческом воз­расте меньше на 2,8% <0,05) и у долгожителей меньше на 6,5%, чем у пожилых <0,05).

Все измеренные линейные размеры статистически значимо не различались >0,05); это объясняется тем, что костные структуры менее всего претерпевают изме­нения с возрастом, а показатели поперечных диаметров менее всего склонны к изменениям в процессе инво­люции по сравнению с мягкими тканями. Ширина плеч в старческом возрасте и периоде долгожительства отли­чается от пожилого возраста меньшими показателями на 4,1% (оба показателя), ширина таза - на 1,0 и 0,7%, диаметр плеча дистальный - на 11,7 и 15,6%, диаметр предплечья дистальный - на 5,1 и 11,9%, диаметр плеча дистальный - на 8,3 и 9,3% соответственно, диаметр дистальный голени - меньше на 8,3% (оба показателя).

Обхватные размеры свободных верхних и нижних конечностей достоверно различаются <0,05): плеча меньше в старческом возрасте на 9,5% и у долгожи­телей - на 13,8% по сравнению с пожилым возрастом; запястья - на 2,4 и 9,6%, бедра - на 10 и 15%, голени -на 6,8 и 9,6%, над лодыжкой - на 2,3 и 4,6% соответс­твенно, что обусловлено общими морфологическими из­менениями мягких тканей - жировой ткани и скелетной мускулатуры и их неизбежной редукцией с возрастом. Окружность талии - на 2,3% >0,05) и 6,7% <0,05) и ягодиц - на 2,3% >0,05) и 7,7% <0,05) меньше в старческом возрасте и у долгожителей соответственно по сравнению с пожилым возрастом. Окружность груд­ной клетки практически не изменяется на протяжении рассматриваемого интервала времени.

Средняя величина толщины КЖС на передней поверх­ности плеча в старческом возрасте меньше на 9,4% <0,05) и у долгожителей меньше на 19,7 <0,05), чем в пожилом возрасте, КЖС на задней поверхности плеча меньше на 4,9 <0,05) и 19,6% <0,05), КЖС на внут­ренней поверхности предплечья меньше на 9,0 <0,05) и 15,7% <0,05), КЖС на спине меньше на 2,7 >0,05) и 8,8% <0,05), КЖС на груди меньше на 10,4 <0,05) и 18,4% <0,05), КЖС на животе меньше на 1,6 >0,05) и 9,6% <0,05), КЖС на бедре меньше на 2,2 >0,05) и 11,5% <0,05) и голени - на 15,1 <0,05) и 15,8% <0,05) соответственно по сравнению с размерами КЖС у мужчин пожилого возраста.

Анализ данных состава тела выявил, что средние по­казатели абсолютного содержания костного, жирового и мышечного компонентов тела с возрастом умень­шаются (рис 1). Так, абсолютное количество КМТ в старческом возрасте (7,9±0,3 кг) не отличается, а в периоде долгожительства (6,8±0,2 кг) меньше в 1,18 раза <0,05), чем в пожилом возрасте (8,0±0,3 кг). Абсолют­ное количество ЖМТ в старческом возрасте (16,1±1,2 кг) меньше в 1,09 раза <0,05) и в периоде долгожитель­ства (12,5±1,0 кг) меньше в 1,41 раза <0,05), чем в пожилом возрасте (17,6±1,4 кг). Абсолютное количест­во ММТ в старческом возрасте (18,2±0,3 кг) меньше в 1,17 раза <0,05) и в периоде долгожительства (16,3±0,2 кг) меньше в 1,31 раза <0,05), чем в пожилом возрасте (21,3±0,2 кг).

Средние значения относительных показателей со­става тела мужчин с возрастом претерпевают ряд изменений, которые отражаются в уменьшении показа­телей костного и мышечного компонента и увеличении показателей жирового компонента. Относительный по­казатель КМТ в старческом возрасте (12±0,2%) меньше в 1,10 раза <0,05) и в возрасте долгожительства (9,3±0,1%) меньше в 1,42 раза <0,05) чем в пожилом возрасте (13,2±0,2%). Относительный показатель ЖМТ у мужчин в старческом возрасте (29,0±1,2%) не отлича­ется, а в возрасте долгожительства (30,9±1,14%) больше в 1,42 раза <0,05), чем у лиц пожилого возраста (28,9±1,1%). Относительный показатель ММТ в старчес­ком возрасте (33,7±0,4%) меньше в 1,19 раза <0,05) и в возрасте долгожительства (25,2±0,2%) меньше в 1,59 раза <0,05), чем в пожилом возрасте (40±0,7%).

Полученные нами данные показывают, что нарастаю­щая с возрастом редукция костной, жировой и мышеч­ной ткани в старших возрастных группах влияет как на показатели общей массы тела, так и на его компонент­ный состав (см. рис. 1).

На рис. 2 представлено распределение мужчин пожилого, старческого возраста и долгожителей по типам конституции в обследованной популяционной выборке.

Соматотипирование показало, что у мужчин стар­ших возрастных групп не наблюдалось существенных различий в соотношении соматических типов в по­пуляции. Это соответствует мнению исследователей о том, что на протяжении постнатального онтогенеза соматотип не претерпевает значительных изменений, может переходить только в соседние смежные типы, и не может изменяться радикально [6, 10]. Согласно полученным нами данным в обследованной популя­ции в пожилом, старческом возрасте и возрасте дол­гожительства преобладали 3 соматических типа - Г (18,5; 26,2 и 28,4%), Б-М (20,1; 15,4 и 16,8%) и Б (20,8; 22,2 и 19,4%) соответственно. Минимально представлен М-Г тип (3,1; 3,0 и 3,4% соответственно). Остальные соматотипы занимали промежуточное положение: Г-М -12,2; 12 и 14%; М-Б - 9,6; 8,2 и 8%; М - 9,2; 5 и 1,2%; Н - 6,5; 8 и 8,8% соответственно в пожилом, старчес­ком возрасте и периоде долгожительства. Наблюда­ется увеличение носительства грудного соматотипа с одновременным снижением встречаемости мускуль­ного соматотипа. Такие данные были прогнозируемы в связи с характерными особенностями физического статуса мужчин старших возрастных групп, среди ко­торых крайне редки случаи выявления М, М-Г и М-Б соматотипов, которые характеризуются высоким содер­жанием мышечного и костного компонентов тела. Ведь чаще всего индивидуальные особенности старения проявляются процессами астенизации и уменьшением содержания мягких тканей, что соответствует характе­ристикам Г соматотипа, либо увеличением содержания жирового компонента тела, что является признаком Б и Б-М соматотипов.

Сравнение мужской и ранее обследованной нами женской популяции [17] тех же возрастных групп позво­лило выявить некоторые особенности и различия в антропометрических показателях и показателях состава тела. Показатели роста, массы тела и ИМТ имеют тен­денцию к уменьшению от пожилого возраста к периоду долгожительства у обоих полов. Абсолютные значения данных показателей выше у мужчин, чем у женщин. Как у мужчин, так и у женщин значения костных диаметров не претерпевают значительных изменений с перехо­дом от пожилого возраста к периоду долгожительства. Следует заметить, что большинство средних диаметров имеют схожие значения у обоих полов, кроме величины ширины плеч, которая у мужчин больше, чем у женщин во всех возрастных группах.

Из обхватных размеров следует отметить большие значения средних показателей окружности бедра в самой широкой его части и окружности ягодиц у жен­щин по сравнению с мужчинами. Значения всех 8 КЖС больше в старших возрастных группах у женщин по сравнению с мужчинами.

У мужчин старших возрастных групп выявлено боль­шее содержание жирового компонента тела по срав­нению с женщинами и, напротив, меньшее содержа­ние мышечного компонента. Абсолютные показатели массы костной ткани у обоих полов практически не различаются, однако в процентном соотношении отно­сительная масса костной ткани меньше у мужчин, чем у женщин.

Заключение

Таким образом, проведенный нами комплекс исследо­ваний позволил получить нормативные характеристики физического развития мужчин старших возрастных групп (пожилой, старческий возраст и период долго­жительства) и определить особенности состава тела и соматотипы в этих возрастных группах.

С возрастом в процессе жизнедеятельности отмеча­ется достоверная вариабельность антропометрических показателей и параметров состава тела. В процессе старения (от пожилого возраста до возраста долгожи­тельства) наблюдается редукция массы тела, уменьшение параметров роста, ИМТ, ширины плеч и таза, окружностей груди, талии и бедер, диаметров и обхватных размеров свободных конечностей, средних величин толщины КЖС.

Полученные в ходе исследования результаты допол­няют данные литературы, которые могут быть использо­ваны для диагностики и иметь прогностическое значе­ние в общей и частной медицине.

Литература

1. Никитюк Б.А. Конституция человека // Новости спортивной и медицинской антропологии: ежекварт. науч.-информ. сб. ГЦОЛИФК. М., 1991. № 4. 149 с.

2. Владимиров Д.Г. Старшее поколение как фактор экономического развития России // Социол. исслед. 2004. № 4. С. 57-60.

3. Осколкова О. Старение населения в странах ЕС // Мировая экономика и международные отношения. 1999. № 10. С. 74-88.

4. Зуев Е.Г. Соматотипологические осорбенности мужчин зрело­го возраста с дегенеративно-дистрофическими заболеваниями позвоночника : автореф. дис. ... канд. мед. наук. Тюмень, 2009. 23 с.

5. Николаев В.Г., Николаева Н.Н., Синдеева Л.В., Николаева Л.В. Антропологическое обследование в клинической практике. Красноярск : Версо, 2007. 173 с.

6. Puder J.J., Schindler C., Zahner L., Kriemler S. Adiposity, fitness and metabolic risk in children: A cross-sectional and longitudinal study // Int. J. Pediatr. Obes. 2011. Vol. 6, N 2-2. P. e297-e306.

7. Никитюк Б.А., Чтецов В.П. Морфология человека. М. : МГУ, 1990. 344 с.

8. Петухов А.Б., Никитюк Д.Б., Сергеев В.Н. Медицинская антропология: анализ и перспективы развития в клинической практике / под общ. ред. Д.Б. Никитюка. М. : МЕДПРАКТИКА-М, 2015. 525 с.

9. Казначеев В.П., Казначеев С.В. Адаптация и конституция чело­века. Новосибирск : Наука, 1986. 119 c.

10. Шарайкина Е.Н. О неопределенном соматотипе // Сб. науч. тр. "Актуальные проблемы морфологии". Красноярск, 2004. С. 284-285.

11. Поворознюк В.В., Дзерович Н.И. Особенности телостроения у женщин различного возраста // Боль, суставы, позвоночник. 2013. № 4. C. 13-18.

12. Тутельян В.А., Гаппаров М.М.Г., Батурин А.К. и др. Исполь­зование метода комплексной антропометрии в клиничес­кой практике для оценки физического развития и пищево­го статуса здорового и больного человека. М. : Арес. 2008. 47 с.

13. Николаев Д.В., Смирнов А.В., Бобринская И.Г. и др. Биоимпедансный анализ состава тела человека. М. : Наука, 2009. 392 c.

14. Тутельян В.А., Никитюк Д.Б., Николенко В.Н., Чава С.В., Миннибаев Т.Ш. Реализация антропометрического подхода в кли­нической медицине // Вестн. антропологии. 2013. № 3 (25). С. 37-43.

15. Matiegka J. The testing of physical efficiency // Am. J. Phys. Anthropol. 1921. Vol. 4, N 3. P. 45-59.

16. Никитюк Д.Б., Николенко В.Н., Хайруллин Р.М., Миннибаев Т.Ш. и др. Антропометрический метод и клиническая медицина // Журн. анатомии и гистопатологии. 2013. Т. 2, № 2. С. 10-14.

17. Разумов А.Н., Выборная К.В., Погонченкова И.В., Рожкова Е.А. и др. Особенности некоторых показателей физического развития и частота встречаемости отдельных соматических типов женщин старших возрастных групп // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 5. С. 22-27.