Effectiveness of use in preventive nutrition the food ptoducts with contents of pectin and vitamins

AbstractDaily inclusion in the diet of Pskov GRES workers the drinks or kissels containing 2 g pectin per daily serving (cup) during 6 months was accompanied by a statistically significant decline of their supply with vitamins C, B2, A and β-carotene. This is reflected both in reducing the average vitamin concentration in blood serum and in the increase of the quota of people with deficiency of several vitamins. Additional inclusion of 13 vitamins in these drinks and kissels, in a dose about 80% of the RDA, has prevented the deterioration of vitamin status.

Keywords:pectin, vitamins, instant vitamins drink, vitamins kissel

Ценным свойством пектина и ряда других пищевых волокон является их способность снижать уровень холестерина крови, уменьшая тем самым риск развития атеросклероза [3-5, 10, 13, 17, 18, 39, 43, 44], а также связывать и выводить из организма через кишечник токсичные элементы [6, 9, 12, 20, 29, 35]. С учетом этих свойств пектина работники вредных профессий, контактирующие с соединениями токсичных металлов (в частности со свинцом), в Российской Федерации дополнительно к рациону получают по 2 г пектина в день в составе обогащенных им пищевых продуктов (молока, напитков, желе, джемов и др.) [21]. Такие же пищевые продукты включают и в рацион населения регионов, пострадавших во время Чернобыльской и Челябинской атомных катастроф [15, 22, 28, 30, 40].

В то же время в ряде экспериментальных и клинических работ установлена способность пектина и других пищевых волокон связывать и нарушать усвоение организмом витаминов и минеральных элементов [2-4]. Так, в эксперименте обнаружено, что введение в рацион песчанок цитрусового пектина в дозе 7% сопровождается снижением уровня витамина А в печени, тогда как уровень β-каротина, наоборот, повышается [32]. В эксперименте на крысах такая же доза пектина приводит к снижению уровня витамина А и β-каротина как в печени, так и в плазме крови [47].

Прием в течение 1 мес взрослыми людьми по 15 г пектина в день обусловливал достоверное снижение концентрации ретинола в плазме крови, что, по мнению авторов, могло быть вызвано способностью пектина связывать желчные кислоты, необходимые для всасывания жирорастворимого витамина А [36, 46].

Пребывание молодых растущих белых крыс Вистар в течение 3 мес на рационе, содержащем 15% пектина (к массе всего рациона по сухим веществам), приводило к снижению на 20% концентрации 25-гидроксивитамина D в плазме крови (по сравнению с животными, получавшими рацион с содержанием пектина 3%) [16]. Эти данные согласуются с работами, в которых установлена отрицательная корреляция между уровнем 25-гидроксивитамина D в плазме крови и потреблением пищевых волокон с рационом у иммигрантов из Пенджаба, проживающих в Канаде [33].

Добавление 10% цитрусового пектина к рациону молодых крыс приводило к задержке их роста, резкому снижению концентрации α-токоферола в плазме крови и внутренних органах, а также увеличению чувствительности эритроцитов этих крыс к перекисному гемолизу, что является одним из классических проявлений Е-авитаминоза [31]. Добавление к рациону растущих крыс цитрусового пектина в количестве 10 или 15% от общей массы рациона приводило к достоверному снижению концентрации α-токоферола в сыворотке крови соответственно на 15 и 18% по сравнению с таковой у животных, получавших рационы с содержанием пектина 0 или 3% [16].

В то же время дополнительное включение в рацион молодых женщин, который был дефицитен по витамину Е и каротиноидам, больших доз каротиноидов и токоферола (24 мг β-каротина, 84 мг α-токоферола) приводило на фоне ежедневного потребления по 8-10 г пектина к снижению усвоения каротиноидов на 33% (без изменения концентрации токоферолов в сыворотке крови) [42]. Одновременно наблюдалось снижение антиоксидантной активности липопротеидов низкой плотности [34]. При этом, как и в случае с витамином А, предположили, что отрицательные эффекты пектина на обеспеченность организма витаминами D и Е могут быть обусловлены его способностью связывать желчные кислоты, нарушая тем самым образование липидных мицелл, необходимых для всасывания жирорастворимых витаминов [31].

Имеются также сообщения о способности пищевых волокон снижать у человека биодоступность аскорбиновой кислоты [38]. В то же время данные о влиянии пектина и других пищевых волокон на усвоение и обеспеченность человека и экспериментальных животных водорастворимыми витаминами группы В не столь многочисленны и однозначны [19]. Так, в модельных опытах на крысах показано, что пектин не влияет in situ на степень всасывания витамина В6 в подвздошной кишке [41] и величину утилизации добавленной фолиевой кислоты [37]. Введение в рацион крыс 10% пектина сопровождалось повышением уровня фолиевой кислоты в плазме крови, эритроцитах и слизистой оболочке толстой кишки [45].

Возможное отрицательное влияние пищевых волокон, и в частности пектина, на обеспеченность витаминами организма не может не привлекать внимания как в связи с исключительной ролью этих микронутриентов в обмене веществ, так и в связи с массовым распространением сочетанных полигиповитаминозных состояний у значительной части детского и взрослого населения нашей страны [1, 9, 23, 24, 26, 27].

В этой ситуации целесообразно создавать специализированные продукты диетического (лечебного и профилактического) питания, обогащенные пищевыми волокнами, в частности пектином, и витаминами. Этот подход позволил бы восполнить недостаток пищевых волокон и витаминов в рационе современного человека и компенсировать возможные дополнительные потери витаминов, а также других жизненно важных микронутриентов (Ca, Fe и др.), если такие потери действительно возникают под влиянием пищевых волокон.

Решению этих задач и посвящена данная работа, в которой были изучены обеспеченность β-каротином, витаминами А, Е, С, В2 и В6 работников производственного предприятия и влияние на эти показатели длительного (6 мес) дополнительного приема напитков, содержащих пектин или пектин в сочетании с витаминами.

Материал и методы

На первом этапе исследований, в октябре 2007 г., была изучена обеспеченность витаминами А, Е, С, В2, В6 и β-каротином 174 практически здоровых мужчин и женщин 22-58 лет (средний возраст - 42 года), проживающих в Псковской области и работающих в филиале ОАО "ОГК-2 Псковская ГРЭС". Среди обследованных не было людей, регулярно принимавших содержащие витамины и каротиноиды биологически активные добавки к пище, а также лиц, страдавших заболеваниями желудочно-кишечного тракта и имевших в связи с этим какие-либо специальные ограничения в рационе.

Об обеспеченности витаминами судили по их концентрации в сыворотке крови обследуемых. Пробы крови брали натощак из локтевой вены в период плановой диспансеризации. Образцы крови центрифугировали при 500 об. в течение 15 мин при комнатной температуре. Полученную сыворотку хранили при -20 °С до момента проведения анализа (не более 1 мес). Концентрацию коферментной формы витамина В6 - пиридоксаль-5’-фосфата (ПАЛФ), витаминов А (ретинол), Е (сумма α- и γ-токоферолов) и β-каротина определяли с помощью высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ), витамина В2 (рибофлавин) - флюоресцентным методом титрования рибофлавинсвязывающим апобелком, витамина С (аскорбиновой кислоты) в свежеполученной сыворотке - методом визуального титрования реактивом Тильманса [25]. В качестве критериев обеспеченности обследуемых изученными витаминами использовали общепринятые величины [9, 25]. Лиц с показателями, не достигающими нижней границы нормы, считали недостаточно обеспеченными соответствующими витаминами.

В дальнейшем все обследованные были разделены методом случайной выборки на 2 группы. В 1-ю группу вошли 46 человек (26 мужчин и 20 женщин) в возрасте от 22 до 59 лет (средний возраст - 42,0±1,4 года). Они ежедневно получали по 1 стакану (200 г) напитка или киселя (по выбору) с 2 г пектина взамен третьего блюда на рабочем месте или в домашних условиях (в выходные дни). В качестве источника пектина был использован пектин цитрусовый инстантный CJ204 (Herbstreith and Fox KG, ФРГ, свидетельство о государственной регистрации № 77.99.26.9.4.У.5977.7.08 от 16.07.2008). Содержание пектина в 1 стакане напитка или киселя (2,0 г) соответствовало рекомендациям Постановления Минтруда РФ от 31.03.2003 № 13 и Приказа Минздравсоцразвития России от 16.02.2009 [21] и обеспечивало поступление 100% от адекватного уровня потребления растворимых пищевых волокон [11].

2-ю группу составили 88 человек (39 мужчин и 49 женщин) в возрасте 22-58 лет (средний возраст - 42,3±1,4 года), получавших аналогичные по составу напитки и кисели с 2 г пектина, но с добавлением 13 витаминов (С, А, Е, D, К, В1, В2, В6, В12, фолиевая кислота, никотинамид, пантотеновая кислота и биотин) в количествах, соответствующих 50-110% от рекомендуемой нормы [14] их среднесуточного потребления взрослыми мужчинами и женщинами (табл. 1). В состав напитков (смесь сухая для напитков с витаминами "Золотой шар Форте", Сертификат соответствия № РОСС RU.АЮ85.Н07477. Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.24.919.Д.008347.09.06 от 15.09.2006) помимо пектина входили фруктоза, лимонная кислота, концентрат свекольного сока (со вкусом черной смородины и малины, вишни, клюквы) или β-каротин (со вкусом грейпфрута, апельсина, персика, яблока), подсластители (сахарин, цикламат, аспартам) и ароматизаторы, идентичные натуральным. Кисели (концентрат киселя с витаминами "Золотой шар Форте", Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.03.919.Б.000056.07.05 от 08.07.2005) содержали сахарпесок, крахмал картофельный, лимонную кислоту, концентрат свекольного сока (со вкусом яблока, малины, вишни, клюквы, черной смородины) или β-каротин (со вкусом персика), ароматизаторы, идентичные натуральным, и подсластители (цикламат, сахарин). Напитки и кисели готовили, растворяя содержимое 1 пакетика концентрата (10 г напитка или 20 г киселя) в 200 мл кипяченой воды: холодной - для напитка и горячей - для киселя.

В табл. 1 приведено содержание витаминов в 1 порции (стакане) обогащенного витаминами напитка или киселя, выдаваемых участникам 2-й группы. Употребление этого напитка или киселя обеспечивало дополнительное к обычному рациону поступление витаминов в количествах от 50-65% (биотин, витамин K) до 75-95% (витамины А, Е, С и группа В) и 110% фолиевой кислоты от их рекомендуемого среднего суточного потребления [14].

Аллергических реакций на прием напитков и киселей не отмечалось, не было также отказов от приема указанных напитков и киселей.

Через 6 мес регулярного приема напитков или киселей, обогащенных пектином (1-я группа) или пектином и витаминами (2-я группа), у обследуемых было повторно исследовано на содержание витаминов С, А, Е, В2, В6 и β-каротина.

Полученные данные обработаны с помощью статистических пакетов SPSS для Windows (версия 14.0). Для выяснения статистической значимости различий непрерывных величин использовали непараметрический U-критерий Манна-Уитни для независимых переменных и критерий Вилкоксона для зависимых переменных. Достоверность разности выборочных долей определяли по критерию Мак-Немара для связанных групп и по критерию χ2 Пирсона для независимых групп. Различия между анализируемыми показателями считали достоверными при двустороннем уровне значимости р<0,05. В статистическую обработку по каждому из витаминов были включены показатели только тех обследуемых, для которых по данному витамину имелись и исходные, и конечные значения.

Таблица 1. Содержание витаминов в 1 стакане напитка или киселя с пектином и витаминами, которые получала 2-я группа

Таблица 2. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином С обследуемых (оптимум ≥0,7 мг/дл, норма ≥0,4 мг/дл)

Результаты и обсуждение

При изучении обеспеченности витаминами работников Псковской ГРЭС у многих из них был выявлен значительный витаминный дефицит (рис. 1, 2).

Несмотря на богатое овощами и фруктами осеннее время, неоптимальная обеспеченность витамином С (уровень в плазме крови <0,7 мг/дл) обнаружена у 44,3% обследованных (рис. 1); выраженный его дефицит (уровень в крови < 0,4 мг/дл) - у 25 (14,4%) человек; на уровне глубокого дефицита (ниже 0,2 мг/дл) - у 6 человек, в том числе у 2 человек - следы (0,13 мг/дл), что соответствует уровню у больных цингой. Еще хуже обстояло дело с обеспеченностью обследуемых витаминами группы В, основным источником которых являются не овощи и фрукты, а мясные продукты и большие количества хлеба из муки грубого помола. Так, недостаточная обеспеченность витамином В2 выявлена у 57,0%, а витамином В6 - у 85,6% обследованных (см. рис. 1). Полностью обеспеченными 5 исследованными витаминами и β-каротином оказались только 3 из 152 человек (см. рис. 2). Одновременный недостаток 2 или 3 витаминов установлен почти у 2/3 обследованных (100 человек). 19 (12,5%) человек страдали от недостатка сразу 4-5 витаминов (чаще витаминов С, В2, В6 и β-каротина).

Рис. 1. Обеспеченность витаминами 174 обследованных Рис. 2. Частота сочетанного дефицита нескольких витаминов (n=152)

В табл. 2-7 представлены данные об обеспеченности витаминами обследуемых до начала и после завершения регулярного приема соответствующих напитков и киселей.

Как следует из данных, приведенных в табл. 2, регулярное потребление в течение 6 мес (с ноября по апрель следующего года) напитков и киселей с 2 г цитрусового пектина сопровождалось существенным ухудшением обеспеченности организма витамином С. Это нашло свое отражение как в статистически достоверном (р<0,001) снижении на 30% концентрации аскорбиновой кислоты в сыворотке крови, так и в уменьшении в 2,2 раза количества лиц, оптимально обеспеченных этим витамином и увеличении более чем в 10 раз числа людей с дефицитом витамина С. В отличие от этого прием напитков и киселей с пектином и витаминами не только предотвратил ухудшение обеспеченности обследуемых витамином С, но и обеспечил кардинальное улучшение их С-витаминного статуса. У всех обследованных (кроме 3) уровень витамина С в сыворотке крови находился в оптимальных пределах (≥0,70 мг/дл). Недостатка этого витамина (уровень в сыворотке крови <0,40 мг/дл) ни у кого не обнаружили. Сравнение относительного количества лиц, обеспеченных витамином С, в обеих группах показало, что в группе получавших напитки с пектином и витаминами концентрация аскорбиновой кислоты в сыворотке крови была оптимальной, а в группе потреблявших напитки с пектином - ниже оптимальной (табл. 2).

Сходная закономерность наблюдались и для витамина В2 (табл. 3). Регулярный прием напитков и киселей с пектином сопровождался достоверным (р<0,001), почти двукратным, снижением концентрации рибофлавина в сыворотке крови обследуемых. При этом количество людей, обеспеченных этим витамином (уровень в сыворотке крови ≥6 нг/мл), снижалось почти в 3 раза (р<0,05). Одновременно резко возрастало количество людей с выраженным недостатком этого витамина (концентрация в сыворотке крови <3 нг/мл, р<0,01). Включение в напитки и кисели витамина В2 в дозе, соответствующей 80% от суточной потребности взрослого человека, предотвращало ухудшение обеспеченности этим витамином, наблюдавшееся у людей, при потреблении указанных продуктов только с пектином. Средняя концентрация рибофлавина сохранялась на неизменном уровне, при этом доля лиц, обеспеченных этим витамином, снижалась в меньшей степени (в 2 раза).

Изменения концентрации коферментной формы витамина В6 в сыворотке крови обследованных обеих групп не произошло (табл. 4). Доля лиц, обеспеченных этим витамином, достоверно увеличилась в 3,6 раза в 1-й группе и в 2,5 раза во 2-й. Одновременно в группах уменьшилось, соответственно на 30 и 43%, число обследованных с недостатком этого витамина (уровень в сыворотке крови ≥8 нг/мл).

В отличие от ряда данных литературы [31] и результатов собственных наблюдений, проведенных ранее на лабораторных животных [16], в настоящем исследовании мы не выявили достаточно выраженного влияния на уровень витамина Е в крови дополнительного его включения в рацион (табл. 5). Это может быть обусловлено как хорошей исходной обеспеченностью им, так и относительно низкой дозой пектина (2 г/сут) в наших исследованиях. В большинстве работ, в которых сообщается об отрицательном влиянии пектина на обеспеченность витаминами экспериментальных животных и человека, он использовался в значительно более высоких дозах [31, 36, 42].

Что касается витамина А, хотя уровень ретинола в сыворотке крови людей, регулярно получавших напитки с пектином, несколько снижался (в среднем на 17%), тем не менее ни у кого это не приводило к существенному ухудшению обеспеченности организма указанным витамином (табл. 6). Аналогичная картина отмечена и у получавших напитки с пектином и витаминами. Эти результаты отличаются от приводимых в литературе [36, 46] - о значительном снижении уровня ретинола в сыворотке крови людей, получавших в течение 1 мес по 15 г пектина ежедневно (что намного превышает дозировку в наших исследованиях). Однако эти данные согласуются с результатами, полученными нами ранее в опытах на растущих крысах и подтверждавшими, что включение в рацион цитрусового пектина в количестве 10-15% от массы корма не приводило к достоверному изменению концентрации ретинола в сыворотке крови [16].

Таблица 3. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином В2 обследуемых (норма 6-20 нг/мл)

Таблица 4. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином В6 обследуемых (норма 8-25 нг/мл)

Данные о влиянии напитков, использованных в настоящей работе, на обеспеченность обследованных витамином А целесообразно рассматривать в совокупности с соответствующими данными по β-каротину. В отличие от ретинола, концентрация β-каротина в сыворотке крови мужчин и женщин, получавших напитки и кисели с 2 г пектина, достоверно (р<0,001) снизилась в 1,7 раза. При этом количество обследованных, обеспеченных β-каротином, достоверно уменьшилось в 3,2 раза, а людей с уровнем этого каротиноида <10 мкг/дл - достоверно (р<0,05) возросло в 2,7 раза (табл. 7). В то же время у лиц, получавших пектин вместе с витаминами и β-каротином, концентрация последнего сохранялась на нижней границе нормы.

Поскольку одной из важнейших функций β-каротина в организме является его способность служить эффективным предшественником для эндогенного синтеза ретинола, представленные выше данные о динамике этих 2 соединений могут свидетельствовать о том, что действие напитков с пектином может быть связано с предшественником β-каротина. В условиях возникающего недостатка ретинола стимулируется его эндогенный синтез из β-каротина, что, с одной стороны, обеспечивает поддержание нормальной концентрации в плазме крови ретинола, а с другой - ведет к еще более глубокому снижению в ней концентрации β-каротина. По-видимому, именно это и наблюдалось в группе обследуемых, получавших напитки с пектином на обычном, не обогащенном витаминами рационе. В этой ситуации включение в напитки различных витаминов, в том числе витамина А и β-каротина, восполняет их дефицит и обеспечивает поддержание нормального уровня этих ретиноидов в сыворотке крови обследуемых.

Таблица 5. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином Е обследуемых (норма 0,8-1,5 мг/дл)

Таблица 6. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность витамином А обследуемых (норма 30-80 нг/мл)

Полученные данные нашли подтверждение в наших дополнительных исследованиях, посвященных влиянию дополнительного приема напитков и киселей с пектином или пектином и витаминами на витаминный статус обследованных с дефицитом одного или несколько витаминов. Для анализа были использованы показатели 110 лиц, у которых оценивали обеспеченность 5 витаминами и β-каротином. Как видно из данных, представленных в табл. 8, обеспеченность витаминами у обследуемых 1-й и 2-й групп до начала приема напитков была практически одинаковой. Примерно 1/4 этих лиц были полностью обеспечены 5 определяемыми витаминами или имели недостаток одного из них (как правило, β-каротина). Число лиц с дефицитом 2 или 3-4 витаминов приближалось к 40%.

Динамика этих показателей в зависимости от приема напитков с пектином или с пектином и витаминами имела разный характер. Так, в 1-й группе, получавшей напитки с пектином, количество испытавших дефицит 2 витаминов достоверно уменьшилось в 2 раза за счет соответствующего достоверного увеличения в 1,9 раза числа лиц с недостатком 3 или 4 витаминов. У обследуемых из 2-й группы, получавших в течение 6 мес напитки с пектином и витаминами, достоверного изменения числа лиц с дефицитомизученных витаминов не произошло. Обследуемые этой группы оказались в целом обеспечены витаминами лучше, чем в 1-й группе: число адекватно обеспеченных всеми витаминами или с недостатком 1-2 витаминов, было в этой группе достоверно выше (в 2,3 раза), чем в 1-й группе. Тем самым у получавших пектин в сочетании с витаминами ухудшения витаминного статуса не наблюдалось, чего нельзя сказать о получавших только пектин.

В заключение отметим, что при планировании исследований по моральным соображениям мы не могли организовать группу полного плацебо, т.е. тех, кто получали бы напиток, лишенный не только витаминов, но и пектина. Кроме того, регулярный прием напитка, содержащего витамины и пектин для данной категории работников обязателен (Приказ Миниздравсоцразвития России от 16.02.2009 № 45 [21]). В связи с этим мы не можем с абсолютной уверенностью отнести ухудшение обеспеченности витаминами С, В2, А и β-каротином работников, получавших напиток с пектином (без витаминов), только за счет способности последнего нарушать всасывание и усвоение этих витаминов в организме, установленное ранее в ряде работ [2-4, 7,8, 16, 22,31, 33, 42, 46]. Для предотвращения дефицита витаминов, особенно при использовании в питании больших доз пектина, одновременно необходимо обеспечить прием достаточных количеств витаминов.

Таблица 7. Влияние длительного приема изучаемых напитков и киселей на обеспеченность β-каротином обследуемых (норма ≥20 мкг/дл)

Таблица 8. Влияние напитков и киселей с пектином или с пектином и витаминами на частоту сочетанного недостатка нескольких Витаминов

Авторы настоящей работы выражают искреннюю и глубокую благодарность коллективу здравпункта (заведующая Л.А. Тельцова), службе психофизиологического обеспечения (начальник службы Е.Е. Сулима) и ведущему психологу ППФО ОАО "ОГК-2 Псковская ГРЭС" А.А. Пучниной за высокопрофессиональную помощь, без которой настоящая работа не могла бы быть выполнена.

Литература

1. Бекетова Н.А., Спиричева Т.В., Переверзева О.Г. и др. // Вопр. питания. - 2009. - Т. 78, № 6. - С. 53-59.

2. Богданов Н.Г., Пятницкая И.Н., Смирнова А.И. и др. Тез. Всесоюз. конф. "Пищевые волокна в рациональном питании человека". - М., 1987. - С. 34-35.

3. Вайнштейн С.Г., Масик А.М. // Вопр. питания. - 1984. - № 3. - С. 6-12.

4. Вайнштейн С.Г., Масик А.М. Пищевые волокна в профилактической и лечебной медицине. - М.: ВНИМИ, 1985. - Вып. 3. Сердечно-сосудистая терапия. - С. 1-81.

5. Георгиева Н.В. // Вопр. питания. - 1992. - № 2. - С. 47-54.

6. Доценко В.А., Бондарев Г.И., Мартинчик А.Н. Организация лечебно-профилактического питания. - Л.: Медицина, 1987. - 214 с.

7. Кайшева Н.Ш., Компанцев В.А., Щербак С.Н. и др. // Фармация. - 1992. - № 2. - С. 45-49.

8. Качалий Д.П., Берикетов А.С. Методические указания по использованию в лечебно-профилактических целях пектинов и пектинсодержащих продуктов. № 5049 89. МЗ СССР, Госагропром УССР. - Киев: Урожай, 1990. - 16 с.

9. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Спиричев В.Б. // Вопр. питания. - 2010. - Т. 79, № 3. - С. 68-72.

10. Лазарева Е.Б., Меньшиков Д.Д. // Антибиотики и химиотер. - 1999. - № 2. - С. 37-40.

11. Методические рекомендации МР 2.3.1.1915-04. Рекомендуемые уровни потребления пищевых и биологически активных веществ. - М.: ФЦ МЗ Российской Федерации, 2004. - 36 с.

12. Морозов И.А. // Вопр. питания. - 1993. - № 4. - С. 33-36.

13. Нестерин М.Ф., Конышев В.А. // Физиология человека. - 1980. - Т. 6. - С. 531-542.

14. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения РФ. Методические рекомендации МР 2.3.1.2432-08.

15. Остапенко В.А., Тепляков А.И., Прокопович А.С., Чечерова Т.И. // Медицина труда и пром. экол. - 2001. - № 5. - С. 44-47.

16. Отчет "Медико-биологическая оценка неусвояемых углеводов (пищевых волокон) и изучение их влияния на метаболизм нутриентов, структуру и функцию желудочнокишечного тракта. Институт питания РАМН, № госрегистрации 01850068538. - М., 1987.

17. Пискун П., Пентюк А.А., Серкова В.К. и др. // Экспер. и клин. фармакол. - 1998. - 61 (2). - С. 69-74.

18. Погожева А.В. // Вопр. питания. - 1998. - № 1. - С. 39-42.

19. Погожева А.В., Коденцова В.М., Вржесинская О.А. и др. // Вопр. питания. - 2010. - Т. 79, № 1. - С. 34-39.

20. Покровский А.А. Метаболические аспекты фармакологии и токсикологии пищи. - М.: Медицина, 1979. - С. 184.

21. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 16.02.2009, № 45н "Об утверждении норм и условий бесплатной выдачи работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, молока и других равноценных пищевых продуктов".

22. Романенко А.Е., Деревяго И.Б., Литенко В.А. и др. // Гиг. труда. - 1991. - № 12. - С. 8-10.

23. Спиричев В.Б., Блажеевич Н.В., Коденцова В.М. и др. // Вопр. питания. - 1995. - № 4. - С. 5-12.

24. Спиричев В.Б., Блажеевич Н.В., Коденцова В.М. и др. // Вопр. питания. - 1995. - № 6. - С. 3-8.

25. Спиричев В.Б., Коденцова В.М., Вржесинская О.А. и др. Методы оценки витаминной обеспеченности населения: Учебно-методическое пособие. - М: ПКЦ Альтекс, 2001. - 68 с.

26. Спиричев В.Б., Комисаренко С.В., Донченко Г.В. и др. // Вопр. питания. - 2006. - № 1. - С. 19-29.

27. Спиричев В.Б., Шатнюк Л.Н., Позняковский В.М. Обогащение пищевых продуктов витаминами и минеральными веществами. Наука и технология. - Новосибирск: Сибир. университет. изд-во, 2004. - 547 с.

28. Трахтенберг И., Краснюк Е., Лубянова И. и др. // Токсикол. вестн. - 1998. - № 4. - С. 32-36.

29. Тутельян В.А.. Бондарев Г.Н., Мартинчик А.Н. Питание и процессы биотрансформации чужеродных веществ // Итоги науки и техники. Сер. "Токсикология". Т. 15. - М., 1987. - 211 с.

30. Хотимченко Ю.С., Одинцова М.Н., Ковалев В.В. Полисорбовит. - Томск: НТЛ, 2001. - 132 с.

31. De Lumen B.O., Lubin B., Chiu D. et al. // Nutr. Res. - 1982. - Vol. 2. - P. 73-83.

32. Deming D.M., Boileau A.C., Lee C.M. et al. // J. Nutr. - 2000. - Vol. 130, N 11. - Р. 2789-2796.

33. Gibson R.S., Bindra G.S. et al. // Br. J. Nutr. - 1987. - Vol. 58, N 1. - Р. 23-29.

34. Hoffmann J., Linseisen J., Riedl J. et al. // Eur. J. Nutr. - 1999. - Vol. 38, N 6. - P. 278-285.

35. Howe G.R., Benito E., Castelleto R. // J. Natl Cancer Inst. - 1992. - Vol. 84, N 24. - P. 1887-1896.

36. Kasper H. // Bull. Roy. Soc. N.Z. - 1982. - N 2. - P. 195-200.

37. Keagy P.M., Oace S.M. // J. Nutr. - 1984. - Vol. 114, N 7. - Р. 12 5 2 -12 5 9 .

38. Keltz F.P., Kies C., Fox H.M. // Am. J. Nutr. - 1978. - Vol. 31. - P. 116 7.

39. Knopp R.H., Superko H.R., Davidson M. et al. // Am. J. Prev. Med. - 1999. - Vol. 17, N 1. - P. 18-23.

40. McDonalc N.S., Nusbaum R.E. et al. // J. Pharmacol. E xp. Ther. - 1952. - Vol. 104. - P. 348.

41. Nguyen L.B., Gregory J.F. 3rd, Cerda J.J. // Proc. Soc. Exp. Biol. Med. - 1983. - Vol. 173, N 4. - P. 568-573.

42. Rield J., Linseisen J., Hoffmann J. et al. // J. Nutr. - 1999. - Vol. 129, N 12. - P. 2170-2176.

43. Story J.A. Dietary fiber and lipid metabolism: an update // Medical Aspects of Dietary Fiber / Eds G.A. Spiller, R.M. Kay. - N.Y.: Plenum Medical, 1980. - P. 137-152.

44. Theuwissen E., Mensink R.P. // Physiol. Behav. - 2008. - Vol. 94, N 2. - P. 285-292.

45. Thoma C., Green T.J., Ferguson L.R. // Int. J. Vitam. Nutr. Res. - 2003. - Vol. 73, N 6. - P. 403-409.

46. Truswell A.S, Kasper H., Miettinan T. // Bull. Roy. Soc. N.Z. - 1982. - 1982, N 2. - P. 210-211.

47. Zanutto M.E., Jordаo Junior A.A., Meirelles M.S. et al. // Int. J. Vitam. Nutr. Res. - 2002. - Vol. 72, N 4. - P. 19 9 - 2 0 3 .