Vitamin status of citizens from Moscow Region

AbstractEvaluation of vitamin status in healthy individuals (68 men and 70 women) aged from 18 to 60 years (median - 37 years), residents of Moscow and the Moscow region has been performed by means of determination of vitamin C, A, E, B2, B12 and folic acid level in blood serum. The nutrition was investigated by questionnaire method on frequency of food consumption. Both diet of men and women had excessive fat content (41.7 and 42.7% of total calories), saturated fatty acids (14.1 and 13.6%), added sugars (11.1 and 11.0%), sodium, and had lack of dietary fiber (2.5-fold reduced level comparing with RDA). Daily intake of vitamin B1 was 1.37±0.04 mg for men and 1.06±0.07 mg for women, vitamin B2 - respectively 1.72±0.06 and 1.62±0.07 mg, niacin - 18.5±0.72 and 14.8±0.88 mg and did not reach the optimal level. All persons were sufficiently supplied with vitamins A, C, E and B12: mean and median of blood serum level of retinol, tocopherols, ascorbic acid and cobalamins were in the range of optimum values. The lack of vitamins A and B12 has not been found in any person. The frequency of vitamin C and E insufficiency was insignificant and amounted to 2 and 8% respectively. The lack of vitamin B2, and β-carotene was most pronounced and took place in about a half of individuals. Only 34% of healthy people of working age were sufficiently supplied with all vitamins. A combined lack of two vitamins was detected in 26%, of three vitamins - in 8%. Women were better supplied with riboflavin and β-carotene. The blood serum level of β-carotene and vitamin E was significantly higher in individuals older than 30 years compared with persons of younger age. Individuals with overweight or obesity were worse supplied with β-carotene and folate. A negative correlation was detected between the levels of serum folate and homocysteine concentration (r=-0.262, p<0.05). A positive correlation has been revealed between the concentration of folic acid and the level of HDL-C (r=0.356, p<0.01), and iron (r=0.378, p<0.05).

Keywords:vitamins, the serum concentration, vitamin deficiency, dietary intake, relatively healthy people of working age

Вопр. питания. 2016. № 4. С. 61-68.

Нарушение структуры питания, которое отмечается у населения России, неизбежно приводит к изменениям пищевого статуса, что способствует развитию неинфекционных алиментарно-зависимых заболеваний (атеросклероза, ишемической болезни сердца, гипертонической болезни, сахарного диабета 2 типа, ожирения, желчнокаменной болезни, остеопороза и др.), которые составляют более половины причин общей смертности населения нашей страны [1-3].

По данным мониторинга витаминной обеспеченности различных групп населения, проводимого НИИ питания с 1987 г., дефицит витаминов характерен для всех регионов РФ и носит всесезонный характер [4-7]. Выборочные исследования показали, что недостаток витаминов группы В обнаруживается у 10-47% обследованных взрослых, каротиноидов - у 24-48%, витамина D - у 21%, витаминов Е и С - у 3-20%; всеми витаминами обеспечены 10-30% населения [5-7]. Выявляемые дефициты имеют характер сочетанной недостаточности витаминов. Полигиповитаминоз - недостаток трех витаминов и более - обнаруживается у 30-70% взрослых и детей [4, 5].

Целью работы явилось изучение витаминного статуса практически здоровых лиц трудоспособного возраста, проживающих в мегаполисе.

Материал и методы

Проведена оценка витаминного статуса практически здоровых лиц (68 мужчин и 70 женщин) в возрасте от 18 до 60 лет (медиана - 37 лет), жителей Москвы и Московской области, на базе отделения здорового питания Амбулаторно-диагностического центра "Здоровое и лечебное питание" ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии".

Оценку фактического питания частотным методом проводили с помощью компьютерной программы, разработанной в НИИ питания ("Анализ состояния питания человека", версия 1.2 ГУ НИИ питания РАМН, 20032005 гг.).

Антропометрические измерения включали определение у наблюдаемых лиц роста, массы тела, индекса массы тела (ИМТ) как отношения массы тела в килограммах к росту в метрах в квадрате. Биохимические показатели крови определяли c использованием анализатора ABX PENTRA 400 (HORIBA ABX SAS, Франция) в автоматическом режиме.

Определение содержания в сыворотке крови уровня гомоцистеина, витамина В12 и фолиевой кислоты проводили с использованием иммунохемилюми-несцентного автоматического анализатора Immulite 2000 XPi (Siemens Healthcare Diagnostics Inc, США). Концентрацию витаминов А (ретинола) и Е (сумма α-и γ-токоферолов), β-каротина в сыворотке крови определяли с помощью обращенно-фазовой высокоэффективной жидкостной хроматографии [8], витамина В2 (рибофлавина) - флуориметрически с использованием рибофлавинсвязывающего апобелка [9], витамина С (аскорбиновой кислоты) - визуальным титрованием реактивом Тильманса [10]. В качестве критериев обеспеченности витаминами С, А, Е и В2 использовали величины, обоснованные в предыдущих исследованиях [4, 11, 12]. Лиц с показателями, не достигающими нижней границы нормы, считали недостаточно обеспеченными витамином.

Результаты обрабатывали с помощью программ IBM SPSS Statistics для Windows (версия 20.0). Для характеристики вариационного ряда рассчитывали среднее арифметическое (M), медиану (Me), стандартную ошибку среднего (m), минимум (min), максимум (max), про-центили. Для выявления статистической значимости различий непрерывных величин использовали непараметрический (J-критерий Манна-Уитни для независимых переменных. Различия между анализируемыми показателями считали достоверными при уровне значимости р<0,05. Значимость различий между процентными долями двух выборок оценивали по критерию Фишера.

Результаты и обсуждение

При анализе фактического питания как у мужчин, так и у женщин отмечалось избыточное содержание в рационе жира (41,7 и 42,7% от общей калорийности), насыщенных жирных кислот (14,1 и 13,6%), добавленного сахара (11,1 и 11,0%), натрия и недостаточное - пищевых волокон (сниженное относительно рекомендуемого уровня в 2,5 раза).

Ежедневное потребление витамина В1 составляло 1,37±0,04 мг для мужчин и 1,06±0,07 мг для женщин, витамина В2 - соответственно 1,72±0,06 и 1,62±0,07 мг, ниацина - 18,5±0,72 и 14,8±0,88 мг и не достигало оптимального уровня.

Как видно из табл. 1, все обследованные были хорошо обеспечены витамином А, среднее содержание и медиана концентрации в сыворотке крови ретинола находились в диапазоне оптимальных величин. Недостаток витамина А (<30 мкг/дл [4]) не выявлен ни у одного из обследованных, а у 1/4 обследованных концентрация ретинола находилась вблизи верхней границы нормы или превышала ее. Уровень ретинола в сыворотке крови мужчин и женщин достоверно не различался (см. табл. 1), тогда как по результатам эпидемиологических исследований мужчины, как правило, обеспечены этим витамином лучше, чем женщины [7, 8, 13-15].

Ранее высокая концентрации ретинола была выявлена у спортсменов [12], принимавших дополнительно к рациону витамин А в дозе, превышающей рекомендуемый уровень суточного потребления, что косвенно может свидетельствовать о высоком уровне потребления этого микронутриента у обследованных в данной работе практически здоровых лиц. Хотя обеспеченность витамином А обследованных из различных возрастных групп достоверно не различалась (табл. 2), с увеличением возраста концентрация ретинола плавно повышалась: коэффициент корреляции Пирсона (r) составил 0,185 (р=0,04). Полученные результаты согласуются с данными аналогичных обследований 174 жителей России (от 22 до 60 лет) и 208 жителей Швейцарии (от 0,4 до 40 лет) [7, 16].

Концентрация в сыворотке крови β-каротина варьировала в широком диапазоне (от 1,1 до 175,3 мкг/дл), медиана находилась ниже нижней границы нормы (см. табл. 1). Примерно у половины всех обследованных концентрация была сниженной, что может отражать недостаток этих микронутриентов в питании на фоне адекватного или даже повышенного потребления витамина А в виде ретинола. Между уровнем в крови ретинола и β-каротина корреляция не выявлялась =0,135). Сниженный уровень каротиноидов был более характерен для мужчин: медиана концентрации была меньше нижней границы нормы в 2,3 раза, а недостаток микронутриента отмечался примерно у 77% лиц мужского пола. У женщин медиана концентрации β-каротина в сыворотке крови была в 2,6 раза выше <0,001), чем у мужчин, а его сниженный уровень обнаруживался у женщин в 2,5 раза <0,05) реже (см. табл. 1).

Концентрация токоферолов в сыворотке крови практически здоровых лиц в среднем по группе находилась в границах нормы (см. табл. 1). При этом у 8% обследованных содержание витамина в крови не достигало нижней границе нормы. Частота обнаружения сниженной обеспеченности витамином Е у женщин и мужчин достоверно не различалась. У обследованных в возрасте от 30 до 60 лет уровень токоферолов в сыворотке крови был статистически значимо выше на 12%, чем у более молодых лиц, что можно объяснить увеличением с возрастом содержания в крови транспортных липопротеидов (см. табл. 2). Аналогично витамину А с увеличением возраста концентрация витамина Е в крови повышалась: коэффициент корреляции Пирсона (r) составил 0,327 <0,001), что согласуется с данными литературы [7, 16]. Между ИМТ и обеспеченностью витамином Е связи не выявлялось (табл. 3).

За исключением 2 женщин, все обследованные были адекватно обеспечены витамином С, из них оптимально (уровень в крови >0,7 мг/дл [4]) - более 50%. Это согласуется с данными последних лет об улучшении обеспеченности населения этим витамином во все сезоны года [4].

Как следует из табл. 1, почти у половины обследованных уровень рибофлавина в сыворотке крови не достигал физиологической нормы, что отражает недостаточное потребление молочных и мясных продуктов -основных источников витамина В2. В целом мужчины были обеспечены рибофлавином хуже: среди них в 1,6 раза чаще <0,05) обнаруживался недостаток этого нутриента, а средний уровень в сыворотке крови был статистически значимо меньше на 34%, чем у женщин. Обеспеченность витамином В2 двух возрастных групп достоверно не различалась (см. табл. 2), при этом существовала прямая достоверная связь между возрастом и концентрацией в крови этого микронутри-ента: коэффициент корреляции Пирсона составил 0,268 =0,007). Взаимосвязь между ИМТ и обеспеченностью витамином В2 не выявлена (см. табл. 3).

Практически здоровые обследуемые были удовлетворительно обеспечены фолатами: величины среднего значения и медианы концентрации в сыворотке крови этого витамина располагались в области оптимальных значений. Недостаток этого витамина был выявлен у каждого пятого обследуемого (см. табл. 1). Содержание фолатов, а также частота обнаружения их сниженного уровня в сыворотке крови лиц моложе 30 лет достоверно не отличались от соответствующих показателей у лиц старшего возраста (см. табл. 2). Хотя уровень фолатов в сыворотке крови лиц с нормальной, избыточной массой тела и ожирением достоверно не различался, доля лиц с недостатком среди обследованных с нормальной массой тела была в 1,9-2,2 раза ниже (см. табл. 3).

Была выявлена отрицательная корреляционная зависимость между уровнем в сыворотке крови фола-тов и концентрацией гомоцистеина (r=-0,262, р<0,05) и положительная - с концентрацией холестерина ЛПВП (r=0,356, р<0,01), железа (r=0,378, р<0,05).

Содержание в сыворотке крови витамина В12 находилось в пределах нормы у всех обследованных (см. табл. 1). В отношении витамина В12 известно, что его дефицит встречается редко и обычно обусловлен не недостаточным поступлением с пищей, а нарушением его всасывания в кишечнике. Среднее содержание фолатов и кобаламинов в сыворотке крови женщин было выше в 1,4 раза, чем у мужчин. В группе лиц в возрасте от 30 до 60 лет уровень витамина В12 был достоверно выше в 1,3 раза, чем у более молодых (см табл. 2), при этом существовала положительная корреляция между возрастом и уровнем в крови микронутриента (r=0,272, р=0,025). Обеспеченность витамином В12 обследованных с нормальной, избыточной массой тела и ожирением достоверно не различалась (см. табл. 3).

Таким образом, все обследованные были хорошо обеспечены витаминами А, С, Е и В12: среднее содержание и медиана концентрации в сыворотке крови ретинола, токоферолов, аскорбиновой кислоты и коба-ламинов находились в диапазоне оптимальных величин. Недостаток витаминов А и В12 не выявлен ни у одного из обследованных. Частота обнаружения сниженной обеспеченности витаминами С и Е была незначительна и составила 2 и 8% соответственно. Наиболее выраженным был недостаток витамина В2 и β-каротина -примерно у половины лиц. Всеми изученными витаминами были обеспечены только 34% практически здоровых лиц трудоспособного возраста; сочетанный недостаток 2 витаминов был выявлен у 26%, 3 витаминов - у 8%. Проблема витаминной недостаточности имеет место во многих странах, в том числе экономически развитых. Учитывая достаточно редкое использование в питании населения витаминно-минеральных комплексов и опыт других стран, наиболее эффективным и экономически выгодным способом ее решения следует признать регламентированное обогащение микронутриентами пищевых продуктов массового потребления [17, 18].

Литература

1. Тутельян В.А., Батурин А.К. Влияние питания на здоровье и активное долголетие человека: современный взгляд. Будущее продовольственной системы России (в оценках экспертного сообщества) / под ред. В.Ф. Лишенко. М. : Экономика, 2014. 309 с.

2. Тутельян В.А., Погожева А.В., Егоренкова Н.П., Левин Л.Г. и др. Диагностика риска неинфекционных заболеваний // Якут. мед. журн. 2015. № 3 (51). С. 74-76.

3. Погожева А.В., Сорокина Е.Ю., Батурин А.К., Пескова Е.В. и др. Разработка системы диагностики и алиментарной профилактики неинфекционных заболеваний // Альманах клин. мед. 2015. № 1. С. 67-74.

4. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Спиричев В.Б. Изменение обеспеченности витаминами взрослого населения Российской Федерации за период 1987-2009 гг. (к 40-летию лаборатории витаминов и минеральных веществ НИИ питания РАМН) // Вопр. питания. 2010. Т. 79, № 3. С. 68-72.

5. Коденцова В.М. Обеспеченность витаминами населения России // Переработка молока. 2015. № 5. С. 47-51.

6. Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Кошелева О.В. и др. Оценка витаминного статуса студентов Московского вуза по данным о поступлении витаминов с пищей и их уровню в крови // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 5. С. 66-77.

7. Бекетова Н.А., Спиричева Т.В., Переверзева О.Г., Кошелева О.В. и др. Изучение обеспеченности водо- и жирорастворимыми витаминами взрослого трудоспособного населения в зависимости от возраста и пола // Вопр. питания. 2009. Т. 78, № 6. С. 53-59.

8. Якушина Л.М., Бекетова Н.А., Бендер Е.Д., Харитончик Л.А. Использование методов ВЭЖХ для определения витаминов в биологических жидкостях и пищевых продуктах // Вопр. питания. 1993. № 1. С. 43-48.

9. Kodentsova V.M., Vrzhesinskaya O.A., Spirichev V.B. Fluorimetric riboflavin titration in plasma by riboflavin-binding apoprotein as a method for vitamin B2 status assessment // Ann. Nutr. Metab. 1995. Vol. 39. P. 355-360.

10. Коденцова В.М., Харитончик Л.А., Вржесинская О.А., Перевер-зева О.Г. и др. Уточнение критериев обеспеченности организма витамином С // Вопр. мед. химии. 1995. Т. 41, № 1. С. 53-57.

11. Вржесинская О.А., Коденцова В.М., Спиричев В.Б., Алексеева И.А. и др. Сравнительная оценка рибофлавинового статуса организма с помощью различных биохимических методов // Вопр. питания. 1994. Т. 63, № 6. С. 9-12.

12. Бекетова Н.А., Кошелева О.В., Переверзева О.Г., Вржесинс-кая О.А. и др. Обеспеченность витаминами-антиоксидантами спортсменов, занимающихся зимними видами спорта // Вопр. питания. 2013. Т. 82, № 6. С. 49-57.

13. Спиричев В.Б., Блажеевич Н.В., Исаева В.А. Обеспеченность витамином А и каротиноидами взрослого и детского населения различных регионов СНГ // Вопр. питания. 1995. № 5. С. 3-8.

14. Спиричев В.Б., Блажеевич Н.В., Коденцова В.М., Исаева В.А. и др. Обеспеченность витаминами взрослого населения Российской Федерации и ее изменения в 1983-1993 гг. Сообщение I. Витамины С, Е, А и каротин // Вопр. питания. 1995. № 4. С. 5-12.

15. Ballew C., Bowman B.A., Sowell A.L., Gillespie C. Serum retinol distributions in residents of the United States: third National Health and Nutrition Examination Survey, 1988-1994 // Am. J. Clin. Nutr. 2001. Vol. 73, N 3. P. 586-593.

16. Winklhofer-Roob B.M., van't Hof M.A., Shmerling D.H. Reference values for plasma concentrations of vitamin E and A and carotenoids in a Swiss population from infancy to adulthood, adjusted for seasonal influences // Clin. Chem. 1997. Vol. 43, N 1. P. 146153.

17. Коденцова В.М., Погожева А.В., Громова О.А., Ших Е.В. Вита-минно-минеральные комплексы в питании взрослого населения // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 6. С. 24-33.

18. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Рисник Д.В. Анализ отечественного и международного опыта использования обогащенных микроэлементами пищевых продуктов и йодирования соли // Микроэлементы в медицине. 2016. Т. 16, № 4. С. 3-20.