Yogurt consumption and reduced risk of overweight and obesity in adults

Abstract

Fermented dairy products comprise a large food group in Russia and are an important source of dietary nutrients like protein, calcium, fat. Obesity is a rising public health issue in Russia. Observing the role of fermented dairy in the maintenance of healthy weights is important. Current study objective was to explore the association between obesity/overweight prevalence and yogurt consumption in Russian adults. Data from RLMS-HSE 1994–2012 was used. Primary mate- rials are available on http://www.cpc.unc.edu/projects/rlms-hse, http://www.hse.ru/org/hse/rlms. Data collected included dietary intake by single 24h recalls and anthropometric measures for 72.400 adults (19 y.o.). Logistic regression models were used to explore the relationships between yogurt consumption and obesity prevalence (BMI>30.0 compared with 18.5–25.0), controlling for age and gender. Daily average intake (g/day) of yogurt significantly increased from 1994 to 2012. Yogurt consumption decreased over 40 y.o. in both gender. Women yogurt consumption is inversely correlated with the magnitude of the BMI: the consumption of yogurt in women with normal BMI values (>18.5–25.0) was significantly higher than in women who are overweight and/or obese (BMI>25.0; or>30.0). The mean values of BMI in women who ate yogurt, were significantly lower than in women not consuming yogurt. In men, the relationship between consumption of yogurt and BMI is not revealed. Thus, among women, a significant inverse association was observed between yogurt consumption and obesity (OR 0.582, CI 95% 0.497, 0.680; p<0.001). The observed association between yogurt intake and prevalence of obesity is dependent on gender: yogurt is associated with lower obesity prevalence only in women.

Keywords:adults, dietary intake, yogurt, overweight, obesity

Вопр. питания. 2016. № 1. С. 56-65.

Молочные продукты являются важнейшей частью рациона питания человека, обеспечивая организм энергией, белком, кальцием и другими макро- и микронутриентами. Результаты эпидемиологических исследований ассоциации потребления молочных продуктов и развития избыточной массы тела и ожирения неоднозначны и противоречивы и варьируют в зависимости от исследуемой популяции и типа эпидемиологических исследований или клинических испытаний. В проспективных когортных исследованиях показано, что потребление молочных продуктов повышает риск сердечно-сосудистых заболеваний [1, 2]. Однако большинство современных обсервационных (кросс-секционных) исследований и метаанализ рандомизированных клинических испытаний показали обратную связь между потреблением молочных продуктов и риском сердечно-сосудистых заболеваний, составом тела и ожирением [3-5]. Особое внимание привлекают данные ряда эпидемиологических исследований и клинических испытаний, в которых выявлен положительный эффект потребления йогурта в предупреждении распространения кардиометаболических нарушений, избыточной массы тела и/или ожирения [6-9]. При анализе материалов национального обследования питания населения США 1999-2004 гг. была выявлена обратная ассоциация между потреблением йогурта и проявлениями метаболического синдрома [10].

Поскольку в последние годы наметился существенный рост распространенности ожирения в России [11], анализ и оценка факторов питания как факторов риска или профилактики ожирения весьма актуальны. В литературе отсутствуют данные о взаимосвязи потребления йогурта и распространения избыточной массы тела и/или ожирения в России.

Цель работы - анализ взаимосвязи потребления йогурта и распространения избыточной массы тела и ожирения среди взрослого населения России.

Материал и методы

Данные о фактическом питании и антропометрические параметры (рост, масса тела, окружность талии и обхват бедер) взрослого населения получены в поперечном выборочном обследовании домохозяйств России в рамках Российского мониторинга социально-экономического положения и состояния здоровья населения в 1994-2012 гг. (проект RLMS). Процедура выборки домохозяйств и первичные материалы обследований домохозяйств, проведенных Высшей школой экономики совместно с Университетом Северной Каролины в Чапел Хилле, Институтом социологии РАН и НИИ питания РАМН, доступны на сайтах http://www.cpc.unc.edu/projects/rlms-hse, http://www.hse.ru/org/hse/rlms.

С 1994 по 2012 г. в 38 единицах первичной выборки проведено 10 волн обследований взрослых членов около 4000 домохозяйств (в 2012 г. - 8000 домохозяйств).

Сбор первичной информации о фактическом потреблении пищи и антропометрические измерения с использованием портативных ростомеров, электронных весов и измерительных лент по стандартизованным процедурам проводили специально обученные интервьюеры из числа местных жителей в точках выборки. Для диагностики избыточной массы тела и ожирения у взрослых в возрасте старше 19 лет рассчитывали индекс массы тела (ИМТ) по формуле: масса тела (кг)/рост (м)2.

Согласно классификации ВОЗ, за избыточную массу тела принимали ИМТ25,0-30,0 кг/м2, а ожирение определяли при ИМТ более 30,0.

Фактическое потреблении пищи изучали методом 24-часового (суточного) воспроизведения питания. Оценку количества потребляемой пищи проводили с помощью альбома порций продуктов и блюд, содержащего фотографии различной величины порций наиболее часто употребляемой пищи [12]. Для расчетов количества потребляемых нутриентов и энергии использовали таблицы пищевой ценности продуктов питания [13] и созданную на их основе компьютерную базу химического состава продуктов и блюд, потребляемых населением России. В обследовании выявлено 153 наименования индивидуальных молочных продуктов, среди которых 16 видов йогурта.

Обработку первичного материала и статистический анализ проводили с помощью программы SPSS v.18,0 (SPSS Inc., США), в которой был специально написан алгоритм (синтакс) расчетов и анализа индивидуального потребления пищевых продуктов и конверсии данных о потреблении пищи в величины потребления энергии и пищевых веществ. Достоверными считали отличия при значении р<0,05.

Результаты

Исследования по проекту RLMS включают 18-летний период, который характеризовался существенными изменениями социально-экономического положения населения и характера питания.

В связи с этим был проведен анализ изменения потребления кисломолочных продуктов за этот период, что необходимо для обоснования возможности анализа объединенных данных из различных волн обследования.

Среднедушевое потребление йогуртов характеризуется низкими величинами во все периоды обследования. Однако общая тенденция увеличения потребления йогуртов вполне очевидна (рис. 1).

С 1994 по 2012 г. потребление йогуртов в среднем на взрослого увеличилось с 0,9 до 8,5 г, т.е. почти на порядок. При этом удельный вес взрослых, потреблявших йогурт, в 1994 г. составил 0,4%, а в 2012 г. - 3,1%. Во все годы наблюдения среднедушевое потребление йогуртов выше у женщин, чем у мужчин. С возрастом потребление йогуртов снижается как у мужчин, так и у женщин (рис. 2), достигая минимальных величин в группе пожилых лиц старше 60 лет.

Для анализа взаимосвязи потребления йогуртов и распространения избыточной массы тела и/или ожирения у взрослых были выбраны данные, полученные в 2000-2012 гг., так как в этот период наблюдались достаточные для анализа уровни и частота потребления йогуртов.

Среднесуточное потребление йогурта существенно различается в группах с различными величинами ИМТ (табл. 1). У женщин потребление йогуртов обратно коррелирует с ИМТ: в категории женщин с нормальным ИМТ (>18,5-25,0 кг/м2) потребление йогурта статистически достоверно выше, чем у женщин с избыточной массой тела и/или ожирением (ИМТ>25,0 или >30,0 кг/м2). У мужчин зависимости потребления йогурта от величины ИМТ не выявлено.

Средние величины ИМТ у женщин, потреблявших йогурт, достоверно ниже, чем у женщин, не потреблявших йогурты в день опроса (табл. 2).

У мужчин подобного различия ИМТ не выявлено.

Окружность талии и соотношение окружности талии и обхвата бедер у женщин, потреблявших йогурты, значительно меньше, чем у женщин, не потреблявших йогурты (см. табл. 2). Эти показатели не различались у мужчин, потреблявших и не потреблявших йогурты.

На основании анализа описательных статистических показателей потребления йогуртов и антропометрических параметров можно полагать, что между потреблением йогуртов и распространением избыточной массы тела и/или ожирения существует обратная связь только у женщин.

Для исследования ассоциации между потреблением кисломолочных напитков и распространением избыточной массы тела и/или ожирения использовали модель логистической регрессии с ковариатами по возрасту, уровню душевого дохода и образованию респондентов. Анализ проводили с данными, расщепленными по полу.

Как следует из данных, представленных в табл. 3, у женщин выявлена отрицательная ассоциация между потреблением йогуртов и распространением избыточной массы тела или ожирения (ИМТ>25,0 или >30,0 кг/м2 по сравнению с группой с ИМТ 18,5-25,0 кг/м2). У мужчин подобной ассоциации потребления йогуртов с избыточной массой тела или ожирением не выявлено.

Для оценки влияния сопутствующих факторов на ассоциацию потребления йогуртов и распространения ожирения была использована модель логистической регрессии с ковариатами возраста, уровня дохода и образования.

Средние величины и ДИ 95% отношения шансов развития избыточной массы тела и/или ожирения у потребителей йогуртов женщин представлены в табл. 4. Как видно из табл. 4, возраст, уровень дохода и образование как ковариаты, не отменяют влияние потребления йогуртов на снижение риска избыточной массы тела и/или ожирения у женщин.

Для выяснения возможной связи потребления йогуртов с изменением свойств пищевого рациона в целом был проведен сравнительный анализ пищевой ценности рациона питания потреблявших и не потреблявших йогурт мужчин и женщин (табл. 5). Потребление ряда пищевых веществ существенно отличается у потреблявших и не потреблявших йогурт как женщин, так и мужчин. Например, потребление белка и кальция потреблявшими йогурт респондентами было значимо выше, чем не потреблявшими данный продукт. Исключение составляет отсутствие различий в потреблении общих углеводов, железа, витамина В1, витамина А, β-каротина у лиц обоего пола, а также алкоголя и витамина С у женщин.

Учитывая интерес и важность полученных результатов об отрицательной ассоциации потребления йогуртов и распространения ожирения, был проведен анализ потребления отдельных продуктов или групп продуктов, который показал (табл. 6) наличие значительных различий в структуре рационов питания у потреблявших и не потреблявших йогурт женщин и мужчин (представлены продукты, для которых выявлена достоверная разница величин потреблении между группами).

У потреблявших йогурты мужчин и женщин рацион включает меньше хлеба и хлебобулочных изделий, но больше крупяных изделий. Из мясных продуктов потребители йогуртов потребляют больше говядины, мяса птицы, а также колбасных и ветчинных изделий. Взрослые, потреблявшие йогурт, потребляют меньше питьевого молока, но больше сыров, творога и общего количества всех кисломолочных продуктов. Интересно отметить, что женщины - потребители йогурта потребляют в среднем столько же кефира, что и не потреблявшие йогуртов. Потребление всех молочных продуктов в пересчете на молоко также выше у женщин и мужчин, потреблявших йогурты. Отличительной особенностью питания потребителей йогуртов является меньшее потребление добавленного сахара и сладостей в целом, а также более высокое потребление фруктов, орехов, соков и зеленого чая. Следует отметить, что изменения величин потребления отдельных пищевых веществ или пищевых продуктов у женщин и мужчин, потреблявших йогурты, носят однонаправленный характер.

Обсуждение

Полученные нами данные об обратной ассоциации потребления йогуртов и распространения ожирения согласуются с данными литературы. Специальные исследования показали, что потребление йогурта обратно взаимосвязано с ИМТ, окружностью талии и бедер и долей жировой массы тела [5, 14, 15]. Недавнее исследование Фрэмингемской когорты показало [16], что потребление йогурта связано с более низкой прибавкой массы тела в ходе наблюдения когорты.

Потенциальные механизмы снижения или замедления прироста массы тела при потреблении йогурта могут быть связаны с общими свойствам йогурта как молочного продукта и реализовываться несколькими путями [17]. Например, есть данные о снижении активности процессов липогенеза и усилении липолиза в жировой ткани под влиянием молочных продуктов [15, 18]. Другим механизмом может быть влияние более высокого уровня потребления кальция, который способствует выведению жира с калом, образуя мыло- подобные соли, а также усиливает окисление жиров в жировой ткани [19-21]. В рассматриваемом аспекте нельзя не учитывать и данные о том, что молочные белки повышают чувство насыщения [22].

Кроме того, в последние годы были получены доказательства участия кишечной микробиоты в регуляции каскада метаболических и микроструктурных процессов в пищеварительной системе и в регуляции массы тела экспериментальных животных [23-25]. Подобный эффект йогурта предполагается и у человека.

Необходимо иметь в виду также возможные особенности пищевого поведения и образа жизни людей, потребляющих или предпочитающих йогурт другим молочным продуктам. Последнее обстоятельство при обсуждении полученных нами данных не лишено оснований, так как в России йогурт - новый продукт более высокой стоимости по сравнению с традиционными кисломолочными продуктами. Отличительными особенностями пищевого рациона потреблявших йогурт женщин являются более высокое потребление суммы молочных продуктов, а также меньшее потребление добавленного сахара и других сладостей. Недавнее когортное исследование на средиземноморском типе питания показало, что потребление йогурта ассоциируется со сниженным риском ожирения, и эта обратная ассоциация более выражена у лиц с высоким потреблением фруктов [26].

Таким образом, однозначная интерпретация эффекта потребления йогуртов на снижение риска избыточной массы тела и/или ожирения у женщин пока невозможно. Однако в проведенной работе получены статистические доказательства обратной ассоциации между потреблением йогурта и риском ожирения у взрослых женщин.

Безусловно, следует иметь в виду ограничения и недостатки, которые присущи типу обсервационного (кросс-секционного) исследования фактического питания однократно методом 24-часового воспроизведения. Определенной компенсацией этого недостатка может служить большое число наблюдений, полученных более чем за 10 лет.

Даже если в группу потребителей йогуртов попадали люди, потреблявшие йогурт эпизодически, статистический анализ показал эффект снижения риска избыточной массы тела и ожирения среди женщин, потреблявших йогурты. Следует также особо подчеркнуть, что выявление ассоциации потребления пищевого продукта с распространением ожирения прямо не означает наличие причинно-следственных связей этих явлений, которые требуют дальнейшей разработки.

Литература

1. Elwood P.C., Pickering J.E., Givens D.I., Gallacher J.E. The consumption of milk and dairy foods and the incidence of vascular disease and diabetes: An overview of the evidence // Lipids. 2010. Vol. 45. P. 925-939.

2. Goldbohm R.A., Chorus A.M., Galindo Garre F., Schouten L.J. et al. Dairy consumption and 10-y total and cardiovascular mortality: A prospective cohort study in the Netherlands // Am. J. Clin. Nutr. 2011. Vol. 93. P. 615-627.

3. Abargouei A.S., Janghorbani M., Salehi-Marzijarani M., Esmaillzadeh A. Effect of dairy consumption on weight and body composition in adults: a systematic review and meta-analysis of randomized controlled clinical trials // Int. J. Obes. (Lond.). 2012. Vol. 36. P. 1485-1493.

4. Fathi Y., Faghih S., Zibaeenezhad M.J., Tabatabaei S.H.R. Kefir drink leads to a similar weight loss, compared with milk, in a dairy rich non energy restricted diet in overweight or obese premenopausal women: a randomized controlled trial // Eur. J. Nutr. 2014. doi: 10.1007/s00394-015-0846-9.

5. Louie J.C.Y., Flood V.M., Hector D.J., Rangan A.M. et al. Dairy consumption and overweight and obesity: a systematic review of prospective cohort studies // Obes. Rev. 2011. Vol. 12. P. e582-e592.

6. Astrup A. Yogurt and dairy product consumption to prevent cardiometabolic diseases: epidemiologic and experimental studies // Am. J. Clin. Nutr. 2014. Vol. 99, N 5. P. 1235S-1242S.

7. Azadbakht L., Mirmiran P., Esmaillzadeh A., Azizi F. Dairy consumption is inversely associated with the prevalence of the metabolic syndrome in Tehranian adults // Am. J. Clin. Nutr. 2005. Vol. 82. P. 523-530.

8. Marette A., Picard-Deland E. Yogurt consumption and impact on health: focus on children and cardiometabolic risk // Am. J. Clin. Nutr. 2014. Vol. 99. P. 1243S-1247S.

9. Wang H., Livingston K.A., Fox C.S., Meigs J.B. et al. Yogurt consumption is associated with better diet quality and metabolic profile in American men and women // Nutr. Res. 2013. Vol. 33. P. 18-26.

10. Beydoun M.A., Gary T.L., Caballero B.H., Lawrence R.S. et al. Ethnic differences in dairy and related nutrient consumption among US adults and their association with obesity, central obesity, and the metabolic syndrome // Am. J. Clin. Nutr. 2008. Vol. 87. P. 1914-1925.

11. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Кешабянц Э.Э., Пескова Е.В. Гендерные и возрастные особенности и тенденции распространения ожирения среди взрослого населения в 1994-2012 гг. // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 3. С. 50-57.

12. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Баева В.С. и др. Альбом порций продуктов и блюд / Институт питания РАМН. М., 1995. 64 с.

13. Химический состав российских пищевых продуктов : справочник / под ред. И.М. Скурихина, В.А.Тутельяна. М. : ДеЛи принт, 2002. 236 с.

14. Jacques P.F., Wang H. Yogurt and weight management // Am. J. Clin. Nutr. 2014. Vol. 99. P. 1229S-1234S.

15. Murphy Karen J., Crichton Georgina E., Dyer Kathryn A., Coates Alison M. et al. Dairy foods and dairy protein consumption is inversely related to markers of adiposity in obese men and women // Nutrients. 2013. Vol. 5. P. 4665-4684.

16. Wang H., Troy L., Rogers G., Fox C. et al. Longitudinal association between dairy consumption and changes of body weight and waist circumference: the Framingham Heart Study // Int. J. Obes. (Lond.). 2014. Vol. 38, N 2. P. 299-305.

17. Маркова Ю.М., Шевелева С.А. Пробиотики как функциональные продукты: производство и подходы к оценке эффективности // Вопр. питания. 2014. Т. 83. № 4. С. 4-14.

18. Sjogren P., Rosell M., Skoglund-Andersson C., Zdravkovic S. et al. Milk-derived fatty acids are associated with a more favorable LDL particle size distribution in healthy men // J. Nutr. 2004. Vol. 134. P. 1729-1735.

19. Kratz M., Baars T., Guyenet S. The relationship between high-fat dairy consumption and obesity, cardiovascular, and metabolic disease // Eur. J. Nutr. 2013. Vol. 5. P. 1-24.

20. Samara A., Herbeth B., Ndiaye N.C., Fumeron F. et al. Dairy product consumption, calcium intakes, and metabolic syndrome-related factors over 5 years in the STANISLAS study // Nutrition. 2013. Vol. 29. P. 519-524.

21. Sun X., Zemel M.B. Calcium and dairy products inhibit weight and fat regain during ad libitum consumption following energy restriction in Ap2-agouti transgenic mice // J. Nutr. 2004. Vol. 134. P. 3054-3060.

22. Tsuchiya A., Almiron-Roig E., Lluch A., Guyonnet D. et al. Higher satiety ratings following yogurt consumption relative to fruit drink or dairy fruit drink // J. Am. Diet. Assoc. 2006. Vol. 106. P. 550- 557.

23. Kallus S.J., Brandt L.J. The intestinal microbiota and obesity // J. Clin. Gastroenterol. 2012. Vol. 46. P. 16-24.

24. Maynard C.L., Elson C.O., Hatton R.D., Weaver C.T. Reciprocal interactions of the intestinal microbiota and immune system // Nature. 2012. Vol. 489. P. 231-241.

25. Turnbaugh P.J., Ley R.E., Mahowald M.A., Magrini V. et al. An obesityassociated gut microbiome with increased capacity for energy harvest // Nature. 2006. Vol. 444. P. 1027-1031.

26. Martinez-Gonzalez M.A., Sayon-Orea C., Ruiz-Canela M., de la Fuente C. et al. Yogurt consumption, weight change and risk of overweight/obesity: the SUN cohort study // Nutr. Metab. Cardiovasc. Dis. 2014. Vol. 24, N 11. P. 1189-1196.