Analysis of interrelation between lifestyle, diet and anthropometrical characteristics and health of persons, working in the conditions of especially harmful production

AbstractObjective: To estimate the relationship between lifestyle, anthropometrical characteristics, nutrition and health of persons working with sources of ionizing radiation. Materials and Methods: 158 persons, selected by sampling method in compliance with the representation were examined. Nutritional status was assessed by frequency method. Anthropometrical measurements were performed under standard conditions with the use of scales and stadiometer with subsequent calculation of body mass index (BMI), and a tape to measure circumference of waist and hips. The level of physical activity was assessed based on a survey of time spent by respondents on the various types of physical activity on weekdays and weekends. Questionnaires included special sections that characterize the socio-demographic and economic characteristics, health status, habits, and occupations by physical culture and sport. The data were processed by the computer program SPSS-18. Results: The prevalence of overweight and obesity at the age of 40 years was 70%. Also we was found that 98,7% of respondents have a low and very low energy expenditure. The actual nutrition of the surveyed contingent includes elements that are risk factors for cardiovascular disease, diabetes and other metabolic disorders.

Keywords:nutrition, preventive nutrition, risk factors, ionizing radiation

Вопр. питания. - 2013. - № 1. - С. 74-78.

По данным ВОЗ, неинфекционные заболевания, главным образом сердечно-сосудистой системы (ССС), сахарный диабет типа 2 (СД 2), онкологические заболевания и хронические заболевания легких (ХЗЛ), обусловливают более 60% смертей в мире [15].

В апреле 2011 г. на первой Глобальной министерской конференции по здоровому образу жизни и неинфекционным заболеваниям, организованной ВОЗ, была принята Московская декларация по борьбе с неинфекционными заболеваниями [16]. В сентябре этого же года по итогам 66-й сессии Генеральной ассамблеи ООН была принята Политическая декларация совещания высокого уровня Генеральной ассамблеи по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними [7]. В этих документах подчеркивается, что в мире к 2030 г. на долю неинфекционных будет приходиться до 75% заболеваний. В то же время, по данным ВОЗ, наиболее значимыми причинами заболеваний и снижения качества жизни, а также ведущими рисками роста преждевременной смертности являются избыточное употребление алкоголя, курение табака, повышенные уровни артериального давления (АД), холестерина, глюкозы в крови, высокий индекс массы тела (ИМТ), недостаточное потребление фруктов и овощей, низкая физическая активность [1-5, 8, 9, 12].

Согласно исследованиям ФГБУ "НИИ питания" РАМН [10, 11], питание населения Российской Федерации характеризуется избыточным содержанием жира, включая насыщенные жиры и сахара, и в то же время низким потреблением овощей и фруктов. Население характеризуется также пониженной физической активностью, что, в свою очередь, способствует развитию и распространенности ожирения, заболеваний ССС и СД.

В этой связи исследование взаимосвязи питания, включая лечебно-профилактическое, образа жизни и состояния здоровья профессиональных работников, труд которых связан с особо опасными условиями труда, приобретает особое значение [1-5, 13].

Целью настоящей работы было изучение взаимосвязей состояния фактического (с учетом лечебнопрофилактического) питания лиц, работающих с источниками ионизирующего излучения (ИИИ), и их образа жизни с состоянием здоровья.

Материал и методы

Исследование выполнено при участии 158 человек, работающих с ИИИ и получающих лечебно-профилактическое питание с использованием рациона № 1 (Приложение № 2 к Постановлению Минздрава РФ от 31.03.2003 № 14) в возрасте не моложе 20 лет. По роду профессиональной деятельности мужчины (63 обследованных) относились к III, а женщины (95 обследованных) - ко II группе интенсивности труда.

Состояние питания оценивали частотным методом [6]. Антропометрические измерения (рост, масса тела, окружность талии и бедер) проводили в стандартных условиях с использованием весов и ростомеров с последующим расчетом величины индекса массы тела (ИМТ), а также сантиметровой ленты для измерения окружности талии и бедер. Отношение окружности талии к обхвату бедер >1,0 у мужчин и >0,8 у женщин свидетельствовало об ожирении по мужскому типу (андроидному, абдоминальному).

Уровень физической активности оценивали на основании опроса о времени, затраченномреспондентами на различные виды физической активности в рабочие и выходные дни. Величину основного обмена (ВОО) рассчитывали по MifflinSt. Jeor (1990) [14], коэффициент физической активности (КФА) - как отношение суточных энерготрат к ВОО. В опросные листы были включены специальные разделы, характеризующие социально-демографические и экономические параметры, состояние здоровья, вредные привычки, занятия физкультурой.

Статистическую обработку данных проводили с помощью компьютерной программы SPSS-18 с определением частотного распределения средних величин; достоверность оценивали на основании t-критерия Стьюдента и критерия 2.

Результаты и обсуждение

У 36,1% обследованных выявлена избыточная масса тела (ИМТ от 25 до 30 кг/м2) и у 20,9% - ожирение (ИМТ>30 кг/м2). При этом отмечено, что распространенность ИМТ>25 кг/м2 в возрасте старше 40 лет выше у женщин (табл. 1). В целом у 70% людей в этом возрасте имеется избыточная масса тела или ожирение, что является важнейшим фактором риска развития заболеваний ССС и СД.

КФА составил в среднем 1,468±0,006, при этом у 95% обследованных он был в пределах 1,458-1,473, что можно оценить как низкую физическую активность. При сравнении КФА у мужчин и женщин значимых различий не найдено (соответственно 1,45±0,06 и 1,479±0,007). Только у 2 обследованных КФА был >1,69, при этом выявлена взаимосвязь между КФА и величиной ИМТ (р=0,0).

Из всех обследованных только 15,8% регулярно занимались физкультурой. В этой группе КФА составил 1,47±0,02. Обращает на себя внимание, что среди лиц с более высоким КФА большинство обследованных (29 против 5,6% с низким КФА) занимались физкультурой. Установлена достоверная связь между распространенностью ожирения среди посещавших и не посещавших спортивные секции (2=16,63, р=0,0).

Соотношение окружности талии и обхвата бедер показало, что и у мужчин, и у женщин ожирение было выражено по гиноидному (женскому) типу (табл. 2).

74% опрошенных жаловались на изменения со стороны ССС; их количество возрастало с увеличением ИМТ. При ожирении жалобы на сердцебиение, боли в сердце, повышение АД и др. встречались значительно чаще (табл. 3), чем при нормальном ИМТ (2=34,481, р=0,0).

Опрос продемонстрировал, что лица, занимающиеся физкультурой и спортом, в 2 раза реже (соответственно 40 и 79,7%) жаловались на изменения со стороны ССС (2=21,797; р=0,0).

Таблица 1. Распределение индекса массы тела обследованных в зависимости от пола и возраста (в %)

Таблица 2. Распределение обследованных с учетом отношения окружности талии к обхвату бедер в зависимости от пола и индекса массы тела

Таблица 3. Зависимость наличия жалоб (в %) со стороны сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта от индекса массы тела

Аналогичное распределение наблюдалось при анализе связи ИМТ с проявлениями со стороны желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) (χ2=32,466, р=0,0). При увеличении ИМТ жалобы на запор, понос, вздутие живота и др. возникали чаще (см. табл. 3).

ВОЗ рекомендует потреблять не менее 400 г овощей и фруктов в сут. При изучении потребления этих продуктов в группах с низкой, нормальной и повышенной массой тела установлено, что больше всего овощей (315,6 г/сут) и фруктов (232,6 г/сут) потребляли лица с ИМТ <20. У работников с нормальным ИМТ потребление овощей и фруктов составило соответственно 281,7 и 217,1 г/сут, а с избыточной массой тела - 301,9 и 169,6 г/сут. Суммарное потребление овощей и фруктов оказалось самым большим (548,1 г/сут) в группе с низким ИМТ, средним - при нормальном ИМТ (498,8 г/сут) и наименьшим - при ожирении (471,1 г/сут). Таким образом, значительные различия (р<0,05) в количестве потребляемых овощей и фруктов выявлены у обследованных с ИМТ, равным 25-30 и превышающим 30 кг/м2. Взаимосвязи между потреблением других нутриентов и энергии, а также наличием ожирения не выявлено.

Рассматривая связь между структурой питания и наличием жалоб на изменения со стороны ССС, достоверных различий в зависимости от количества потребляемого общего жира у лиц с жалобами (в среднем 50,6 г/сут) и без таковых (45,9 г/сут) не удалось установить. При сравнении числа работников с жалобами на проявления со стороны ССС и употреблением мясных продуктов (141,8 г/сут) с группой, где таких жалоб не было (133,2 г/сут), достоверных различий также не выявлено. То же касалось потребления молока, молочных продуктов (196,8 и 201,3 г/сут соответственно) и алкогольных напитков (73,2 и 82,1 мл/сут) (р=0,89).

Нами подтверждены многочисленные данные о связи курения с ХЗЛ. Курили 43,7% опрошенных. Так, оказалось, что у курящих с высокой степенью вероятности (χ2=33,468, р=0,0) легочная заболеваемость выше (среди некурящих соответствующая патология найдена только у 2,6%, в группе курящих - 37,8%).

Курящие значительно чаще жаловались на проявления со стороны ЖКТ (86,9%); среди некурящих - только 58,9%. Анализ полученных результатов не выявил взаимосвязи между курением и жалобами на изменения ССС, при этом связь между курением и жалобами на деятельность ЖКТ характеризовалась высокой статистической значимостью (2=13,136, р=0,0).

Ранее мы отмечали [6], что существующие лечебно-профилактические рационы вносят существенный вклад в питание работников, имеющих контакт с ИИИ, увеличивая содержание компонентов рациона, связанных с риском развития наиболее распространенных неинфекционных заболеваний. Настоящее наблюдение подтверждает взаимосвязь между факторами питания и физической активностью с основными параметрами здоровья, что свидетельствует о необходимости изменения рациона лечебно-профилактического питания, а также разработки и внедрения образовательных программ по вопросам здорового образа жизни и питания среди групп населения, работающих во вредных условиях. Такая работа должна проводиться комплексно, с участием федеральных органов санитарно-эпидемиологического надзора и работодателя.

Литература

1. Блохина Л.В., Кондакова Н.М., Погожева А.В. и др. // Вопр. питания. - 2009. - № 5 . - С. 35-39.

2. Иванов А.А., Калистратова В.С., Насимов П.Г. и др. // Вопр. питания. - 1997. - № 2. - С. 12-15.

3. Ильин Л.А. Основы защиты организма от воздействия радиоактивных веществ. - М.: Атомиздат, 1977. - 256 с.

4. Каспаров А.А., Ложкина В.Н., Волкова Н.А. и др. Питание и здоровье: гигиенические и профилактические аспекты. В помощь практическому врачу регионов уничтожения химического оружия. В помощь практическому врачу. - М.: ГУ Институт повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства России, 2008. - 53 с.

5. Книжников В.А., Комлева В.А., Тутельян В.А. и др. // Вопр. питания. - 1991. - № 4. - С. 52-55.

6. Кобелькова И.В., Батурин А.К. // Вопр. питания. - 2010. - № 1. - С. 40-45.

7. Организация Объединенных Наций A/66/L.1. Генеральная Ассамблея. Distr.: Limited. 16 September 2011. Russian. Original: English. 11-49779 (R) 150911, 149779. Шестьдесят шестая сессия. - Политическая декларация совещания высокого уровня Генеральной Ассамблеи по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними.

8. Пилат Т.Л., Истомин А.В., Батурин А.К. Питание рабочих при вредных и особо вредных условиях труда. История и современное состояние. Т. 1. - М.: ЛЕОВИТ нутрио, 2006. - 240 с.

9. Ребров В.Г., Громова О.А. Витамины, макро- и микроэлементы. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. - 954 с.

10. Тутельян В.А. Государственная политика здорового питания населения: задачи и пути реализации на региональном уровне. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. - 484 с.

11. Тутельян В.А. Микронутриенты в питании здорового и больного человека. - М.: КОЛОСС, 2002. - 424 с.

12. Шандала Н.К. // Гиг. и сан. - 1993. - № 10. - С. 51-55.

13. Baturin A., Denisova N., Pogozeva A. // Int. J. Obes. Relat. Metab. Disord. Praque. - 2004. - Vol. 28. - P. 144-149.

14. Mifflin M.D., St Jeor S.T., Hill L.A. et al. // Am. J. Clin. Nutr. - 1990. - Vol. 51, N 2. - P. 241-247.

15. WHO Library Cataloguing-in-Publication Data // Global health risk: mortality and burden of disease attributable to selected major risks. ISBN 978 92 4 156387 1. - World Health Organization, 2009. - 675 p.

16. World Health Organization 2011. First global ministerial conference on healthy lifestyles and noncommunicable disease control 28-29 April 2011, Moscow, the Russian Federation. FAO Food and nutrition technical report series.